Новая украинская идентичность

Йож Туманный

Листаю ленту, и вижу обилие постов в духе “смотрите, сколько всего сделал Порошенко, как же можно за него не голосовать?!”. И это хорошие, правильные, честные посты людей, которые видят, как поменялась страна, как куется новая украинская идентичность. И вот тут возникает загвоздка.

Понимаете, идентичность – это не шаровары, вышиванки и глечики, как бы ни пытались нас убедить некоторые товарищи. Это даже не мова и не религия. Национальная идентичность – она немного про другое. Это, прежде всего, ощущение себя и своего места в этом мире. Все вышеуказанные моменты, конечно, важны и служат ориентирами или косвенными признаками, но к идентичности нации они имеют довольно опосредованное отношение.

То есть вот смотрите: идентичность большинства россиян – имперская. Им плевать, кто там в Кремле – царь, император, генсек или президент. Им плевать, что там в моде – лапти и косоворотки, шинель РККА или вейпы и гироборды. У них в головах империя, они чувствуют себя империей, они воспринимают себя империей, они идентифицируют себя как империю. Им так комфортно. Над этим можно смеяться, этого можно бояться, к этому можно относиться безразлично, но это их суть. Их идентичность.

Украинская идентичность до недавнего времени была чисто хуторянской. Знаменитое про двух украинцев и трех гетьманов – это оттуда. Нехай сын порошенка воюет – это оттуда. Отнять и поделить – это тоже оттуда. Конечно, это все смягчается всякими там варениками и хлебосольным гостеприимством, но государственность зиждется не на самогоне и сале, а на куда более фундаментальных вещах.

И вот тут мы приходим к тому, о чем я ранее говорил – слому устоев. Государство не может быть хутором, и точка. Мы должны изменить свою идентичность, поменять свое отношение к себе и к миру. Садок вышневый – это хорошо, но вне садка есть целый мир. И он не прочь сожрать нас.

Некоторая часть наших граждан осознала этот факт. Может, когда в их дверь постучали пацаны из народных республик. Может, когда местные менты настучали по шапкам пацанам из народных республик. Может, когда они по ТВ или в Ютубе увидели, как кому-то по голове стучат пацаны из народных республик. Это не важно. Важно, что они поняли и приняли себя новых. Их внезапно озаботило то, как работает государство, и как его можно сохранить. Откуда ни возьмись появились волонтеры и добробаты.

Но большинство людей меняться не захотело. Не потому, что они глупые или вредные, нет. Просто люди не хотят меняться. Страдающие от ожирения люди выдумают миллион причин, почему не надо идти в спортзал и не надо сесть на диету. Алкоголик очень хорошо может самому себе объяснить, что ему-то, конечно, нельзя, но вот эта вот марка водки для печени не такая уж и вредная.

Люди держатся своей идентичности.

И вот эти деятельные ребята, которые решили, что действительно пора что-то менять, они вызывают сильнейшее отторжение у тех, кто хочет просто тихонько плыть себе по течению. И перемены вызывают тоже сильнейшее отторжение.

Потому они радуются ошибкам и провалам своей же страны. Потому они – осознанно или нет – стремятся уничтожить ее институты. Все эти импичменты порошенку и последние зимы парламента – это все оттуда. Эти бесконечные хороводы с еврономерами – это оттуда. Даже отдельные унылые волонтеры, грезящие летающими ПТУР, – это оттуда.

Эти люди привыкли прибедняться. Они привыкли, что всегда можно сказать “А я-то что? Ты, вот, на Ахметова посмотри!”. И они ни за что не признаются даже себе в том, что им, в общем-то, насрать на коррупцию и барыг, – они просто хотят тихонько и дальше делать свой гешефт.

Им невозможно объяснить, почему атака на ужасного, плохого Порошенко – это глупость во время войны. Они не воспринимают критику в свой адрес или оправдания оппонентов. Любая линия, не направленная на уничтожение нашей новой идентичности, – это атака на них самих. Мы не способны переубедить их, как бы мы ни старались. По крайней мер, не сразу, и не перечислением наших достижений. Потому что наши достижения – это колокол, что звонит по ним.

Но это, конечно же, не значит, что не стоит говорить о том, что сделано. Потому что, в конце-концов, мы имеем полное право на то, чтобы похлопать по плечу единомышленников и порадоваться тому, как многого мы сумели добиться. Это важно потому, что впереди еще больше работы, и она не обещает быть ни легкой, ни приятной.

Автори