Э-декларации: бездумный copy&paste или адаптивный перенос

Антон Швец
Антон Швец

Можно прочитать сотни книг о том “Чому нації занепадають” и провести тысячу презентаций и форумов, но не понять одной простой вещи.

Аппликативный перенос решений и схем из одних условий не обеспечивает алгоритмического подобия итоговых реализаций в других условиях, системах принятия решений и доведения управляющих воздействий.

Сложно? Аппликативный перенос это аппликация. Как в детском саду. Вырезали вот точь-в-точь как там и потом вставили сюда. С одной стороны всё, казалось бы, верно – все правильные решения одинаковы, и не надо изобретать велосипед. С другой стороны, при бездумном копировании правильных решений в другие условия (а они всегда другие) решения или не работают, или работают не так, или вообще работают наоборот.



Почему так?

Потому что в изначальных условиях были факторы, влияющие на работоспособность изначального решения. И эти факторы не были учтены или были учтены, но не были перенесены. В результате чего итоговая система заработала не так как оригинальная. Вполне возможно, эти факторы вообще не переносимы. Традиционные уклады хозяйствования, менталитет и горизонтальные связи страт, географические и климатические ресурсы, накопленный опыт и общий технический уровень вообще принципиально не переносимы/слабо переносимы из одних стран и регионов и формируются сами по себе десятилетиями.

Самый известный пример аппликативного идиотизма – Никита Сергеевич Хрущев и кукуруза. После знакомства с американским фермером и поездки в США Никита Сергеевич был впечатлен урожайностью, неприхотливостью и универсальностью кукурузы в США.

Решение великому реформатору показалось простым – проблема, оказывается, не в том, что социализм не работает. Проблема в том, что выращивали не то. Планы у реформатора были космические. Кукурузу решено было использовать для буста животноводства, которое тоже не позволяло советским гражданам регулярно покушать мясца с колбаской.

К 1961 ЧЕТВЕРТЬ всех пахотных земель СССР была занята под кукурузу.

Угадаете, какой был результат? Результат описан в анекдоте:
– Как называется прическа Хрущева?
– Урожай 1963-го года.

Хрущев, как вы помните из Смерти Сталина, густой шевелюрой не отличался.

А еще из времени кукурузного романтизма нам достался термин «квадратно-гнездовой». Так кукурузу сеяли. И всё потом сеяли.

Уже в 1962-м СССР опять ограничивает продажу хлеба населению.

Оказалось, что нельзя перенести мотивацию американского фермера из капиталистической системы в социалистическую. Оказалось, что нельзя перенести вместе с семенным фондом пестициды и технологию их использования, техническое, механическое оснащение и системы орошения. Оказалось, что совок – страна широкая, много в ней лесов, полей, рек и климатических зон, не совпадающих с американскими (а советская селекция соснула в выводе морозостойких сортов). Солнце не то, вода не та, земля не та. Оказалось, что плодородность наглухо распаханных речных пойм и целины не сильно помогла. Не сработал перенос. Не в выборе культуры была проблема.

Кстати, в процессе кукурузной истерии совок ввалил вообще весь свой сельхоз. Пылевые бури и уваленное экологическое равновесие в общем привели к тому, что в 1963 году хлеб в СССР вообще практически пропал из свободной продажи и остался в линии централизованного распределения.

Еще известный пример – голод в Сомали в 90-х, который привел Сомали к гражданской войне, развалу государства, пиратству и прочим неприятным вещам. В организации этого голода экономическими диверсантами в своих мемуарах до сих пор принято обвинять МВФ, который начал программу сотрудничества с Сомали в 1980 году.

Считается, что именно в результате давления МВФ и программы сокращения государственных издержек в Сомали была развалена ветеринарная служба, что привело в итоге к эпидемии и падежу скота. Это стало критическим для государства, в котором большая часть традиционных видов хозяйствования была завязана на кочевников-скотоводов. Кроме того, переход на нерациональные культуры серьезно снизил урожайность.

Виноват ли МВФ? Думается не так он виноват, как толпа радужных сомалийских идиотов из правительства Сомали, которая, не думая, переносила решения из одних условий в другие в ситуации разваленной проигранной войной экономики и ретроградного государства. И как их консультанты из разных международных консалтинговых агентств, которые того Сомали в глаза не понимали и не видели.

МВФ виноват в сомалийском голоде примерно так же, как кукуруза и американские фермеры в советском неурожае 1963 года.

Не работает простой перенос. Нужно считать. А для этого нужны мозги и понимание.

Найти правильное решение, по которому можно сделать инфографику, презентацию и отчет не сложно. Вот список успешных стран, вот их решения. Это задача на уровне прочтения газеты и аналитического справочника. Это может сделать группа практически любых людей. Но если решение правильное и даже если люди хорошие, это не обозначает того, что в результате реализации этого решения станет лучше даже в отдаленной перспективе. И даже не значит, что это решение вообще осуществимо.

И вот тут важное замечание. Читатель спросит – так это что, опять, б*ядь, идти своим особым путем? Нет. Своих особых путей нужно, по возможности, старательно избегать. Но и бездумного аппликативного переноса тоже нужно избегать.

Проблема в том, чтобы правильное решение перенести в нашу систему не аппликативным переносом, а адаптивным. Именно потому люди, занимающиеся внедрением чего-то, часто ездят в рабочие поездки. Это нужно, чтобы свежим посторонним взглядом посмотреть, а что еще у них там не так. Что еще они считают само собой разумеющимся, чего у нас нет и, возможно, быть не может.

Еще нужно помнить, что светлый, чистый и наивный долбо*б, который предлагает вам аппликативный перенос ума, чести и совести текущей эпохи в наши суровые реалии, может ВООБЩЕ даже близко не понимать рисков, характера имплементации решений, последствий, последующих шагов и прочего. Он может плана внедрения не иметь.

Соответственно. Как понять, что перед нами именно аппликативный перенос, то есть бездумный копипейст?

Первое, оценка рисков.

Если в плане, законопроекте, решении и т.д. нет оценки рисков – сразу нахрен. Вот просто сразу, даже слушать не надо.

Вот когда сначала не было оценки рисков, а потом все поломалось, вы и слышите все эти знакомые мантры.

Нарид не той, коррупционная система сопротивляется, заговор барыг и спекулянтов, кредиты дорогие, денег нет, индустрия взяла в заложники народ, капиталисты, масоны и ЦРУ подосрали молодому венесуэльскому народовластию, Кононенко гадит молодому антикоррупционному движению, мы ввели раб-тарифы, а Ахметов забил хрен на инвестирование в основные, меня подставили, оно само, не оценили, обогнало свое время, не имеет аналогов и так далее.

И тут же речь не о том, что Кононенко или ЦРУ не гадит.

Гадят, конечно, но они существовали на момент начала реализации проекта. А КАК ВЫ ПРОДУМЫВАЛИ РЕАЛИЗАЦИЮ, ЕСЛИ НЕ УЧИТЫВАЛИ ЧЬЕГО-ЛИБО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ? А чего ЕЩЕ вы не учитывали?

Потому, если вы видите что оценки рисков нет, – сразу нахер. Закрываете, и даже нечего обсуждать. Если вы видите законопроект со словами “штраф”, “расширить полномочия”, “ввести регулирование”, “новый орган или служба” и прочую балду, и там в разделе высновки про коррупционные риски стоит прочерк или “мы вынесем контроль в какие-то организации” – просто тупо закрываете этот законопроект и даже не пытаетесь обсуждать. Апелляция к успешному международному опыту НЕ МОЖЕТ заменять оценки рисков в наших условиях, как уже было сказано – аппликация не работает. То, что выстрелило там, – это не аргумент, это ошибка выжившего.

Второе, это пошаговая реализация, работа с возражениями\замечаниями\ошибками и ответственность.

Мы предлагаем А, потом Б, потом смотрим, какая будет реакция. И если реакция будет В, то принимаем меры Г. Если реакция Д, то принимает меры Е. А вот Ж случиться не может никак, но если случится Ё в варианте (б), то наш план был неправильный, и мы понесем ответственность.

А не как у нас, когда Насирова выбирали комиссией с гражданским обществом, а по факту отвечать некому, кроме Пети.

И не так, что вот мы вам решение предложили, но внедрять будем не мы, а какие-то левые посоны, а они, конечно, все сделают не так (никогда не бывает так), а мы тут сбоку будем консультировать и ни за что не отвечать.

Как мы помним, аппликативный перенос почти никогда не работает нормально, а значит реализаторы всегда будут виноваты, а консультанты-визионеры-статеги и т.д. всегда за хорошее, чистое и светлое. И ни за что не отвечают.

Пункт второй (б). Как вы понимаете, для пошагового планирования и ответственности нужно уметь признавать свои ошибки.

Никакой план не реализуется целиком и полностью по плану. Бывает, что даже самые подробные схемы дают осечку. И в этот момент надо встать и признать, что недооценил риски, что допустил ошибку, извиниться и предложить пакет исправлений.

Если вы видите, как защищают заведомо провальную систему блокировок налоговых накладных, накручивая раз за разом очередной бред, лишь бы не сказать – «да мы обосрались», запомните – эти люди не реализуют ничего. Они будут усложнять малому бизнесу жизнь, а обнал как был по 13,5% с соцпакетом, так и останется, несмотря на все их победные реляции Хрущев-стайл.

Нет аппликативным переносам. Хорошее решение должно быть адаптировано. Если оно неадаптировано, но внедрять надо кровь из носу – у вас должен быть второй этап, в котором должна пройти независимая оценка результатов, ошибок, успешности и возражений.

А значит – оценка рисков, этапность, ответственность и умение признавать ошибки.

Если этого нет – сразу нахрен.

Потому что иначе – а давайте введем э-декларирование для политиков и членов их семей. Дело хорошее, нужное, успешный опыт внедрения в мире есть. Нужно срочно – кровь из носу. Но мы реализуем его через жопу в режиме, когда стратегическую линию давят консультанты, которые своих ошибок признавать не будут и отвечать ни за что не будут, а будут сваливать ответственность на других. И потом за этими консультантами в режиме истерика надо будет заносить.

А еще мы забудем, что у нас закона о лоббистах нет, потому что один антикоррупционный депутат предложил говно, а не законопроект по лоббизму. И забудем, что у нас законопроекта по лоббизму нет в том числе и потому, что юрфирмам на букву “А” удобнее быть юрфирмами, а не лоббистскими конторами со всей ответственностью и прозрачностью лоббистов. Хотя занимаются они именно лоббизмом, чего не скрывают. А их сотрудники и контрагенты одновременно активисты за все хорошее.

Ну, а в конце этой эпопеи, когда в ситуации перетекания активистов в лоббисты и назад, между активистами и лоббистами фактически ставится знак равенства, и под е-декларирование влетают почти все – мы заявим что это узурпация, законы 16 января и так далее. И правильно заявим.

Шикарный план.

Потому что: а где оценка рисков противодействия парламента в парламентской республике? А? Где первый шаг, где второй? Очень же логичный был второй шаг – приравнять лоббистов к политикам (и отделить их от активистов), и заставить отчитываться лоббистов, ведь они влияют на политиков. И все, уже понятно кто где. Хотя бы примерно. Но нет, нахрен. Мы совершили аппликативный перенос. Он заработал не так. Теперь пищим. И правильно пищим, потому что через жопу и ЕЦП никто работать не сможет, это ад.

Но всем же раньше похрен было, как это сделают сотни тысяч чиновников? Чиновников, переселенцев и их родственников? Правильно ведь? Это же раньше никого не интересовало? Скопировали и вперед. Не нравится – пусть увольняются.

Смотрите, а все эти раковые аргументы можно повторить еще раз. Еще одним абсолютно убогим аппликативным переносом. Вуаля.

Нет аппликативным переносам.

Нет правкам и предложениям без оценки рисков.

Нет отказу от ответственности и подмене ответственности апелляциями к “международному опыту” и “на западе все декларируют”.

Ни к чему хорошему такое не приводит в перспективе, даже если вам кажется, что приведет прямо сейчас.

Информационный спонсор этого поста Taras Kotov.

Поділитися:
Share

Share