Россия и Украина дерутся за наследство

Макс Гадюкин

Россия и Украина дерутся за наследство. Нам хватило бы части, но противник упрям – придется брать все. Или он ничего не отдаст.

Я не о языке, культуре или истории. И даже не о том, что историей считает северный сосед. Я об артериях некогда великого государства – речь не о России в любой ее итерации. По-настоящему великой была Киевская Русь.

Делили наследие – а Россия хочет все. Ей бы так квитанции за коммуналку спихнуть.

Русь сидела на потрясающем торговом пути, ведущем из Балтийского моря в Черное. Это, думаю, вы знаете и так. Тогда не было железных дорог и супер-пупер-танкеров, а река с относительно удачными порогами вообще казалась подарком судьбы.

Прошло много лет. Киевская Русь успела вырасти, получить от орды и пасть. Москва успела появиться, стать услужливым коллаборационистом для той же орды, еще вырасти и приблизиться к падению.

Мы не пытаемся приписать себе историю РФ, СССР, РИ и прочих формирований. Нам это не нужно. Все, чего хотим – свое взять.

Россия же отдавать ничего не желает. Она нагло захапала кусок чужого прошлого и планирует продолжить это занятие в будущем. Ни на что не намекаю, но мы чуть менее ох*евшие. И вот вам путь. Из варяг в греки, или как вообще?

Знаю, вы скажете: да всем вокруг пое*ать. Мол, славяне дерутся за какие-то свои темы, французам и британцам фиолетово.

Но нет. Не фиолетово ни разу.

Ведь вопрос стоит в том, кто как использует наследие. Для нас такое пространство означает, что можно строить Междуморье (Интермариум) с другими странами.

Дружить, но деловито. Торговать. Становиться лучше и помогать другим делать то же самое.

То, что нам видится торговым путем, РФ тоже готова использовать. Но как логистику для новых плацдармов. Мы повезем зерно? Ей гораздо веселее возить снаряды. Наш путь – мир. А теперь подумайте, какой мир готова строить так называемая РФ. Вы знаете: «русский мир». То есть кровь, кишки, мясо, фарш в канаве.

Киев – это порт в каждом вольном городе. У Москвы же другие города не «вольные», а оккупированные, и вместо порта в каждом по пыточной. Мы готовы строить союзы. Они ценят лишь союзы, основанные на безусловном подчинении их наместнику.

Украина хочет, чтобы от нее отъе*ались.

Россия желает, чтобы никто не требовал отъе*аться: экспансия ради экспансии.

Представьте себе спор двух наследников. Отец оставил им прекрасный корабль, на котором всю его жизнь ездили торговые грузы.

Один наследник прямо говорит: да, я хочу развиваться и строить бизнес. Дела вести. Второй наследник юлит. У него руки по пояс в крови, за поясом нож торчит, возле ног валяется чья-то голова. Изо рта летят обвинения. Одно за другим – и все против конкурента.

Оппонент обозван кровожадным уе*ком, уничтожавшим целые города. Оболган без доказательств.

И чем больше ты слушаешь эти обвинения в адрес тихони в чистой вышиванке, тем больше задумываешься: хм, а что это на руках у обвинителя? Неужто кетчупом измазался?

Чем дальше заходит диалог, тем понятнее становится – это них*я не кетчуп. Да и голова возле ног России не бутафорская.

К счастью для нас, Москва исторически не умеет остановиться, ведь ее идеология – жадность. Урви сейчас, а то урвут другие. Захвати то, чем управлять никогда не сумеешь, ведь все вокруг мечтают сделать ровно то же самое.

Раковая опухоль с речевым аппаратом.

Нам это «из варяг в греки». Москве же – «из варяг в греки, грабят всех абреки». Если кто не в курсе, абреком называют человека, ушедшего в горы и живущего вне закона. Таких изгоняли за зло. Особенно активно – за убийство.

Как по мне, Россия – страна-абрек. Ни более, ни менее того.

Рискну предположить: Европа все же предпочитает вольные города, а не плацдармы. Из варяг в греки – концепция экономического здравия. Этого Россия не понимает, видя лишь шанс напасть и урвать, дабы затем напасть еще раз. К счастью, мы менее е*нутые. А еще, чуть не забыл, в данный момент куда сильнее кровожадного противника.

Вот и вопрос для посторонних. Какой сосед лучше?

Не хирурги, но опухоль вырежем.

Автори