Новости из США. 20-26 мая 2019 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, которые были в центре внимания в США и в американских СМИ в течение последней недели.

 На уходящей неделе президент потерпел в своей войне с Конгрессом три серьезных поражения в судах.

Вечером в пятницу федеральный окружной судья Хейвуд Джиллиам в Северном округе Калифорнии фактически заблокировал объявленное Трампом в феврале чрезвычайное положение на границе с Мексикой, которое было введено президентом с целью изъять из бюджета министерства обороны $8 миллиардов на строительство стены на границе с Мексикой. Своим решением по иску, поданному Американским Союзом Гражданских Прав и еще несколькими общественными организациями, судья Джиллиам постановил, что президент не имеет права изменить назначение выделенных министерству обороны бюджетных средств без разрешения Конгресса.



Согласно Конституции США Конгресс наделен исключительным правом определять, на что могут расходоваться бюджетные деньги. Таким образом, любые работы по проектированию и строительству стены на границе за счет средств министерства обороны, если они начались, должны быть прекращены.

Во время предвыборной кампании 2016 года строительство стены, за которое якобы заплатит Мексика, было ключевым предвыборным обещанием Трампа. Став президентом и убедившись, что Мексика не будет платить за строительство стены, Трамп стал добиваться от Конгресса выделения бюджетных денег на это строительство. Однако деньги на стену обе палаты Конгресса выделять отказывались. Это приводило к тому, что страна жила с временными бюджетами, трижды из-за отсутствия даже временного бюджета частично останавливалась работа федерального правительства. Последний из таких шатдаунов оказался рекордным по продолжительности в истории (35 дней).

 Два поражения в судах Трамп потерпел, оспаривая как частное лицо вместе со своими детьми Иванкой, Эриком и Дональдом-младшим обязательные к исполнению повестки трех комитетов Палаты Представителей – надзорного, по разведке и по финансовым службам.

Надзорный комитет издал повестку, в соответствии с которой финансовая компания Mazas, в течение многих лет занимавшаяся подготовкой финансовых деклараций Трампа (например, для получения им кредитов и страховок) и других его финансовых документов, обязана предоставить комитету финансовые декларации Трампа за 10 лет. О том, что эти декларации фальсифицировались в сторону значительного увеличения или уменьшения состояния Трампа, в зависимости от того, что ему было выгодно в конкретный момент, сообщил в своих показаниях на слушаниях в Конгрессе в феврале 2019 года бывший адвокат и решала Трампа Майкл Коэн.

В исковом заявлении Трамп требовал запретить компании Mazas предоставлять его финансовые декларации Конгрессу. Федеральный судья Амит Мехта в окружном федеральном суде в Вашингтоне в удовлетворении иска Трампу отказал. В решении, сформулированном на 41-й странице, судья указал, что поскольку Конституция даёт Конгрессу право отстранить президента от должности, Конгресс имеет право проводить расследования, касающиеся президента в случае обоснованных подозрений в нарушении президентом законов или совершения им преступлений. Также судья постановил, что такие расследования могут вести к принятию Конгрессом новых законов для предотвращения преступлений в будущем.

 В среду федеральный судья Эдгардо Рамос в окружном федеральном суде в Нью-Йорке практически с идентичной мотивировкой отказал Трампу и трем его детям в иске к Дойче Банку и банку Capital One с требованием запретить этим финансовым учреждениям предоставлять информацию о движении денег на их счетах и счетах принадлежащих им бизнесов, а также о кредитах, полученных ими, по обязательным к исполнению повесткам комитета по разведке и комитета по финансовым службам Палаты Представителей.

 Дойче Банк является крупнейшим кредитором Трампа и единственным банком, предоставлявшим ему кредиты после банкротств, когда другие банки не давали ему ни цента. В общей сложности Дойче Банк выдал Трампу и его бизнесам кредитов на $2,5 миллиарда. В момент, когда Трамп был избран президентом, он должен был Дойче Банку $300 миллионов. Видимо, «для ровного счета», Дойче Банк сразу же после выборов в ноябре 2016 года предоставил кредит зятю Трампа Кушнеру почти на такую же сумму.

 Не далее как в прошлое воскресенье в газете Нью-Йорк Таймс появилась статья о том, что в 2016-2017 годах сотрудники Дойче Банка, в частности Темми Макфадден, ответственные за мониторинг отмывания денег через счета частных лиц, обнаруживали неоднократную подозрительную активность на счетах Трампа и Кушнера, которая могла свидетельствовать об отмывании денег. Они сообщили об этом своему руководству, которое по всем правилам должно было проинформировать отдел мониторинга финансовых преступлений министерства финансов, однако руководство этого не сделало, а Темми Факфадден по надуманному предлогу была уволена из Дойче Банка, как она сама считает, именно за то, что добивалась принятия мер по результатам ее проверок.

 Трамп уже подал апелляцию на решение вашингтонского суда. Нет сомнений, что он подаст апелляцию и на решение нью-йоркского суда и потребует от министерства юстиции подать апелляцию на решение калифорнийского суда и будет продолжать апеллировать вплоть до Верховного Суда.

 Еще одно поражение в суде потерпела республиканская партия в целом. Уже много лет республиканцы хотят запретить аборты. С приходом Трампа в Белый Дом они избрали тактику принятия законов о фактическом запрете абортов в штатах, где губернаторы республиканцы и большинство в местных законодательных органах власти принадлежит республиканцам. В пятницу федеральный судья Карлтон Ривес в штате Миссисипи по иску правозащитных организаций заблокировал закон штата Миссисипи о запрете абортов с шестой недели беременности. Закон должен был вступить в силу с 1 июля. Судья постановил, что этот закон «угрожает непосредственным ущемлением прав женщин».

В то же время аналогичный закон о запрете абортов после восьмой недели беременности был на прошлой неделе принят республиканским большинством в штате Миссури. Целью республиканцев является принять такие законы во всех штатах, где у них есть такая возможность, с тем, чтобы апеллируя на блокировку судами этих законов, дойти до Верховного Суда и заставить его пересмотреть решение от 1973 года, определившее, что женщины имеют право на аборт.

 На уходящей неделе президент США заявил, что не будет сотрудничать с Палатой Представителей и демократами в принятии каких-либо законов до тех пор, пока Палата не прекратит свои «мистифицированные расследования» его деятельности.

 Это заявление президент сделал спикеру Палаты Представителей Нэнси Пелоси и лидеру демократов в Сенате Чаку Шумеру, встретившись с ними для обсуждения закона о масштабных инвестициях в реконструкцию инфраструктуры, а на самом деле для трехминутного демарша, в ходе которого даже не обменялся с приглашенными им гостями рукопожатиями и не предложил им сесть. Затем Трамп дважды повторил то же заявление для журналистов. Он публично назвал спикера Палаты Представителей «сумасшедшая Нэнси», заявил, что у нее недостаточно ума, чтобы понять, какой замечательный торговый договор USMCA он заключил с Канадой и с Мексикой (на самом деле в этом договоре имеются практически лишь косметические отличия от действующего уже более 20 лет договора NAFTA о зоне свободной торговли между США, Канадой и Мексикой). Любопытно, ожидает ли президент после этого, что Пелоси поставит ратификацию договора USMCA в повестку дня Палаты Представителей?..

 Что касается инфраструктуры, Трамп заявил, что знает о ней «лучше всех» и у него нет проблем с предложениями по закону об инвестициях в ее реконструкцию. Чак Шумер в интервью MSNBC заявил, что как раз наоборот, он уверен, что у Трампа нет никакого плана о том, откуда взять $2 триллиона на инфраструктурный закон, и поэтому президент просто не хочет этот вопрос обсуждать.

 Объявляя об отказе сотрудничать с Палатой Представителей в связи с проводимыми ею расследованиями, Трамп заявил, что «это так не работает», «или расследования или работа», заявил о себе «я – экстремально стабильный гений», назвал СМИ «абсолютными врагами народа», бывшего директора ФБР Коми и его заместителя Маккейба назвал изменниками, заявил, что Нэнси Пелоси изменилась в личностном плане, что он давно за ней наблюдает, после чего протвиттил смонтированное видео, на котором Нэнси Пелоси говорит замедленно, как будто находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

 Что касается того, что «это так не работает», то бывшие президенты Никсон и Клинтон, в то время как оппозиционная к ним Палата Представителей проводила расследования, фигурантами которых были президенты, и слушания по их импичменту (а Клинтону в порядке импичмента Палата Представителей предъявила обвинения), продолжали выполнять свои обязанности и тесно сотрудничали с Палатой в том, чтобы принимать необходимые законы. В обоих случаях Конгресс принял десятки законов в сотрудничестве с администрацией, и президенты эти законы подписали, бойкот Конгрессу не объявляли.

 Бывший госсекретарь Рекс Тиллерсон провел семь часов с председателем комитета по международным делам Палаты Представителей демократом Элиотом Энгенлом и его заместителем республиканцем Майклом Маккаулом, проинформировав их об опыте работы с Трампом. Как стало известно газете Вашингтон Пост, большое внимание в этой длинной беседе было уделено отношению Трампа к России и Путину. По словам Тиллерсона, на первую встречу с Путиным в Гамбурге в 2017 году Трамп приехал подготовленным намного хуже, чем Путин, в силу чего инициатива на встрече исходила от Путина. «Было несоответствие в подготовке, и это создало неравную основу», – сказал Тиллерсон. Ранее Тиллерсон уже говорил публично, что Трамп не умеет слушать советников, предлагает совершать действия, запрещенные законами, и не желает слушать, почему такие действия совершать нельзя.

Трамп ответил через Твиттер (перевожу, стараясь полностью сохранить стиль и грамматику оригинала): «Рекс Тиллерсон, «тупой как камень», совершенно плохо подготовленный и не готовый для того, чтобы быть государственным секретарем, придумал (он был уволен) историю, согласно которой Владимира Путин был лучше меня подготовлен к встрече в Гамбурге Германия. Не думаю, что Путин с этим согласится. Посмотрите, как идут дела в США!»

 В пятницу Трамп объявил еще одно чрезвычайное положение в связи «с враждебной активностью Ирана на Ближнем Востоке» и угрозой безопасности США. В связи с чрезвычайным положением президент постановил продать Саудовской Аравии, Объединенным Арабским Эмиратам и Иордании оружия на $8,1 миллиардов в обход Конгресса для защиты от Ирана. Такое решение прямо противоречит резолюции, принятой и Сенатом, и Палатой Представителей после заказанного саудовским наследным принцем убийства журналиста Джамала Кашогги о запрете экспорта оружия в Саудовскую Аравию.

Президент также объявил о дополнительной отправке на Ближний Восток 1500 американских военнослужащих для защиты от иранской угрозы.

Очень многие комментаторы отмечают в связи с этим, что поднятая Трампом в последние две недели «иранская проблема» имела целью создать обоснование для объявления чрезвычайного положения и поставок в связи с этим в Саудовскую Аравию оружия вопреки запрету Конгресса. И снова тут же всплыла тема о странных и тайных бизнес-отношениях Трампа и его зятя Кушнера с Саудовской Аравией, влияющих на американскую политику.

 Бывший республиканский конгрессмен Том Колеман из Миссури в интервью CNN в пятницу призвал к началу процесса импичмента Трампа, поскольку согласно отчету Роберта Мюллера имеются безусловные доказательства по десяти эпизодам препятствования президентом правосудию.

 Обсуждения того, следует ли начинать процесс импичмента, продолжаются среди демократов в Палате Представителей. Мнения разделились примерно 50 на 50. Против официального начала процесса импичмента выступают, например, спикер Нэнси Пелоси и председатель юридического комитета Джерольд Надлер, в то же время считая, что все проводимые Палатой расследования должны продолжаться в полной мере. Почему?

 Импичмент – это сугубо политический процесс. Импичмент – это расследование и, если найдены доказательства совершения преступлений, предъявление обвинений. Процедуру импичмента имеет право инициировать и проводить в отношении любого федерального должностного лица (президента, министра, судьи) только Палата Представителей. С предъявлением обвинений процесс импичмента заканчивается. В Сенате затем происходит самый настоящий судебный процесс под председательством судьи (в случае, если это процесс над президентом, под председательством председателя Верховного Суда) по предъявленным обвинениям, присяжными в котором являются все 100 сенаторов. Для признания обвиняемого виновным необходимо, чтобы минимум 67 сенаторов (2/3) согласились признать его таковым. Признание обвиняемого виновным означает автоматическое отстранение от должности. Непризнание обвиняемого виновным означает его оправдание. Кстати, никакого специального закона об импичменте в США нет.

 Те лидеры демократов, которые не поддерживают официальное начало процедуры импичмента, считают (и в этом с ними невозможно не согласиться), что на сегодняшний день нет никаких шансов, что контролирующие Сенат республиканцы дадут не то что необходимые минимум 20 голосов для признания Трампа виновным, но хотя бы один голос. Следовательно, результатом импичмента будет оправдание Трампа в Сенате. И он не преминет этим воспользоваться, чтобы говорить о своей невиновности, чистоте и «охоте на ведьм» и тем самым увеличит свои шансы на переизбрание на второй срок, поскольку увеличит свой рейтинг именно в среде колеблющихся избирателей в штатах без устойчивых политических симпатий большинства. Поэтому импичмент по состоянию на сегодня получится, по мнению, например, Пелоси и Надлера, пропагандистским мероприятием, которое, кроме того что заведомо не закончится отстранением Трампа от должности, не будет способствовать и тому, чтобы Трамп проиграл выборы. Нэнси Пелоси считает даже, что Трамп, возможно, намеренно провоцирует своими действиями демократов к тому, чтобы они начали процедуру импичмента, считая это выгодным для себя, поскольку знает, что Сенат не признает его виновным.

 Комитет по делам вооруженных сил Сената одобрил проект военного бюджета США на следующий финансовый год, предусматривающий увеличение до $300 миллионов военной помощи Украине, в том числе дающий право администрации предоставить Украине оружие (в числе прочего, противокорабельные ракеты) на $100 миллионов. Военный бюджет принимается традиционно отдельным от остального бюджета законом. В настоящее время завершается его разработка в обеих Палатах Конгресса.

 Заслуживающих серьезного внимания комментариев к событиям в Украине я в американской печати не нашел. В The Hill появилась в разделе «Мнения» статья Стивена Бланка из Американского Совета по внешней политике, в которой он выражает мнение, что Трамп на встрече с Путиным в конце июня «может обменять Украину на Венесуэлу». У меня по этому вопросу есть давно свое собственное мнение. «Сдать» Украину не может ни Трамп, ни кто-либо другой. Потому что «сдать» можно только того, кто хочет или согласен сдаться.

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Поділитися:
Share

Share