ПВО для Украины (фото, видео)

Украина получит ЗРК NASAMS. ПВО — это прежде всего система. И наша система становится живучее, децентрализованней и получает больше средств доставки и глаз в виде радаров. ПВО в странах Балтии, ПВО в Украине, ПРО в Польше и Румынии — Путин мощно двинул НАТО на границы 1997 года. Это ли не здорово? И на этом фоне даже немного радуют вопли павианов из-за поребрика. Пишет на страницах site.ua Кирилл Данильченко.


Кирило Данильченко

Первый ЗРК “NASAMS 2” 11 июля  прибыл рейсом украинского «Ан-124» из Норвегии в Польшу, в город Жешув.

Почему Польша?

Во-первых, потому, что в системе их противокорабельных ракет NSM  встроен по сути командный пункт управления и мобильный пункт управления огнем совместимый с  NASAMS. Того же производителя, тех же стандартов связи Link 16, с теми же дисплеями, трекболом, рабочими местами операторов.

Кроме того, что это удобный хаб для доставки как трейлерами, так и железной дорогой, отсюда можно «тренироваться на кошках», взлетающих с аэродромов Калининграда, изучать сигнатуры реальных российских самолетов, их тактику патрулирования, отработать марш в район сосредоточения, смену позиций.

Плюс Испания разместила 8 комплексов NASAMS второй  итерации в латвийском Лиелварде в рамках усиления контингента НАТО в странах Балтии, чтобы не чесался у РФ коридор на Сувалки, и, вполне возможно, чтобы наши операторы тоже причастились к опыту.

И уже есть две батареи NASAMS 3 у Литвы на боевом дежурстве.

Как-то так вот и совпал регион получения.

 

Из того, что сейчас известно из открытых источников, США пообещали предоставить Киеву 2 батареи, Норвегия также предлагала поставки дополнительных комплексов и ракет, в их парламенте рассматривались поставки как ЗРК, так и ПКР NSM.

Возможность в перспективе получить до трех батарей ПВО ближнего и среднего радиуса действия — это серьезное усиление для нас. Особенно если учесть продолжающуюся ракетную кампанию РФ — только вчера по нам работали и «Х-101» со Стратегов, и ЧФ «Калибрами», прилетали и советские дозвуковые древности с хранения. Сегодня тоже принимаем входящие.

Это не войсковое ПВО, а объектовое —  требует развертывания до 15 минут, смены места дислокации за 3 минуты в случае, если позиция была замечена. А делать это в тактическом тылу под возможными прилетами баллистических ракет и ударов РСЗО не так, чтобы с руки. Особенно если помнить, что пусковая сгружается с шасси и работает с грунта.

Значит, их ниша — это охрана мостов, заводов, штабов, оперативных складов, узловых станций, крупных городов. Хоть базы ВМФ и районов запуска «Нептунов», хоть маршруты  следования западной помощи, хоть столица. Расположенная где-то в районе Спивочого поля условная  батарея может работать по крылатым ракетам, БПЛА и самолетами над Борисполем и одновременно под Васильковым.

Не думаю, что нам дадут “NASAMS 3”, мобильные пусковые и ракеты ЕR, которые пока достались только Катару за живые деньги и стоят на вооружении  в Норвегии , но и это неплохо.

Ракеты Raytheon AIM-120 AMRAAM мы можем получить как от США, так и от многочисленных союзников — Норвегии, Испании, Нидерландов, Турции, Австралии, Литвы. Хорошая ракета с  РЛС ГСН, есть, кстати, модификация С, которая даже с земли работает до 50 км.

У NASAMS 2 улучшенная РЛС AN/MPQ-64F1 Sentinel , которая может засекать дозвуковые крылатые ракеты, дроны и небольшие цели в Х-диапазоне, она устойчива к захвату ракет против радаров и средств радиоэлектронной борьбы. Одновременно РЛС  может сопровождать до 60 целей в полосе до 70 км.

Кстати, 4 станции этого типа уже передавались в пакетах помощи от США еще с апреля месяца и висят в списке на сайте Пентагона.

Это означает, что мы можем не привязываться к радару батареи, а выстраивать внешнее целеуказание, чтобы не светиться как новогодняя елка и не излучать, рано или поздно получив условный «Искандер».

У каждой стрельбовой батареи есть два пункта управления огнем на 6-8 пусковых, позволяющие менять рабочие станции, выключать те, на которые навелись противорадиолокационные средства, создавать единую сеть в формате  Battle Management, Command, Control, Communications, Computers And Intelligence, не завися от живучести каждого юнита в ней.

Плюс оптическая станция — с лазерным дальномером, инфракрасной камерой и  мощной телевизионной камерой.

Что это дает? Формат засады, когда расчет поддерживает радиомолчание, не включает РЛС, а наблюдает за сектором и работает по пролетающим целям в пассивном режиме.

Причем каждый мобильный пункт управления огнем (Fire Distribution Center) может как брать на себя руководство всей сетью пусковых, так и «рассыпаться» на децентрализованные узлы.

Лучший подарок россиянам, если они таки залетят за линию соприкосновения попробовать побросать чугуном или попробовать раздолбить взлетно-посадочную полосу.

Россияне уже испражнились десятками историй про то, что “NASAMS 2” не достанет до «стратегов», а гиперзвуковой «Кинжал» сделает из них ядерный пепел. Но это объектовое ПВО — ему не нужно работать по высотным носителям ракетного оружия. А то, как «Кинжалы» и «Калибры» подавили советские еще «трехсотки» и «Буки», мы видим по российским околовоенным блогерам, которые через день постят грустное — «Братья, вечного полета»  своим пилотам.

Тем более что эти первые батареи, первая ласточка — отработка обучения, тактики боевого применения, логистики, концепции.

Сам пункт управления огнем и РЛС может работать не только ядром ПВО, но и наводить  многочисленную малую зенитную  артиллерию (из тех же немецких «Гепардов», итальянских Sidam 25,  модернизированных «Тунгусок» или «Шилок»), создавать огневые мешки и зоны сплошного поражения, располагать по маршруту полета крылатых ракет посты с ПЗРК.

ПВО —  прежде всего это система. И наша система становится живучее,  децентрализованной и получает больше средств доставки и глаз в виде радаров. ПВО в странах Балтии, ПВО в Украине, ПРО в Польше и Румынии — Путин мощно двинул НАТО на границы 1997 года.  Это ли не здорово? И на этом фоне даже немного радуют вопли павианов из-за поребрика.

Источник


Олександр Коваленко

Итак. Украина получит ЗРК NASAMS. Для понимания, с чем его едят, и что оно такое.

Заранее, в 100500-й раз, но, похоже, не в последний, отмечаю, что ни одно ПВО в мире не гарантирует 100% безопасность от ракетного удара. Ни одно! Это чтобы без шизофренических иллюзий, коим в последнее время многие подвержены.

Теперь по фактам.

Украина получит 2 батареи ЗРК, явно, более чем уверен, NASAMS 2.

Данные комплексы отличаются использованием тактических каналов передачи данных, таких как Link 16, Link 11, JREAP и улучшенного наземного радара.

В состав батареи NASAMS 2 входят четыре установки, из которых 3 пусковые установки LCHR, каждая на шесть ячеек для ракет AIM-120 AMRAAM, а так же РЛС AN/MPQ-64F1 Improved Sentinel, одна машина Центра распределения огня и одна машина с электронно-оптической камерой MSP500.

Система применяет усовершенствованный радар Sentinel с более широким спектром частот, переменной скоростью вращения и повышенной способность обнаруживать и сопровождать цели. Шасси для радара универсальное. Каждый радар может обрабатывать и распространять данные самостоятельно, а также может быть подключен по радиоканалу, кабелю, через Multi Rolle Radio или через ТАДКОМ.

Электрооптический датчик MSP500 от Rheinmetal оснащен лазерным дальномером и ТВ-камерой, а также модернизированной термографической камерой. Их можно использовать для пассивного запуска ракет, что было неоднократно успешно продемонстрировано на учениях.

Центры распределения огня (FDC) могут образовывать сеть с географически распределенными датчиками и использовать либо централизованное, либо распределенное объединение данных для обработки радиолокационных следов и формирования полной картины воздушного пространства для офицера тактического управления (TCO).

Каждый командный пункт включает в себя два цветных дисплея с интерфейсом общего управления тактическими операциями на основе поставленных задач. Система управления может отсоединяться от датчиков, чтобы стать менее заметной.

Операторы могут переключиться на роль централизованного управления, запустив программное обеспечение операционного центра (GBADOC). Дополнительный автомобиль Tactical Control Center (TCC), аналогичный Batallion Operations Center (BOC) для обновления Hawk XXI, включает в себя третий командный пункт, который можно использовать для этой роли.

Модули управления могут быть установлены на самых разных транспортных средствах. Каждый модуль может автоматически определять свое положение с помощью электронного эхолота и GPS-приемника.

Но не следует себя обманывать. NASAMS 2 – это ПВО малой и средней дальности, а не большой. Не смотря на то, что она применяет ракеты AIM-120 AMRAAM, которые в зависимости от модификации могут поражать цели на расстоянии до 180 км, в позиции «земля-воздух» их дальность поражения объекта – 50 км +/-.

Так же отмечу, что NASAMS 2 отличается от того же чрезмерно разрекламированного «Железного купола» более упрощённо интеграцией в чужеродные ПВО. Напомню, что в США в их ПРО так и не смогли интегрировать «Железный купол», в то время как NASAMS вошёл как влитой. Для нашей ПВО, постсоветского образца, это идеальный вариант как для локальной защиты воздушного пространства, так в перспективе и более глобальной.

Автори

, ,