Тонкая линия взводных опорных пунктов…

Alexey Petrov
Алексей Петров

Идёшь по улице. О чём-то думаешь. Хотя, что значит о чём-то?! Война бля*ская набатом гудит в голове. Сам по себе рождается пост, и ты начинаешь складывать фразы в подобие логической цепочки. Сделал паузу… И всё рассыпалось. Начинаешь заново, подбираешь части пазла, но понимаешь, что ниточка ускользнула. Шаришь руками вокруг, вроде, нащупал, но это совсем не то… Хрень на палочке. Винегрет с повидлом. Из сумбурных мыслей и эмоций.

И все же.

Глупо сейчас, на пятом году войны, лишний раз напоминать о войне. Многим она быстро вошла в душу и там поселилась, а многие так и не обратили внимания на неё. Ну, война и война… Привыкли, а, возможно, и забыли. Это в четырнадцатом было как-то волнительно, иногда даже страшно, но потом все притерлось и притупилось.



И многим невдомек даже, что разделяет их от этого… ШШДДДДАХ!… звука, услышав который ноги подгибаются от страха, и в желудке кишки сжимаются в кулак, тоненькая цепочка взводных опорных пунктов на востоке страны. И, не дай, Бог, война прорвётся за эту едва различимую на карте красную линию… Все мгновенно перевернётся с ног на голову. И мало кого уже будут беспокоить рейтинги, тренинги, фестивали и прочая х*ня. Выжить и спасти свою семью, вот самое важное и единственное желание! Только оно будет пульсировать в мозгу.

Осколки у снаряда не подписаны. Им все равно, кого убивать. Просто залп, просто шелест снаряда в воздухе, просто взрыв, просто смерть! А затем ещё один снаряд, и ещё. Десятки, сотни, тысячи…

Тонкая линия взводных опорных пунктов…

Там, для многих украинцев в потустороннем мире, своя жизнь. Кофе, сигарета, зарядить батарейки на теплик и рацию. Почистить оружие, освежиться под летним душем, сооружённым на скорую руку в посадке. Вызвать связистов, «таво шо в надцатый раз линия «легла».

– Так вчера только выезжали к вам.
– Ну, и шо? Нет связи с КСП роты по проводам.
– Ну, б*дь… Зае*ли.
– Не бурчи… Только когда будете идти, по радейке свяжитесь, чтобы мы не «причесали» вас.
– Я тебе причешу… – недовольно бурчит Кот и собирается на выход.

Шесть километров топает группа. Через посадки и балки, поросшие травой. Глядя под ноги и вокруг на триста шестьдесят градусов. И, хрен его знает, какая причина у обрыва? Сельхозтехника гребаная пошинковала «полёвку», или ДРГ сепарская перерезала и «сюрприз» оставила? Оказалось, что зря шли. Фишку на коммутаторе не вернули в исходное положение. Кот матерится на чем свет стоит. Правда, через полчаса связисты уже пьют горячий чай, обжигая губы, и лениво о чём-то общаются с бойцами с ВОПа. Но напоследок конечно напомнят.

– Ещё раз такая х*ня будет, флажками заставлю семафорить.
– Та ладно, Кот, не бурчи. Мы ж не специально.
– Не специально Сонечку лишили девственности на Привозе! – ехидно бросил Костик, одессит с позывным Кот, и махнул рукой. – Пошли парни. Пора…

И, конечно же, не забыть выматюкать начпрода. Воду падла ещё позавчера должен был привезти. Неееее, вода, конечно, есть. Третий год на войне. Научились делать запасы, но порядок есть порядок. И главное… Позвонить домой и сказать всего несколько слов «Привет, любимая… Я жив! У нас тихо… Да, да. На второй линии. Двадцать кэмэ от передка. Не переживай».

Сейчас многие политики упражняются в риторике на тему «Как закончить войну?». Да, именно так, закончить. Все реже упоминается слово Победа. Скоро и забудем, что это вообще такое. Элитные украинцы в преддверии выборов ринулись в войска. Поселфиться на фоне танка, рассказать солдатам, как они сразу же выведут страну на околоземную орбиту, главное, нужно отдать им свой голос. Подарки даже везут. Мячики. Канцтовары. Вот два года назад все было недосуг, а сейчас, да, самое время… Многие первый раз увидели солдата в «лифчике» на голый торс, полном автоматных рожков.

Тонкая линия взводных опорных пунктов…

Среди них нет политики. У ребят другие приоритеты и желания. Утром проснулся? Хорошо! Вечером уснёшь? Это уж как Бог даст… Где в этих мыслях политика? Как ей туда протиснуться?

О! Ну, ни хрена ж себе, комбриг приехал на позиции. Ну, б*дь, сейчас начнёт окурки считать, как старый делал. Хм, странно… Не считает. Ладно, хрен с ними, с теми окурками, глаза у комбрига какие-то… Ну, как сказать? Короче, не бегают. Не оглядывается назад полковник. Не зыркает на часы. Не считает минуты до момента съе*ться.

– Дык, это, обстрел может быть…
– И хрен с ним! – полковник улыбнулся и присел на снарядный ящик. – Кофе хоть напоите?!
– Звичайно ж, пане полковнику. Вам який, у стікерах або заварний?
– Да все равно… Какой ближе лежит!

А потом комбриг приехал снова. И через неделю опять. Да что за х*ня? Так не бывает! Но он приезжает, шарится по ВОПам, получая информацию из первых рук.

А вчера, говорят, позвонили аж из штаба ООС и взъе*ли комбата за то, что не дали ответку, когда орки бэху выкатили. Нееее, чесно вам кажу. Хлопці із штаба розповідали. Комбат був червоний наче труси у Красной шапки. Ну, то ж зовсім інша справа. Так і воювати можна. Хлопці, я не знаю, що змінилось, але сьогодні до нас сам командуючий приїхав. Півдня провів на позиціях. А учора ввечері сусіди таких 3,14дов окупантам відвантажили, ті до ранку скиглили по раціям своїм…

Не пытайтесь сейчас натянуть прочитанное на какой-либо батальон или участок фронта. Так, сборная солянка из эмоций, рассказов и восторженных возгласов.

Ведь что нужно солдату?! Самую малость. Знать, что командиры рядом. Правильные командиры. Нормальные мужики. Похрен на «звёзды». Если нужно будет, то и генерала на хрен пошлют. А нужно, и последний рожок с патронами отдадут.

Солдаты – люди простые. Там, на границе между войной и детскими улыбками, вообще всё просто. И есть такие генералы, полковники и майоры. Настоящие. Уважаемые люди. На всю жизнь запоминаешь их фамилии и чины. Руку за честь пожать, и сфоткаться на память. Ещё важно знать, что арта не спит, вернее, бьёт копытом, и, конечно, связь должна работать, как часики.

А там ещё повоюем. Тем более воевать мы умеем… Уже умеем.

Поділитися:
Share

Share