Новости из США. 7 января 2022 года

Igor Aizenberg

Специальный, внеочередной, выпуск. Пресс-конференция государственного секретаря Блинкена.

▶ Государственный секретарь Тони Блинкен выступил перед журналистами после онлайн видеоконференции министров иностранных дел стран НАТО, проходившей в пятницу.

Вот что заявил госсекретарь:

«Добрый день всем. Очень рад видеть всех здесь. А тех, кого я еще не успел поздравить, с Новым годом, хочу поздравить сейчас.

Сегодня утром состоялось заседание Североатлантического Совета НАТО, на котором обсуждался наш скоординированный ответ на наращивание Россией военной мощи вдоль границы Украины и ее все более резкие угрозы и подстрекательскую риторику.

Я хочу поблагодарить генерального секретаря НАТО Столтенберга за то, что он собрал нас всех вместе.

Как он сказал на своей собственной пресс-конференции некоторое время назад, агрессивные действия России представляют угрозу миру и безопасности в Европе.

Мы готовы дать решительный ответ на дальнейшую российскую агрессию.

Но дипломатическое решение все еще возможно и предпочтительно, если Россия выберет его.

Именно этого мы, вместе с нашими союзниками и партнерами, продолжим активно добиваться на следующей неделе в рамках диалога по стратегической стабильности между Соединенными Штатами и Россией, а также на заседаниях совета Россия-НАТО и ОБСЕ, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

В преддверии этих срочных переговоров давайте проясним, в результате чего мы дошли до этого момента.

В 2014 году украинский народ выбрал для себя демократическое и европейское будущее. В ответ на это Россия спровоцировала кризис и осуществила вторжение в страну.

С тех пор Россия оккупировала украинскую территорию в Крыму и организовала войну в восточной части Украины – с участием сил, которые она возглавляет, обучает, снабжает и финансирует, – в результате которой погибло около 14 тысяч человек и границы Украины были перекроены силой.

Помимо военной агрессии, Москва также стремится подорвать демократические институты Украины.

Она вмешивалась в политику и выборы в Украине; блокировала поставки энергоресурсов и торговлю, чтобы запугать ее лидеров и оказать давление на ее граждан; использовала пропаганду и дезинформацию, чтобы посеять недоверие; осуществляла кибератаки на критически важную инфраструктуру страны.

Затем, начиная с марта прошлого года и продолжая до осени, Россия начала массированное, неспровоцированное наращивание вооруженных сил и техники на границе Украины – почти 100 тысяч военнослужащих находятся там сегодня, с планами мобилизации вдвое большего их количества в очень короткие сроки.

Как же Москва объясняет свои действия?

– Дезинформацией.

– Она утверждает, что Украина угрожает России.

– Что Украина стремится спровоцировать конфликт.

– И что наращивание российских войск, танков и тяжелой артиллерия носит чисто оборонительный характер.

Это все равно, что лиса говорила бы, что она должна напасть на курятник, потому что его обитатели каким-то образом представляют для нее угрозу.

Мы уже видели это раньше.

Когда Россия вторглась в Украину в 2014 году, она заявила, что Украина является агрессором, чтобы оправдать заранее спланированные военные действия.

И сегодня мы снова видим значительные усилия по пропаганде против Украины, НАТО и Соединенных Штатов.

Это включает в себя вредоносные операции в социальных сетях, использование открытых и скрытых прокси-изданий в Интернете, распространение дезинформации в теле- и радиопрограммах, проведение конференций, призванных повлиять на участников, чтобы они ошибочно считали, что Украина, а не Россия, виновата в усилении напряженности в регионе, и использование кибер-операций против медиаресурсов и проведения операций «взломай и опубликуй» – то есть взлома (сетей и баз данных), а затем обнародования конфиденциальных данных и частной переписки.

Никого не должно удивлять, что Россия совершает провокацию или инцидент, а затем пытается использовать их для оправдания военного вмешательства, надеясь, что к тому времени, когда мир поймет ее уловку, будет уже слишком поздно.

– Идея о том, что Украина является агрессором в этой ситуации, абсурдна.

– Именно Россия вторглась в Украину почти восемь лет назад.

– Именно Россия является военным оккупантом части Украины, Крыма.

– Именно Россия по сей день разжигает войну на востоке Украины.

– Именно Россия не выполнила ни одного из своих минских обязательств, более того, активно нарушает многие из них, и отказывается признать себя стороной конфликта.

– Именно Россия неоднократно брала под прицел украинскую демократию.

– И именно Россия в очередной раз направляет войска к границе Украины.

Все эти действия являются нарушением суверенитета Украины и непосредственным и неотложным вызовом миру и стабильности в Европе.

Стоит также отметить, что Москва одновременно продвигает ложный нарратив о том, что НАТО угрожает России – что НАТО планирует разместить военную инфраструктуру в Украине для разжигания конфликта с Россией, что НАТО якобы обязалось после холодной войны не принимать страны Восточной Европы, и что НАТО якобы нарушило эти обещания.

Каждое из этих утверждений не соответствует действительности.

НАТО – это оборонительный альянс.

Он существует для защиты, а не для нападения.

Именно поэтому после окончания холодной войны НАТО значительно сократило свои обычные и ядерные силы, потому что НАТО больше не нужно было поддерживать такие же оборонительные позиции (как во время холодной войны).

С тех пор НАТО не укрепляло свои оборонительные позиции в Европе, пока Россия не вторглась в Украину в 2014 году.

И даже тогда это (укрепление позиций) было сделано, оно было ограниченным и взвешенным, чтобы быть готовыми к дальнейшим военным действиям России против членов Альянса.

Кроме того, НАТО никогда не обещало не принимать новых членов.

Оно не могло этого обещать и не обещало – «политика открытых дверей» была основным положением Североатлантического договора 1949 года, который основал НАТО.

Михаила Горбачева, президента России времен конца холодной войны, прямо спросили об этом в интервью в 2014 году, и он очень четко сказал, что тема расширения НАТО вообще не обсуждалась на переговорах об объединении Германии, которые привели к окончанию холодной войны.

Не было обещания, что НАТО не будет расширяться.

Тогдашний государственный секретарь Джеймс Бейкер подтвердил то же самое.

Членство в Альянсе всегда было решением, принимаемым НАТО и странами, которые стремятся в него вступить – и никем другим.

И в Стамбульской хартии европейской безопасности Россия сама подтвердила право всех стран выбирать или менять имеющиеся у них механизмы безопасности, включая альянсы.

Сейчас Россия требует от США и НАТО подписать договоры о выводе сил НАТО, размещенных на территории союзников в Центральной и Восточной Европе, и запретить Украине когда-либо вступать в НАТО.

Они хотят втянуть нас в дебаты о НАТО, вместо того чтобы сосредоточиться на рассматриваемом вопросе – агрессии в отношении Украины.

Мы не будем отвлекаться от этого вопроса, потому что то, что происходит в Украине, касается не только Украины. Это часть более широкой модели дестабилизирующего, опасного и часто незаконного поведения Москвы, которая пытается создать сферу влияния, охватывающую страны, которые когда-то были под советским владычеством, и помешать им реализовать свои демократические устремления в качестве полностью суверенных, независимых государств.

Давайте вспомним, что за последние два десятилетия Россия вторглась в две соседние страны – Украину и Грузию – и держит свои войска и военную технику в Молдове против воли правительства этой страны. Россия вмешивалась в выборы во многих странах, включая нашу собственную. Она использовала химическое оружие для убийства противников российского правительства, включая отравление Сергея и Юлии Скрипаль, когда они находились на территории нашего союзника по НАТО в Англии. Она нарушала международные соглашения по контролю над вооружениями, отступала от давно принятых мер по укреплению доверия и прозрачности, поддерживала жестоких диктаторов, способствовала преступлениям против человечности в таких странах, как Сирия.

Действия Москвы угрожают создать новый прецедент на европейской земле, когда основные международные принципы, жизненно важные для мира и безопасности, будут поставлены под сомнение:

– Что границы и территориальная целостность государства не могут быть изменены силой.

– Что неотъемлемым правом граждан демократического государства является принятие решений  и определение будущего своей страны.

– Что все члены международного сообщества связаны общими правилами и должны расплачиваться, если они не выполняют торжественно взятые на себя обязательства.

Эти принципы выходят за рамки, касающиеся только Украины.

Они выходят за пределы Европы.

Это фундаментальные правила, лежащие в основе международного порядка, который мы вместе пытались построить, поддерживать и, при необходимости, адаптировать.

Бросая им вызов, Россия стремится бросить вызов самой международной системе и расшатать наш трансатлантический альянс, разрушить наше единство, заставить демократические страны потерпеть крах.

Дипломатия – единственный ответственный способ разрешения этого кризиса.

Мы полностью привержены содержательному взаимному диалогу с Россией, так же как мы полностью привержены консультациям и координации с нашими союзниками и партнерами – включая Европейский Союз – во всех наших дискуссиях во всех форматах.

Мы бы предпочли дипломатический путь и дипломатическое решение кризиса, который породила Россия.

Именно этому посвящены предстоящие на следующей неделе заседания российско-американского диалога по стратегической стабильности, совета Россия-НАТО и ОБСЕ. И мы считаем, что есть области, в которых мы можем добиться прогресса.

Если у России есть законные опасения по поводу наших действий, Соединенные Штаты, наши союзники по НАТО, наши партнеры по ОБСЕ готовы выслушать их и попытаться их устранить – если Кремль готов ответить взаимностью в отношении своего собственного опасного и дестабилизирующего поведения.

На следующей неделе мы подтвердим нашу готовность повысить прозрачность, ввести новые меры по снижению рисков и возобновить усилия по устранению ядерных и обычных угроз европейской безопасности. Но, опять же, это должна быть улица с двусторонним движением.  Наша цель – иметь предсказуемые и стабильные отношения с Россией, чтобы мы могли сотрудничать, когда это отвечает нашим взаимным интересам, и решать вопросы, по которым у нас разногласия, в ходе открытого и откровенного диалога.

Но будет очень трудно добиться реального прогресса, если Россия продолжит наращивать свое военное присутствие и подстрекательскую риторику. И мы ясно говорили с Россией о том, что ей грозит, если она продолжит идти по этому пути, включая экономические меры, которые мы не использовали раньше – ее ждут масштабные последствия.  Эта ясность была убедительно подтверждена в последние недели странами G7 – ведущими демократическими экономиками мира, Европейским союзом и НАТО. Поэтому мы надеемся, что Россия сделает другой выбор».

▶ Из ответов государственного секретаря Блинкена на вопросы журналистов вслед за его заявлением.

❓ На вопрос о том, как США расценивают предъявление Россией «невыполнимых требований» к США и НАТО:

«Я думаю, что это, безусловно, часть игрового сценария – составить список абсолютно невыполнимых требований, а затем заявить, что другая сторона не идет на контакт, а затем использовать это как оправдание для агрессивных действий»

❓ На вопрос о том, что будет, если Россия не изменит курс:

«Мы говорили об этом в последние недели, и не только мы. G7, ЕC, НАТО – все они ясно дали понять, что дальнейшая агрессия России против Украины повлечет за собой масштабные последствия. Мы говорили о финансовых и экономических мерах. Конечно, оборонительные позиции НАТО нам придется еще больше усилить. Помощь Украине, чтобы она могла защищать себя, будет продолжаться.

И одна из вещей, которая меня поражает в этой ситуации, заключается в том, что – возвращаясь к 2014 году – действия России привели именно к тому, что, по словам президента путина, он хочет предотвратить. До вторжения России в Украину в 2014 году общественная поддержка членства в НАТО в Украине составляла около 25%.  Теперь она составляет 60%. После вторжения, как я уже отметил, НАТО пришлось укрепить свой восточный фланг и создать там больший потенциал для защиты от возможной российской агрессии. Поэтому, я думаю, справедливо сказать, оглядываясь назад, а также глядя вперед, что это не тот путь, на котором Россия может достичь того, чего она якобы хочет достичь.»

❓ На вопрос о том, будет ли все, что объединяется темой «Украина» единственной или главной темой переговоров с Россией:

«Во-первых, Украина стоит на первом месте в повестке дня, потому что именно угрозы России в адрес Украины, перспектива возобновления агрессии со стороны России против Украины спровоцировали этот кризис. Это должно быть в центре внимания. Но есть разные площадки для обсуждения разных вопросов. У нас есть диалог по стратегической стабильности, который, как я уже говорил, появился после продления действия договора «Новый СНВ», где мы можем оценить, сможем ли мы добиться дальнейшего прогресса в области контроля над вооружениями и дальнейших сокращений. Через пару дней состоится заседание совета НАТО-Россия, а затем, кстати, заседание совета НАТО-Украина. А потом у нас будет ОБСЕ.

Но в каждой из этих областей, в той мере, в какой будет достигнут прогресс – а мы надеемся, что он будет достигнут – фактического прогресса будет очень трудно достичь, если не невозможно, в условиях эскалации со стороны России.  Поэтому мы увидим, каковы будут результаты, какой путь выберет Россия. Но если она действительно хочет добиться прогресса по вопросам, которые, по ее словам, волнуют Россию, а также по вопросам, которые волнуют нас, этот прогресс должен быть в контексте деэскалации, и это касается непосредственно темы Украины

Мы будем заявлять на всех этих форумах, что на агрессию против Украины будет ответ, как я уже говорил и другие говорили, в виде масштабных последствий; что если мы хотим добиться прогресса по любому из этих вопросов, то это должно быть в условиях деэскалации, а не эскалации. И это напрямую относится к теме Украины.

И я хотел бы добавить то, о чем мы также говорили с Россией, в том числе президент Байден говорил об этом с президентом путиным: путь к разрешению конфликта на востоке Украины, на Донбассе, лежит через Минские соглашения. И мы по-прежнему полностью готовы к тому, чтобы попытаться содействовать их выполнению. Действительно, заместитель государственного секретаря США по делам Европы Карен Донфрид встречалась с украинскими и российскими переговорщиками, а также с французами и немцами, которые возглавляют так называемый Нормандский формат, объединяющий Францию, Германию, Украину и Россию для реализации этих соглашений.  И мы по-прежнему полностью готовы попытаться содействовать их выполнению.

Но Россия должна быть готова к взаимодействию и выполнению своих обязательств. Я упомянул несколько минут назад о длинном списке вещей, которые каждая сторона должна сделать в соответствии с Минском, и, в общем и целом, Украина сделала или делает большую часть того, что от нее требовалось. Но есть некоторые вещи, которые еще не выполнены, которые очень важны. Пройдитесь по списку. Россия не сделала практически ничего из этого. И на самом деле, она не только не делает того, что от нее требуется, но и активно делает обратное во многих областях

Так что, повторюсь, это тест для России.  Если она серьезно настроена на урегулирование ситуации на востоке Украины, причем на урегулирование дипломатическим и мирным путем, Минск – это способ сделать это. Мы будем полностью поддерживать усилия по выполнению Минских соглашений обеими сторонами, и, опять же, посмотрим, готова ли к этому Россия».

❓ На вопрос о том, как США будут соблюдать принцип «ничего об Украине без Украины»

«Мы абсолютно привержены принципу: ничего об Украине без Украины точно так же, как мы полностью привержены принципу: ничего о Европе без Европы.

На сегодняшней встрече министров иностранных дел Североатлантического Совета одна из вещей, которая действительно выделялась во всех выступлениях и о которой упомянул сам генеральный секретарь Столтенберг на своей пресс-конференции – это глубокая признательность за интенсивные консультации, которые мы проводили в последние недели со всеми нашими европейскими союзниками и партнерами по поводу ситуации в Украине и европейской безопасности в целом. И это будет продолжаться.

И так случилось, что прямо перед тем, как встретиться со всеми вами, я разговаривал по телефону с моим другом и коллегой из Украины, министром иностранных дел Дмитрием Кулебой. И это взаимодействие будет продолжаться. Эта координация, эти консультации, эта коммуникация будут продолжаться на протяжении всего этого процесса. Когда дело дойдет до диалога по стратегической стабильности, мы будем заранее все обсуждать (и уже обсуждали), как я уже сказал сегодня, с нашими союзниками и партнерами, , мы будем делать то же самое после этих переговоров, чтобы оценить, что происходит. И точно так же, когда речь идет о совете НАТО-Россия, будет и в отношении Украины – заседание совета НАТО-Украина пройдет перед заседанием совета НАТО-Россия.  И, конечно, Украина является членом ОБСЕ. Так что, ничего об Украине без Украины».

❓ На вопросы о ситуации в Казахстане:

«Во-первых, мы очень обеспокоены продолжающимся чрезвычайным положением, которое введено в Казахстане. Мы призываем власти реагировать надлежащим образом, пропорционально и таким образом, чтобы соблюдались права протестующих. Только вчера я разговаривал с министром иностранных дел. Я подтвердил нашу полную поддержку конституционных институтов Казахстана, а также абсолютную важность соблюдения прав человека, свободы СМИ, включая восстановление интернет-сервиса, и решения проблемы мирных протестов таким образом, чтобы защитить протестующих, соблюсти их права и соответствовать верховенству закона.

Таким образом, этот кризис должен быть разрешен с соблюдением прав человека. И опять же, это включает в себя защиту прав любого мирного демонстранта. В то же время мы ясно дали понять, что осуждаем насилие, совершенное кем бы то ни было, включая насилие, направленное на институты государства и правительства. Мы очень дорожим отношениями, которые сложились у нас с Казахстаном. Мы наблюдаем за ситуацией с реальной озабоченностью. И мы призываем всех найти мирное и конструктивное разрешение ситуации».

«Когда речь идет о войсках ОДКБ, у нас есть вопросы о характере запроса (о вводе войск), о том, почему он возник. Мы стремимся узнать об этом больше. Мне кажется, что власти и правительство Казахстана, безусловно, обладают потенциалом для того, чтобы должным образом реагировать на протесты, делать это таким образом, чтобы уважать права протестующих и при этом поддерживать закон и порядок. Поэтому неясно, почему они считают, что им нужна помощь извне, и мы стараемся узнать об этом больше».

«Как я уже сказал, в Казахстане сейчас происходят очень специфические события, связанные с экономическими и политическими вопросами. И то, что происходит там, отличается от того, что происходит на границах Украины.  При этом я думаю, что урок недавней истории заключается в том, что, как только русские оказываются в вашем доме, иногда очень трудно заставить их уйти».

▶ Официальное сообщение пресс-секретаря Госдепартамента Неда Прайса:

«7 января 2022. Государственный секретарь США Энтони Дж. Блинкен провел сегодня беседу с министром иностранных дел Украины Дмитрием Кулебой. Госсекретарь Блинкен подтвердил непоколебимую поддержку Соединенными Штатами независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины перед лицом продолжающейся агрессии России. Он обсудил возможные ответные меры США и союзников на наращивание Россией военной мощи вдоль границ Украины и предстоящие дипломатические контакты с Россией. Министр подчеркнул, что «не будет никаких разговоров об Украине без Украины».


Спасибо всем, кто прочитал. Берегите себя и своих близких. Берегите друг друга, помогайте друг другу. Здоровья всем.

Автори