Про мучеников и ядерную пыль

Alexey Petrov
Алексей Петров

– Ффффпыль! – обрюзгшая фигура Путена истерически металась по огромной спальне. Император периодически поправлял семейные трусы и, срываясь на визг, вопил. – Всех ффффпыль! Атомную! Ядерную! Нейтронную!
– Кого Володенька? Кого всех? – Алина сидела на кровати, натянув одеяло до подбородка, испуганно глядя на взбесившегося мужа.
– Всех! На хрен! В молекулы, нейтроны, атомы и эти… Как их… Ну… Подскажи мне кобыла, чего уставилась?
– Я не знаю! – Пролепетала императрица! – Может галька?
– Хуялька! – Завизжал Путен, почесал что-то в трусах, и тут его лицо осенило, – О! Вспомнил!.. В хромосомы! Да, всех в хромосомы покрошим!
– А как же мы? – прошептала Алина.
– Мы?! – император задумался, – Мы будем мучениками. Вот как Павлик Морозов или Зина Портнова! Хочешь быть как известный гионер-перой?
– Может, пионер-герой?
– Та какая разница! Ну? Хочешь? – Путен плотоядно улыбнулся, сел на кровать и засунул руку под одеяло.

Жена испуганно взвизгнула.

– Что-то не очень! – по щекам женщины потекли слёзы. – Пожить бы ещё! Вчера только новую помаду купила.
– Гы-гы-гы… Вот и мне тоже не хочется с Хозяином встречаться. Но для стада нужно же было сказку сочинить красивую! Они и поверили. Уже готовятся. Рубахи новые шьют, лапти праздничные из сундуков достали.
– Так мы не умрём? – в глазах Адины забрезжил лучик надежды.
– Они, наверное, да! А мы – нет!.. Даром я что-ли под Кремлём и на Урале бункеры специальные строил? – Путен вскочил с кровати, подтянул трусы почти до подмышек и, смешно семеня ножками, побежал к журнальному столику из палисандра. На нем призывно играла янтарными бликами бутылка коньяка «Кузбасс».
– А мы там поместимся?
– Ну конечно же! – император опрокинул полный стакан алкоголя, поморщился и снова наполнил до краёв гранённую посудину. – Ещё и Писькову с Ведмедевым билеты продадим.
– А давай и батюшку Кирилла Гундяевича возьмём с собой! – взмолилась Алина.
– На кой он тебе сдался, старый пердун? – Путен залпом выпил второй стакан.
– Ну, Володенька… Ну, пожалуйста. Давай всем скажем, что он тоже стал мучеником, а сами его в чемодане увезём?
– По частям? – гыгыкнул Путен.



Алина обиженно надулась и отвернулась.

– Ладно, не обижайся, брёвнышко ты моё! – император сел рядом с женой. – Возьмём мы твоего еретика-раскольника в белой шапке.
– И Ванечку… Ванечку Охлобыстина, да?! – радостно всплеснула руками Алина.
– Та куда уж без шута? Заскучаем!
– Ой, спасибо тебе, Володенька! – Женщина полезла к мужу с поцелуями.
– Та подожди ты десногрёбиться! – отстранил от себя Алину император Залесья. – Кого ещё возьмём с собой?
– А там много места?
– Ну, тысяч пять будет!
– Ого! – удивленно воскликнула женщина!
– Ну дык! – довольно крякнул Путен. – С размахом строили. Только про Захерову даже не упоминай.
– Та кому она нужна, вешалка пошкарябанная? – фыркнула Алина. – Я составлю список, Володенька.
– Давай! Про Чичерину не забудь! Будет нам концерты пилить за банку тушенки, а я пока Гундяеву позвоню! Пусть сочинит пару молитв про мучеников и ядерную пыль. Надо же нашему стаду что-то в уши дуть…

Поділитися:
Share

Усі відео