Новости из США. 11-17 февраля 2019 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США и американских СМИ в течение последней недели.

С моей точки зрения самые важные новости появились в среду, 13 февраля и в пятницу, 15 февраля. И это не введение Трампом чрезвычайного положения для строительства стены на границе (о нем ниже). Это новости Рашагейта. 13 и 15 февраля 2019 года офис спецпрокурора Роберта Мюллера впервые представил в суде доказательства того, что председатель предвыборного штаба Трампа Манафорт и еще один близкий к Трампу человек, советник его предвыборного штаба и его друг Роджер Стоун контактировали во время предвыборной кампании 2016 года с человеком, которого спецпрокурор Мюллер определяет, как «связанного с российским ГРУ» и с офицерами российского ГРУ соответственно. Запомните эти даты. 13 и 15 февраля 2019 года. Потом о них будут писать в книгах и упоминать в документальных и художественных фильмах.

– В среду, 13 февраля, федеральный судья Эми Берман Джексон, которая является судьей и по «вашингтонскому» делу Манафорта, и по делу Стоуна, и по делу российских грушников, обвиненных в краже документов у демократов в 2016 году, проводила заключительные судебные слушания о нарушении Манафортом соглашения о сотрудничестве с офисом спецпрокурора. Судья вынесла решение о том, что Манафорт после заключения соглашения о сотрудничестве с офисом спецпрокурора преднамеренно давал ложные показания ФБР, офису спецпрокурора и большому жюри. В частности, Манафорт намеренно дал ложные показания о своих контактах, связях и содержании разговоров с Константином Килимником, которого спецпрокурор Роберт Мюллер считает связанным с российским ГРУ. Судья постановила также, что в связи с нарушением Манафортом условий сделки со следствием офис спецпрокурора свободен от своих обязательств по соглашению с Манафортом.



– Из материалов, представленных в суде прокурором Эндрю Вайсманном, работающим в команде Мюллера, следует, что 2 августа 2016 года, когда Манафорт был еще председателем предвыборного штаба Трампа, он и его заместитель Рик Гейтс встретились в Нью-Йорке с Константином Килимником, который в течение 10 лет был правой рукой и переводчиком Манафорта в Украине и которого Роберт Мюллер считает агентом российского ГРУ. Напомню, что Мюллер предъявил Килимнику официальные обвинения в оказании давления на свидетелей по делу Манафорта в сговоре с Манафортом. Напомню также, что Рик Гейтс признал себя ранее виновным в многочисленных финансовых преступлениях, совершенных вместе с Манафортом, и уже в течение года сотрудничает со следствием. Очевидно, именно Гейтс и рассказал о встрече с Килимником и о том, что на ней происходило.

Как следует из судебных материалов, Манафорт, Гейтс и Килимник обсуждали «мирный план» по Украине, который бы вел к фактическому разделу Украины и к отмене американских и европейских санкций против России.

А дальше все всем должно быть понятно из следующего диалога.

Вопрос судьи: «Как вы считаете, почему Манафорт дал следствию ложные показания об этой встрече?»

Эндрю Вайсманн: «Потому, что это дает возможность широкого понимания того, что, по нашему мнению, происходит, и того, что как мы думаем, является мотивом. Я думаю, что это во многом именно то, что является сердцевиной расследования, проводимого офисом специального прокурора».

Таким образом, из слов Вайсманна совершенно недвусмысленно следует, что сердцевиной расследования является сговор между представителями предвыборного штаба Трампа (в данном случае его председателя и заместителя председателя) с представителями России (в данном случае с агентом ГРУ).

Кроме «мирного плана», который Манафорт обсуждал с Килимником и на их последующих встречах в декабре 2016 и в январе 2017 года, Манафорт также передал Килимнику в августе результаты закрытых опросов общественного мнения по штатам и разным социальным группам, которые могли впоследствии использоваться ольгинской фабрикой троллей для пропаганды, направленной на те или иные штаты и социальные группы с целью оказания поддержки на выборах Трампу и уменьшения шансов Клинтон.

– В пятницу, 15 февраля, судья Эми Берман Джексон рассматривала просьбу офиса спецпрокурора о вынесении запрета Стоуну и его адвокатам на публичные комментарии и выступления по поводу предъявленных ему обвинений. Дело в том, что с тех пор как 25 января 2019 года Стоуну были предъявлены официальные обвинения, а в его доме во Флориде и в квартире в Нью-Йорке проведены обыски, Стоун, отпущенный из-под ареста под залог, практически не сходит с экранов телевизоров. Он появляется ежедневно (больше на канале Fox, но и не только, и на других телеканалах, и на радио), отвергает все предъявленные ему обвинения, всячески поливает грязью расследование Рашагейта, сравнивает свое задержание с операцией по ликвидации Бин Ладена. Поэтому офис спецпрокурора и обратился в суд с просьбой запретить Стоуну подобные выступления, так как они могут воздействовать на будущих присяжных, которые будут решать в суде вопрос о виновности Стоуна.

И вот, во время судебного заседания в пятницу прокуроры заявили суду, письменно и устно, что в результате проведенных у Стоуна и ряде других мест обысков они изъяли электронную переписку Стоуна с WikiLeaks и Guccifer 2.0. Но именно под именем Guccifer 2.0 скрывались офицеры российского ГРУ, ранее обвиненные спецпрокурором во взломе серверов и краже переписки и документов национального комитета демократов и Джона Подесты, руководителя предвыборного штаба Хиллари Клинтон). Впервые со времени начала расследования Рашашейта в официальных судебных документах прокуроры указали на прямую связь представителя Трампа с представителями ГРУ. И на прямую связь с «негосударственной враждебной разведывательной организацией», как охарактеризовал полтора года назад WikiLeaks бывший тогда директором ЦРУ нынешний госсекретарь Помпео.

Ранее об этом только писали газеты и говорили по ТВ. Что Стоун координировал с WikiLeaks публикацию украденных у демократов писем и документов. Что он контактировал непосредственно с укравшими их хакерами. Теперь то, о чем писали газеты, получило подтверждение в меморандуме офиса спецпрокурора, представленном в суд. Подтверждение документальное, поскольку оно опирается на электронную переписку Стоуна, изъятую при обысках.

– В связи с произошедшим как-то впросак попал председатель комитета по разведке Сената республиканец Ричард Бурр, заявивший неделю назад, что его комитет «пока не нашел доказательств сговора предвыборного штаба Трампа с Россией». Замечу, чтобы было понятно тем, кто не следит за тонкостями расследования Рашагейта. Комитеты Конгресса проводят исключительно политическое расследование. Они не могут проводить обыски, хотя могут требовать от частных лиц и организаций выдать те или иные документы. Но не могут проверить, все ли документы были им выданы. Они не могут проводить очные ставки. И не могут допрашивать никого в большом жюри. Их целью вообще не является кого-то наказать, поскольку они занимаются политическим, а не правовым расследованием. Их целью является выяснить, что произошло и почему, и выявить, что нужно предпринять на законодательном уровне, чтобы исключить вмешательство в выборы извне впредь.

Расследование, проводимое спецпрокурором Мюллером, не имеет ничего общего и никакой юридической и фактической связи с политическими расследованиями, проводимыми Конгрессом. Оно является расследованием уголовного дела «о вмешательстве России в выборы в США в 2016 году и других возможных связанных с этим преступлений» и имеет целью не политические выводы, а выявление людей, совершивших уголовно наказуемые преступления в сфере расследования, предъявление им обвинений, отстаивание обвинений в судах и в конечном итоге наказание тех, кто преступил закон.

И поэтому реальным расследованием, за которым может следовать наказание тех, кто преступил закон, является только расследование, проводимое спецпрокурором. И именно его результаты являются самыми важными.

Кстати, сенатский комитет по разведке, например, ни с Манафортом, ни с Гейтсом, ни с Флинном, ни с Пападопулосом, ни с тем же Стоуном не общался.

Ну а когда услышите в следующий раз «No collusion!», то сразу вспоминайте эти две даты – 13 и 15 февраля 2019 года, когда доказательства этого самого «collusion» были представлены в суде.

– И в дополнение к сказанному, для тех, кто еще, может быть, не в курсе. Спецпрокурор Роберт Мюллер потребовал в пятницу для Манафорта от 19 с половиной до 24 с половиной лет заключения за совершенные им преступления, на основе соответствующих статей федерального кодекса. Манафорту сейчас 69 лет. Так что он имеет высокие шансы прожить остаток своей жизни за решеткой. Все, на что ему остается надеяться, – это помилование от Трампа. Но вот ведь какая штука – миловать теперь придется, в том числе за контакты с человеком, связанным с ГРУ. А это впоследствии может сослужить Трампу плохую службу. Поэтому в связи с вопросом о возможном помиловании Манафорта дилемма у него будет незавидная. Да, и если помилует, Манафорту скорее всего тут же предъявят обвинения в неуплате налогов штаты Нью-Йорк и Вирджиния. А на штатную юстицию право президента на помилование не распространяются.

Другим знаменательным событием недели стало принятие Конгрессом подавляющим большинством голосов бюджета на текущий финансовый год. Впервые со времени вступления в должность Трампа страна получила долгосрочный нормальный бюджет. Конгресс поработал добросовестно, видимо соскучившись по возможности разработать нормальный, полноценный бюджет. Плод труда законодателей занимает более 1000 страниц. На протяжении более чем двух лет после вступления Трампа в должность в США не было традиционного бюджета. Все время принимались временные бюджеты то на месяц, то на три месяца, то на неделю, то на три недели. Самым долгосрочным был бюджет, действовавший с конца марта по декабрь 2018 года. Объяснялось все это тем, что Трамп все время требовал выделить ему деньги на строительство стены на границе с Мексикой, а Конгресс все время не хотел выполнять это требование.

– Как известно, противостояние президента и Конгресса по этому вопросу достигло пика 22 декабря 2018 года, когда президент отказался подписывать даже временный бюджет, и произошла частичная остановка работы федерального правительства, шатдаун, уже третий за время президентства Трампа, и самый длинный в истории страны. Он продлился 35 дней.

– Принятый Конгрессом бюджет содержит, в том числе результат работы согласительной двухпартийной комиссии депутатов обеих палат – $1,375 миллиарда на строительство пограничного забора на одном из участков границы с Мексикой протяженностью 88 км (длина всей границы около 3200 км) и на другие меры по усилению охраны границы. Трамп, как известно, требовал в течение последних месяцев выделить ему $5,7 миллиардов на строительство стены на границе. На стену ему денег не дали. Конечно, пограничный забор можно называть стеной, но он от этого стеной не станет.

– В пятницу утром Трамп подписал принятый в четверг Конгрессом бюджет (интересно, прочитал ли президент хоть одну из более чем 1000 страниц этого документа. Сенатор Грэм, ставший в последнее время очень горячим сторонником Трампа, и Стив Бэннон, бывший после Манафорта руководителем его предвыборного штаба, а затем главным стратегом Белого Дома, вполне открыто говорили, что президент не в состоянии прочитать больше одной страницы, дальше его внимание переключается на что-то другое). Подписав бюджет, Трамп подписал и декларацию об объявлении чрезвычайного положения в стране «в связи с кризисом на южной границе», объявил, что кризис может быть разрешен только строительством стены, и постановил изъять в связи с этим на строительство стены деньги из бюджета министерства обороны, предназначенные на военное строительство. И даже сказал, что «говорил с двумя генералами», которые согласились с ним, что строить стену важнее, чем объекты для армии. Президент оценил на этот раз стену в $8 миллиардов. Объявив чрезвычайное положение, Трамп тут же сел в самолет и улетел во Флориду играть в гольф.

– Нужно объяснить, что чрезвычайное положение в США – не то же самое, что во многих других странах. Оно не предусматривает никакого ограничения ничьих прав, или отмену выборов. На основании закона 1976 года оно дает президенту возможность использовать ресурсы, в первую очередь министерства обороны, для разрешения ситуации, угрожающей национальной безопасности США. Например, чрезвычайное положение объявил президент Картер после захвата американских дипломатов в заложники в Иране в 1979 году, тогда была предпринята попытка их освобождения. Чрезвычайное положение объявил президент Буш-младший после терактов 11 сентября 2001 года. Конгресс имеет право принять запрещающую резолюцию, блокирующую указ президента о чрезвычайном положении. Президент может наложить на нее вето, но Конгресс может это вето преодолеть большинством в 2/3 в каждой из палат.

– Естественно, никаких причин для чрезвычайного положения сейчас нет. Трамп, объявляя о нем, даже сам сказал: «Я бы мог этого не делать, но я хочу быстрее закончить строительство стены». На протяжении всей недели президент уверяет, что стену давно строят (хотя это абсолютно не соответствует действительности), даже выступал в прошлый понедельник в Эль Пасо в Техасе под огромным баннером «Finish the wall», и ему нужно только закончить ее строительство. На самом же деле никакой стены на границе нет, никто строить ее не начинал, в обозримом будущем не начнет, а в более отдаленном будущем может и президент смениться, может и нынешнему президенту стать не до стены.

– Дело в том, что указ о чрезвычайном положении в отсутствие чрезвычайного положения является злоупотреблением президентом властью с целью получения обходным путем денег, которые не хочет выделять Конгресс на выполнение его ключевого предвыборного обещания. Согласно Конституции США, только Конгресс имеет право решать бюджетные вопросы, только Конгресс может решать, на что и сколько исполнительная власть может потратить денег. Чрезвычайное положение потому и является исключением из правила, что в случае внезапной угрозы национальной безопасности дает президенту возможность перераспределить ресурсы, в основном министерства обороны, для разрешения кризисной ситуации, без дебатов в Конгрессе. Но кризисной ситуации на границе нет. Число людей, нелегально переходящих границу, почти неуклонно снижается много лет. Более 90% нелегальных иммигрантов в стране – это не те, кто нелегально перешли границу, а те, кто совершенно законно въехали в страну, но не выехали затем обратно. Уровень преступности среди нелегальных иммигрантов в разы ниже, чем среди граждан США. Многие города на границе, такие как тот же Эль Пасо, одни из самых безопасных в стране, поскольку в них очень низкий уровень преступности. Да и вообще, если в стране угроза национальной безопасности, почему главнокомандующий, объявив об этом, отправился тут же играть в гольф?

– Указ Трампа будет оспорен. Уже в понедельник в Палату Представителей будет представлена запрещающая резолюция, которая, нет никаких сомнений, будет там принята. Сенат будет обязан в таком случае ее также рассмотреть. В Сенате большинство у республиканцев, но среди них есть целый ряд сенаторов, открыто выступивших с критикой решения Трампа. Дело не только в том, что нет повода для ЧП. Дело в том, что такое решение президента создает опасный прецедент. Тогда любой последующий президент, если ему будут нужны деньги на выполнение любого абсурдного (или не абсурдного) предвыборного обещания, которые Конгресс не захочет ему дать, тоже сможет, опираясь на прецедент, вводить чрезвычайное положение и изымать деньги у армии для того, чтобы выглядеть победителем в глазах своих сторонников.

Поэтому у резолюции несогласия есть шанс пройти и в Сенате (где для ее принятия нужно 60 голосов). Нет никаких сомнений, что Трамп наложит в этом случае на резолюцию вето. Вряд ли найдется достаточно республиканцев, чтоб преодолеть это вето (нужно будет 290 голосов в Палате Представителей, то есть нужно минимум 55 республиканских голосов, и 67 голосов в Сенате, то есть минимум 20 республиканских голосов). Слишком многие республиканские законодатели боятся вызвать недовольство президента, популярность которого среди рядовых членов их партии по-прежнему рекордна – 89%.

Но даже, если резолюция в итоге не пройдет, указ Трампа будет оспорен в судах. О подаче иска уже заявил губернатор штата Калифорния Ньюсом. Сомневаться в том, что федеральный суд, и скорее всего не один, заблокирует указ президента, не приходится. Трамп будет апеллировать. Дойдет до Верховного Суда. Там его апелляцию раньше осени рассматривать не будут. Ситуация в Верховном Суде сейчас такова, что суд, какой бы вопрос он ни рассматривал, балансирует на очень тонкой грани. Из девяти судей Верховного Суда двое назначены Трампом. Совсем одиозный и лично преданный Трампу судья Кавано и крайне консервативный и также лично преданный Трампу судья Горсач. Есть ещё два очень консервативных судьи. Практически нет сомнения, что эта четверка скорее всего будет солидарно поддерживать Трампа по любому вопросу. Есть в Верховном Суде четыре либеральных судьи, которые точно не поддержат указ Трампа о чрезвычайном положении. И есть Председатель Верховного Суда Джон Робертс, ранее проявлявший себя умеренным консерватором. Сейчас он как единственный возможный баланс в суде. Например, всего неделю назад он встал на сторону четырёх либеральных судей по очень принципиальному вопросу о признании незаконным значительного ограничения на аборты, введённым республиканским большинством штатной легислатуры в Луизиане. Поэтому в Верховном Суде теперь очень много, если не все зависит от позиции его председателя Джона Робертса.

– Трамп и сам заявил, что ожидает своего поражения и в судах низшей инстанции, и в апелляционных судах, но рассчитывает на Верховный Суд. Что ж, жизнь покажет. Но еще раз говорю, что указ его будет наверняка заблокирован судами очень скоро. А Верховный Суд раньше осени рассматривать его апелляцию не будет, поскольку его повестка дня до летних каникул уже определена.

– Между тем председатель юридического комитета Палаты Представителей демократ Джерольд Надлер заявил в пятницу, что комитет начинает расследование обстоятельств издания Трампом декларации о чрезвычайном положении.

«Мы считаем, что ваша декларация о чрезвычайном положении свидетельствует о безрассудном игнорировании разделения властей и ваших собственных обязанностей в рамках нашей конституционной системы. Юридический комитет Палаты Представителей начинает незамедлительное расследование по этому вопросу, что поднимает как серьезные конституционные, так и законодательные вопросы», – говорится в письме Надлера в Белый Дом.

Комитет уже вызвал для дачи показаний юридического советника Белого Дома и сотрудников министерства юстиции, принимавших участие в подготовке указа о чрезвычайном положении.

Возвращаясь к бюджету. Конгресс, составляя бюджет, предусмотрел в нем $445,7 миллионов на помощь Украине. В том числе $115 миллионов выделено на военно-техническую помощь Украине. Это в дополнение к $250 миллионам, выделенным на оказание военной помощи Украине в бюджете министерства обороны США на весь текущий финансовый год, принятом в виде отдельного закона еще летом 2018 года.

#НовинаПосольстваПрезидент США Дональд Трамп підписав схвалений Конгресом пакет законодавчих актів, який суттєво…

Gepostet von Embassy of Ukraine in the USA / Посольство України в США am Freitag, 15. Februar 2019

О новом «законе о санкциях» Defending American Security from Kremlin Aggression Act (DASKA) of 2019, о внесении которого в Конгресс объявили 13 февраля пять сенаторов, демократ Боб Менендез, республиканец Линдсей Грэм, демократ Бен Кардин, республиканец Кори Гарднер и демократ Джеан Шахин, поговорим подробно, когда этот законопроект, во-первых, будет опубликован, а во-вторых, когда появятся перспективы его рассмотрения. Законопроект с таким же названием, только с датой 2018 года уже вносился этими же пятью сенаторами и покойным сенатором Джоном Маккейном 1 августа 2018 года, но лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл не включил его в повестку дня Сената прошлого созыва, законопроект не рассматривался и «пропал». Нынешний законопроект, как говорят его авторы, повторяя параметры предыдущей его версии, вместе с тем будет требовать от администрации решить вопрос о том, является ли Россия спонсором международного терроризма и дать на него ответ, ввести санкции против российского банковского, нефтегазового и судостроительного секторов (последнее в связи с захватом украинских кораблей и моряков), санкции против тех, кто проводит операции, связанные с российским суверенным долгом. Он требует от администрации опубликовать данные о финансовом состоянии путина и всех его активах. Законопроект также предусматривает необходимость получения президентом одобрения квалифицированным большинством в 2/3 состава Сената решения о выходе США из НАТО.

Но все это может быть актуальным только, если этот законопроект попадет для начала в повестку дня Сената.

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Поділитися:
Share

Share