Первый звонок

Ivan Shtraus
Ivan Shtraus

Гора родила мышь. Сначала поступили новости о раскрытии широкой, законспирированной сети сотрудников силовых ведомств, готовящих в Германии дестабилизацию и убийство политических деятелей. Потом оказалось, что речь идёт о нескольких сотрудниках военного элитного подразделения Uniter, которые между собой обсуждали, как в предполагаемый час «х» собрать вместе неугодных левых политиков и уничтожить их. Притом они это обсуждали в чате, что вызывает сомнение в их профессионализме и серьёзности намерений. Тем не менее, люди, хоть немного знакомые с историей, съёжились и подумали – «началось».

То, что когда-то что-то должно начаться, уже ни у кого не вызывает сомнений. Слишком долго строители «мягкой Европы» закрывали глаза на проблемы. Пружина сжалась до предела. Как известно, движение пружины возможно только в двух направлениях. Наступают времена правых и «национал эгоизма». Чем дольше либеральная Европа не будет принимать меры для устранения перекосов, тем болезненнее будут перемены.

За Германией прочно закрепился статус мальчика для битья. С завидным единодушием весь мир требует от немцев перманентного раскаяния. «Хороший немец – это кающийся немец». Конечно же, претензии к Германии не безосновательны. Две мировые войны чему-то учат. Но иногда кажется, что учат недостаточно.



Первая мировая война завершилась Версальским договором, который в сознании немцев стал символом несправедливости и национального унижения, что в дальнейшем стало причиной радикально-националистических и реваншистских настроений в обществе. В 1940 году парад немецких войск у Триумфальной арки стал возможен в том числе из-за «непримиримого деспотизма Клемансо», доминирующего в Парижской мирной конференции в 1919 году.

Вторая мировая война унесла более 55 миллионов жизней и вроде бы стала прививкой от большой войны. Германия приняла общеевропейские ценности и стала одним из столпов современной Европы. Стала, но осадок остался.

Вековой страх перед Германией был столь велик, что во время встречи Маргарет Тэтчер и Михаила Горбачева в 1989 году, на которой обсуждалась возможность объединения ФРГ и ГДР, британский премьер-министр высказала свое категоричное несогласие с их объединением.

Очень примечательная фраза Франсуа Миттерана: “Я так люблю Германию, что был бы счастлив, если бы их было две”. Тогда же советник Миттерана Жак Аттали отметил: «перспектива воссоединения Германии породила панику среди французских политиков. Они поражены и раздражены тем, что русские не захотели его предотвратить». Аттали также пошутил следующим образом: «если воссоединение произойдет, мне придется отправиться жить на Марс». Все эти потуги, направленные против объединения Германии, совершались несмотря на то, что Франция была связана с ФРГ союзническим договором, а воссоединение Германии было частью официальной политики НАТО. Тем не менее, объединение состоялось. Но настороженность никуда не делась.

Ныне немцы хотят перевернуть бесславную страницу своей истории, повествующую о Второй мировой войне. Они хотят избавиться от статуса главного палача в истории человечества. Они просто устали. Устали от того, что от них постоянно требуют покаяний. Немцы хотят четкого определения срока давности за совершенные злодеяния, но кроме них этого никто не хочет. И это, и усталость от либерально-демократических перехлестов, и настойчиво внедряемая тотальная толерантность, и необдуманная миграционная политика и ряд других факторов создают почву, где могут взрасти очень опасные всходы.

Один мой знакомый как-то сказал: «Ты не знаешь их. У них всегда правая рука готова подняться». Может это преувеличение. Но их рука начала немного подергиваться, и это настораживает. Нельзя игнорировать устойчивые тенденции. Если школьница часто спрашивает у родителей, каково рожать в 13 лет, ей безусловно нужно объяснить крайнюю нежелательность данной перспективы. Нужно объяснить, но и насторожиться. Немцы – странный народ. Им что турпоход, что марш бросок. Так что, политические пристрастия немцев имеют отношение не только к немцам.

Одинаково безответственно как заигрывать с крайне правыми, так и игнорировать перемены общественного настроения. В этой связи особенно безнравственна политика России. С одной стороны Москва проводит шествия бессмертного полка, без устали повторяет «фашизм не пройдет», «это не должно повториться», а с другой стороны финансирует и всячески поддерживает европейских ультраправых. России пора «или трусы надеть, или крест снять». В Кремле должны знать, что правые будут пользоваться любой помощью, пока они слабы. Когда они утвердятся во власти, их отношения могут резко измениться. Этот вирус способен мутировать. Он может так замутировать, что придется опять создавать заградотряды. Хотя, уже нацгвардия создана. Хоть об этом позаботились.

Мы говорим о Германии. Первый звонок прозвенел. «Кто имеет уши слышать, да слышит!».

Поділитися:
Share

Share