«Мораторий на продажу земли» – это рабство той самой земли

Никита Cоловьев
Никита Соловьев

Знаете, не хочется очень уподобляться советских времен Политбюро и каждый чих маркировать как эпохальный или как минимум важнейший. Но вот завтрашнее голосование и вправду такое.

Знаете, что, на мой взгляд, такое “мораторий на продажу земли”? Это рабство. Рабство той самой земли, о сакральности которой говорят разные популисты родом из совка. Вообще, это чаще всего так и бывает. О сакральности говорят, чтобы поработить. Как с Крымом было.

Пока украинцы не могут свободно распоряжаться своей землей, бессмысленно называть эту землю их собственностью, потому что не может быть собственности без права распоряжения.



Нас всех с момента независимости продолжают фактически лишать права на землю. Всех. В интересах довольно узкой группы лиц, которые в результате и используют эту землю на совершенно несправедливых условиях, пользуясь безальтернативностью себя как арендаторов.

В результате вместо того, чтобы стать одним из ключевых драйверов экономики, наш агросектор пасет задних.
В результате мы входим в число всего пяти стран мира, в которых социализм настолько победил, что землей люди распоряжаться не могут.
В результате весь колоссальный рынок земли полностью коррупционный и подпольный. Но все равно живет, потому что рынок можно загнать в подполье, но невозможно убить совсем.
В результате сотни тысяч украинцев умерли, так и не успев распорядиться своими земельными участками и не имея наследников.

Завтра есть шанс изменить это. Завтра нужно не дать продлить еще на год это рабство земли. Украинцы и украинская земля достойны того, чтобы иметь возможность жить свободно.


Alexandr Noinets
Alex Noinets

Короче. Последнее, что я уже скажу до завтра про рынок земли, и хватит.

Вы если думаете, что вы самые умные, потому что вы запретили, и таким охрененным способом защитили украинскую святую землю и закрепили её за украинским святым крестьянином, то я вам сообщаю то, что вы наверняка и так знаете, если вы депутат и совершенно точно знаете, если вы украинский аграрий.

Договор мены с доплатой. Вот что вы, 3,14оры, родили. Запреты ваши всем до 3,14ды, вода ищет дырочку и вода её нашла уже какое-то время назад.

Фермер, которому нужна земля, находит в своё пользование два гектара любой земли в рандомном месте, хоть на Луне. Режет её на куски по сотке. И заключает с теми, у кого хочет купить землю договоры мены с доплатой. В результате они становятся обладателями нах им не нужной сотки, про которую тут же забывают, и живых денег, о которых с самого начала и вся речь.

Таким образом всем насрать на ваш мораторий. Рынок земли уже есть. Просто поскольку вы немножко дебилы и нормальный цивилизованный рынок не позволяете, то и рынок немножко дебильный. И владельцы земли продают её в среднем за штуку-полторы баксов за гектар, в то время, как по самым-пресамым консервативным оценкам рынка, при его открытии цена сразу установится в две с половиной штуки. А по оптимистическим – мне на днях называли до семи штук за гектар.

Но нет. Святая Юлия Владимировна. Мудрейший Олег Валерьевич. И примкнувший к ним голодающий Березюк. Решили, что украинскую землю честно купить будет нельзя. Что её можно будет покупать только из-под полы. Что они создадут чёрный рынок.

И, надо заметить, создали.

Так уже однажды в США хотели побороться с пьянством. Так поборолись, что целую итальянскую мафию вырастили, а пьянство как было так и осталось.

Давайте и вы. Запреты ж отлично работают.


Alexey Petrov
Алексей Петров

Мне, как человеку с удостоверением «участника боевых действий», положен клаптик земли. Два гектара. Ещё в пятнадцатом году я сходил в местный чего-то там кадастр, выбрал той самый кусочек землицы, даже получил какой-то дозвіл и… И всё. Некогда довести дело до ума, а может, просто лень. И вот недавно мне позвонили с неким финансовым предложением. Или сдать в аренду (даже таксу озвучили), или же продать свою землю, но уже за более другие деньги…

Странно. Как я могу продать свой кусок земли (представим, что он оформлен), если в стране официально действует мораторий на такого рода операции с сельскохозяйственными угодьями? Но вопрос как я понимаю риторический.

В Украине давно существует «чёрный» рынок земли. Незаконный. И вопрос даже не в том, что десятки, если не сотни, миллионов гривен крутятся в параллельном мире, где не существует налогов. Дело в том, что все об этом знают, но некоторые истерически-громкие депутаты продолжают истерически-громко орать о том, что ни в коем случае нельзя снимать запрет на продажу (покупку) земли, находящейся под сельскохозяйственными угодьями. Дескать, жители сел вмиг останутся без своих паёв (наделов), капиталистические капиталисты весь украинский чернозём у них отберут (кааааак?) и вывезут к себе в забугорье. В общем, когда умрут, хоронить их будет негде.

Вот здесь было интересно. Микола Вересень жёг напалмом:

 

Странно. Но в то же время люди продолжают сдавать свою землю в аренду за бесценок или продавать её. (Но тут уже рискует условный покупатель). Как так, если нет разрешения? Тобто запрещено.

Есть прекрасная поговорка «То, что нельзя предотвратить, нужно возглавить». Сделать этот рынок максимально прозрачным. Хочешь продать свою землю – продавай. Не хочешь – та ради Бога. Сам возделывай. Хоть посади в центре гектара одну семечку подсолнечника и радуйся процессу зарождения жизни.

Правда, прозрачный рынок диктует немного иные условия, и если сейчас гектар готовы «купить» за полторы-две тысячи долларов, то в случае открытого рынка земли цены будут сооооовсем другие. А кому это надо? Правильно, никому (кроме селян, но кто их слушает). И значит этого ни в коем случае нельзя допустить. Чёрный нал, он жыж более «вкусный» и подконтрольный…

P.S. Сегодня в сессионном зале ВР, одна скромно одетая жіночка чуть с ума не сошла, крича с трибуны о том, что ни в коем случае нельзя снимать мораторий на продажу земли. Да, пусть и дальше продолжают разводить селян как лохов. Правда, об этом она не сказала…


Поділитися:
Share

Share