Журналистика 404

Йож Туманный

На днях в ленте мелькала очередная статья про «новый социальный контракт», вокруг которого автор предлагал строить новую, хорошую и правильную Украину будущего. Ну, там, знаете, все как любит нарид – чтоб власть не воровала, чтоб нарид жил, чтоб бизнес, рынок, мир, вот это вот все.

И не то, чтобы это был бы плохой социальный контракт. Или чтобы он не был нужен, ведь все так. Есть запрос, есть необходимость, все дела. Но есть одно «но». У нас перед глазами уже есть пример того, как общество поведет себя при новых правилах игры. И если кто-то подумал, что я, как всегда, пеняю на журнашлюпок, то да – вы угадали. О них самых речь.

Потому, что в 2014 году с бегством Овоща и становлением злочинной влады, наши журналюги получили новый «контракт» – полную свободу слова. То есть, они, конечно, любят поорать про ужасную шоколадную цензуру, но в реальности они получили полную свободу действий. Хочешь расследовать коррупцию – расследуй. Хочешь освещать реформы – освещай. Хочешь хвалить проклятого барыгу – хвали. Не хочешь – поливай говном. Все пути открыты.

Раньше ведь как было? Написал ты такой про свалку токсичных материалов под Кривым Рогом, и через пару дней уже удобряешь маргаритки. Или расследовал ты такой коррупцию в МВД – и хоба! – ты пропал, твой труп – нашелся. И ни одна собака не лаяла, как по Кате Гандзюк. Никто не пикетировал Банковую, никто не приезжал под Межигорье с плакатами «хто замовив». Потому что можно было и люлей выхватить, и самому приуныть в лесопосадке. И потому все эти Лещенки, Найемы и прочие Шабунины сидели на жопе ровно и не вякали поперек линии Семьи и Партии.

А в 2014 году случилось чудо, и морок развеялся, будто и не было. Вдруг стало можно ругать власть. Вдруг стало можно расследовать ее темные делишки. Но чудо как произошло, так и сошло на нет, потому что воспользоваться им никто не сумел. Потому что за годы выхолащивания журналистики в ней остались либо наглухо продажные шлюпки, либо просто некомпетентные идиоты, через которых удобно было сливать компромат и устраивать бучу. Нормальных журналистов тупо не оказалось. Так что немного повертев башкой по сторонам, они принялись привычно строчить заказуху, сливать джинсу и заботливо вкладывать в головы своей аудитории тонны говна. Кушать-то хочется, а по-другому они и не умели никогда.

Вот так бесславно издох новый социальный контракт с журналистами. Удавлен их же руками в зародыше, я бы сказал. Но идиоты не унывают, и отчего-то думают, что если обществу дать этот самый новый контракт, то общество его радостно примет, приголубит и будет неукоснительно соблюдать.

Автори