О контекстах и отношении к русским мигрантам

Айнаш Керней

Вероятно, российские мигранты испытывают недоумение от, мягко говоря, негостеприимства қазақов. Это отношение обусловлено рядом причин, основу которым заложили сами россияне.

Контекст первый. Украина

Еще вчера нынешние российские мигранты поддерживали риторику русских пропагандистов. Их не волновали бомбежки украинских городов, они не испытывали ни ужаса, ни стыда, ни дискомфорта от кадров и фактов военных преступлений в Буче, Ирпене, Мариуполе и др. населенных пунктах. Их побег – не признак неприятия путинской идеологии, внезапного озарения или неожиданного приступа эмпатии. Они бегут от угрозы быть превращенными в пушечное мясо.

Если бы русская армия имела успех и стерла с лица земли украинские города, эти люди ликовали бы и гордились «силой русского оружия». Они – не жертвы путлера, а его единомышленники, те, кто одобрял политику путлеровского режима, плоть от плоти его, более того, его опора. И они едут с одиозной Z на авто, спохватываясь лишь на границе. Однако снятие символа их идеологии ничего не значит. Эта идеологи вбита в голову, мышление.
Агрессия против Украины – это квинтэссенция, результат русской идеологии, имперства и шовинизма, суть которых нашла выражение в лозунге о денацификации.

От неизменного эпитета «великий (-ая)» по отношению к русскому балету, литературе, языку, художникам, спортсменам и т.д. лишь один шаг до «недолитературы», «недоязыка», «недокультуры» других народов. Русские не могут принять мысль о том, что все культуры и языки равны и являются достоянием человечества. Им не понять, что культура жителей даже маленького островка, затерянного в океане, уникальна и ценна для человечества.

Сначала пренебрежение к другим культурам, потом признание их неценными, а затем допустимость мысли об их уничтожении, стирании. На этом строилось отношение к колонизированным народам, к тем, кто и сегодня продолжает, увы, находиться в колониальной зависимости от рф.

Контекст второй. Риски

Рф, все годы посягающая на территориальную целостность Қазақстана, до сих пор представляет для нас реальную угрозу. В данный момент – оккупация посредством массового переселения русских.

Вполне отдаем себе отчет в том, что на месте Украины могли быть Қазақстан, Грузия или иная страна. И тогда вместо Бучи, Ирпеня, Мариуполя могли оказаться наши города и аулы. И жертвами насилия, пыток, расстрелов могли быть наши граждане: женщины, дети, старики. Было бы то же самое, один в один.

Сказанное – не гипотетическая угроза. Мы стояли в шаге от этого еще в январе этого года (нам еще предстоит открытие того, что они успели тут натворить сами или руками местных силовиков). И местные совки подняли голову, уверенные в защите со стороны рф и местной власти, колониальной по своей природе, из их уст зазвучали угрозы и благодарность за ввод войск ОДКБ. На этом фоне в страну без всякой проверки входят сотни тысяч адептов путлера. Сколько среди них активных агентов, прибывших вести подрывную деятельность и обрабатывать местное население, не известно.

Контекст третий. Исторический

Массовые переселения их россии никогда не приносили қазақам ничего хорошего. Сначала, после отмены крепостного права в россии, началось стихийное крестьянское переселение. Колониальная администрация обеспечивали прибывших землей путем отъема пастбищ и водоемов қазақов.

Во время первой же сессии (1906 г.) созданной ГосДумы қазақские депутаты заявили о необходимости приостановки переселения. Та ГосДума была распущена. После роспуска второй госдумы қазақов лишили права избирать и избираться в ГосДуму, т.е. иметь защитников своих интересов. Между двумя госдумами была принята столыпинская реформа. За неполные пять лет на қазақские земли было переселено свыше миллиона русских. Так россия решила проблемы якобы нехватки земли (которой не хотели делиться русские помещики) за счет қазақов. «Успех» cтолыпинской реформы был основан на грабеже қазақов, что, помимо прочих причин, привело к восстанию 1916 года. Восстание было кроваво подавлено силами российской армии, местного псевдоказачества и имеющих право иметь оружие крестьян-переселенцев.

Следующие волны переселения не прекращались еще полвека: начало 1920-х гг. (русские бежали от голода), конец 1920-х гг. (шли за обещанной қазақской землей), потом были раскулаченные, депортированные, сосланные в лагеря, эвакуированные, целинники.

Пока алашордынцы не были репрессированы, они продолжали выступать против массового переселения. Они понимали угрозы: отъем земли, численное соотношение, насильственная ассимиляция, насаждение ценностей и нравов русских и т.п.

Массовое переселение никогда не приносило қазақам добра. Лишь лишения, отъем земель, потерю работы, дискриминацию, значительное сокращение сфер употребления қазақского языка, навязывание доминирования русской культуры, проявление бытового шовинизма и открыто проводимой политики дискриминации по национальному признаку.

Контекст четвертый. Моральный

Массовый побег русских из рф – это способ не только избежать мобилизации, но и уйти от ответственности. Русские, воспевающее ВМВ (называемую ими Великой отечественной), очень хорошо знают, что Германия была подвергнута принудительной денацификации. Они были согласны с этим. Даже 70 лет спустя русские все еще грозили германцам походом «На Берлин» и «Можем повторить». Они считали справедливым и необходимым перевоспитание германцев, изменение их мышления.

Теперь дерашизация, дешовинизация сознания предстоит самим русским. Перевоспитание будет касаться всех сторон жизни (санкции в т.ч.), и этот процесс займет 2-3 поколения. И миллионы русских, покидая сегодня россию, пытаются избежать ответственности. Следовательно, они сохранят этот вирус шовинизма и имперства и понесут его дальше. Они несут с собой совок (мы уже видим признаки этого). Они должны быть в своей стране и пройти всей нацией процесс дерашизации. Иначе угроза рашизма не исчезнет и будет изнутри подрывать те страны, где поселятся сторонники путлера. Именно бегущие сегодня из россии должны нести коллективную ответственность и пройти путь осознания ущербности. Недопустимости, одиозности их отношения к миру и другим народам.

Контекст пятый. Колониальный

Почему столь же неприязненное отношение мы не испытываем в адрес қазақов, башкир, татар, саха, ногаев, тыва, бурятов, дагестанцев, чеченцев и других народов, чья территория пока еще входит в состав рф? Потому что они находится в колониальной зависимости, и в полной мере испытывают колониальный гнет. Он выражен не только в политической зависимости, экономической экспансии, но и в лишении этих народов национальной идентичности, языка и культуры. Фактически происходит искомая путлером денацификация названных и других народов на территории рф.

Названным и другим колонизированным народам нужна деколонизация сознания, которая позволит освободиться от русской пропаганды и осознать свое положение дискриминируемых, подвергшихся геноциду.

В дни войны, обнажающей суть любой власти и проводимой ею политики, шовинизм проявился в откровенном геноциде представителей национальных регионов. Их отправляют на фронт погибать за т.н. русский мир. За тот самый русский мир, ради доминирование которого они были лишены своего исконного мира. Они, если хотите, находятся в положении наших дедов, которых использовали как пушечное мясо в ВМВ, миллионами губя в «котлах», окружениях, бессмысленных атаках (отсюда закрытие архивов периода ВМВ). И немногие вернувшиеся молчали о войне, потому что они не могли найти язык, способный выразить пережитый ими ужас, осознание массовой бойни, устроенной по воле сталина и бездарных генералов-мародеров.

Наши крымские татары, чеченцы, ингуши, получив в 1960-1970-ые годы гипотетическую возможность вернуться на свою историческую родину, обнаружили, что их дома заняты русскими из внутренних областей россии. Эта практика используется и сейчас на землях Украины, а с 2014 года – в Крыму («там же так душевно, по-домашнему»!).

Наши русские, чеченцы, корейцы, ингуши, дойчи и др. – это потомки раскулаченных и сосланных, депортированных, понесшие невосполнимые потери и пережившие горе лишения родины. И российские мигранты должны это понимать, прежде чем ожидать сочувствия.

Это так удобно «не знать» реальную историю, не так ли? И потом делать удивленное лицо и обвинять мир в русофобстве. Россиянам следует пожаловать не на чужие земли, а в реальный мир без советских мифов и шовинистических штампов.

Контекст шестой. Ценностно-идеологический

Именно шовинизм, отсутствие эмпатии, безразличие к судьбам своих соотечественников других национальностей привели к результату, от которого теперь бегут российские мигранты. Они – не жертвы пропаганды. Это российская пропаганда есть проекция их взглядов.

У нас, например, вылез некий Оленников, кривляющийся под соловьева. И каков был результат? Его хамство вызвало у қазақов коллективный рвотный рефлекс.

Шовинизм проявляется даже в мелочах. Для россиян выходцы из Центральной Азии – это мигранты и гастарбайтеры, а сами россияне в аналогичной ситуации вдруг превращаются в релокантов, вынужденных переселенцев, ценных специалистов или беженцев. А чем разница? В национальности, расе?

Российские мигранты сняли знаки Z и полосатые ленты, но пропитанные путинской пропагандой мозги никуда не делись. В недавнем интервью қазақскому блогеру эти мигранты на вопрос о том «Чьи Крым, Донецк, Луганск?» ответили: «Это земля тех, кто там проживает». Гитлеровско-путинский подход. И эти люди едут к нам, чтобы потом утверждать, что земли, на которых они оказались, принадлежат им. Этот «фокус» мы уже проходили. Мигранты несут с собой вирус русского шовинизма, имперской идеологии и прочие маркеры т.н. называемого русского мира. Всего того, от чего мы избавлялись 30 лет.

Контекст седьмой. Альтернативный

То политическое образование, которое останется от нынешней рф, должно быть лишено права иметь свои вооруженные силы. И аргументом в пользу этого решения служат массовые военные преступления против гражданского населения Украины, а так же то, что русская военщина превратила свою армию в сборище бандитов, отдала оружие в руки преступников. Деградация армии – последние свидетельство деградации государства.

Создание некоего нового русского государства должно осуществляться усилиями самих русских, а не руками, борьбой и жертвами представителей национальных регионов. Русские были получателями выгод в империи. Теперь они бегут от сотворенного ими, а разгребать проблемы они вынуждают тех, за счет кого жили и кого дискриминировали. Чтобы потом вернуться на готовое? Российские мигранты должны возвратиться домой и сделать работу над ошибками. Возвратиться именно теперь, когда грядут перемены и появляется исторический шанс изменить судьбу своей страны. Как это делают дагестанцы, саха, буряты и другие.

Контекст восьмой. Местный

Местная власть пытается перевести потенциально конфликтную ситуацию на национальную почву, как это делал экс-президент. Только нынешний конфликт не межнациональный, а идеологический. Власть размывает эту проблему, потому что сама выступает на стороне путлеровской идеологии, по сути выполняя функции колониальной администрации. Отсюда ее решение оказывать помощь мигрантам. Совсем как в колониальные времена, когда против дискриминации қазақов и преференции русским переселенцам выступали алашордынцы.

Автори