Как и в 2014-м спасение нас самих в наших руках

Dana Yarovaya
Dana Yarovaya

Мне сложно судить, какое количество людей были задействовано в помощи военным и переселенцам в 2014 году.

Когда я сутками пропадала в госпитале или на складе, мне казалось, что помогает вся страна. Когда мне звонили друзья, знакомые из той, другой жизни с разговорами о море, я понимала, что крайне малая часть.

Когда мы реализовывали многомиллионные медицинские проекты, мне казалось опять, что вся страна, но когда я совершенно случайно встречала каких-то людей, и они, глядя на меня замученную и худющую спрашивали «зачем тебе это нужно?», мне хотелось им дать по морде.



Когда практически все украинские диаспоры по всему миру присылали нам гуманитарную помощь, мне казалось, что нам помогал весь мир. Когда я смотрела экстренные заседания ООН, мне казалось, на нас всем плевать.

Так меня шатало из стороны в сторону в 2014 году. И ещё тогда благодаря тем, кто отдавал свою жизнь, каждый из вас мог спать в мирном городе. Или бежать в мирный город. А многие просто кутили и пили смузи, веселились, бегали от военкомата и ставили совершенно говенные сценки, где называли свою страну «порноактрисой».

Пришёл 2020 год. И у нас началась другая война. Война не локальная, на какой- то определено территории, война, в которой вряд ли нам поможет диаспора – у них те же проблемы, война, в которой пофигисты и пидо*асы шутники стали у руля страны, и им искренне и совершенно нескрываемо насрать на каждого из вас. Война, в которой мы опять несём потери тех людей, которые на передовой: в реанимациях, палатах интенсивной терапии, в инфекционных отделениях. Где люди, не имея порой никакой защиты, кроме банальное маски для лица, воюют со смертью и отвоевывают у неё пациентов иногда ценой своей жизни.

Как человек прошедший ковид абсолютно точно могу вам сказать: очередь к кислородному баллону просто катастрофически большая. Мало того, большинство ведущих стран неоднократно писали отчеты о том, что ИВЛ – не панацея при коронавирусе в отличии от кислорода.

Как человек перенёсший ковид могу сказать, что совершенно отчетливо понимаю цену вздоха. В сутки лежачий человек нуждается в 400-х литрах кислорода. В этом месте меня поправил Denys Surkov, цитирую:

«Не совсем так. Низкопоточный кислород это 5-10 л/мин. Высокопоточный 15-60 л/мин. В сутки это от 7500 до 86000 л кислорода. 400 л – это на 1,5 часа».

Никакими подручными средствами вы не решите этот вопрос.

И все так же, как в 2014-м, спасение нас самих в наших руках.
Абсолютно точно знаю, что если кто-то из вас будет на грани, то я буду звонить Лесе Литвиновой, которая как та девочка, которая ходит по берегу и бросает выброшенные на берег морские звезды обратно в море.

При этом бросает она их в море вне зависимости от того, верили морские звёзды, что когда-нибудь их выбросит на берег или нет.

Давайте поможем Лесе выкупить концентраторы, чтобы она могла потом помочь нам.

Перепост – тоже помощь.

Реквизиты Лесиного фонда:

Рахунок UA223206490000026007052620401
отримувач БО “БФ”СВОЇ”
Код ЄДРПОУ: 39293651

Картка фонда 5169 3305 1748 5634 Кошкина Ирина
PayPal: Frolivska911@gmail.com

СВОЇ

Поділитися:
Share

Усі відео
  • Усі категорії