Логика военного времени

Микита Соловйов

Это проявляется очень во многом. Но для меня особенно показательны обсуждения темы возвращения эвакуировавшихся в Харьков. Становится сразу видно, что многие хотят вернуться не в Харьков, а в 23-е февраля. Ну и в Харьков, конечно. Они же до начала вторжения в Харькове жили. И любые аргументы и информацию воспринимают именно в этом ключе: а уже достаточно Харьков близок к тому, что было до 23-го, или нет?

Довоенная жизнь закончилась. Забудьте.

Война будет идти еще долго. Я не знаю сколько, у меня нет хрустального шара. Но долго. Намного дольше, чем в принципе можно пережидать. И пока мы не победим, Харьков всегда будет под угрозой обстрела. Всегда будет сохраняться риск следующей попытки окружения города. Это надолго. Это до победы. Так будет, пока на карте есть Россия.

Невозможно жить в прифронтовом городе, да и вообще в воюющей стране, и при этом действовать и мыслить в логике мирной жизни. Просто потому, что военное время и мирное время – и разные миры, и разные Вселенные. И чем быстрее мы сможем принять этот факт и перестроить свое мышление, тем лучше. Для всех лучше. В первую очередь, для нас самих. И намного лучше для страны и победы.

Причем, когда я это пытаюсь объяснить, подавляющее большинство собеседников кивает, горячо соглашается и продолжает. Нет, нельзя взять логику мирной жизни и в нее внести поправки на войну. Война слишком большая, чтобы поместиться в поправки. Нет, логика “Я понимаю, что война, но…” не работает.

Логика военного времени – это принципиально другая логика. Не сводимая к мирной даже с поправками. И нам всем нужно учится жить и действовать в ней. Это касается не только непосредственно фронта и военных, это касается всех. Да, возможно, во Львове в меньшей степени, чем в Харькове или Запорожье, но и там тоже.

И уж точно только в такой логике можно адекватно принять решение о том, стоит ли возвращаться в Харьков.

Первый тезис очень простой. В Харькове в любой момент в любую точку города может быть прилет. Сейчас. Завтра. Через год. Если вы приняли этот факт, то дальше стоит обсуждать уже все остальные вещи. С какой вероятностью, чем именно, с насколько тяжелыми последствиями. Но это все имеет смысл только после того, как саму такую возможность вы приняли.

Может ли в Харькове быть безопасность в понимании мирного времени? Может. Сразу после победы. Пока война идет, и Россия существует, безопасности не будет, имеет смысл обсуждать только уровень опасности. И сразу без эвфемизмов и обиняков. Вот какая вероятность того, что меня убьют или тяжело ранят завтра? Именно в таких терминах, пожалуйста. Я вот для себя решил, что вероятность очень низкая, если речь идет обо мне. И чрезмерно высокая, если речь идет о дочке. Потому я здесь, а жена с дочкой в эвакуации. Естественно, вероятности примерно одинаковые. Просто с чем мы их сравниваем. Что мы считаем допустимым риском. А это уже вопрос нашего выбора, а не расчета.

Причем я с горечью замечаю, что на логику военного времени очень часто не могут переключиться не только обычные граждане, но и представители власти. Самый простой пример – это призывы в отношении воздушной тревоги. Каждый раз нас официальные лица призывают все время воздушной тревоги находиться в убежищах, а по возможности и после отбоя тоже. Я недавно посчитал. Были дни, в которые суммарная длительность воздушной тревоги в Харькове составляла по 6-8 часов. С учетом дойти до убежища и вернуться, это минимум в два раза сокращает продолжительность рабочего времени суток. Скажите, какой смысл тогда вообще сидеть в Харькове, если проводить половину жизни в убежище? Вы призываете харьковчан сидеть по норам и ничего не делать? Так а нахрена тогда вообще мы все здесь?

Это в мирное время безопасность является одной из высочайших ценностей, а декларируется как высочайшая. В логике мирной жизни это правильно и разумно. Но у нас не мирное время, и логика тоже должна быть военной. И правильным, на мой взгляд, было бы не призывать сидеть по убежищам. Правильно было бы массово тренировать харьковчан вести себя под обстрелом. И при этом предлагать заниматься своими делами, но все время быть готовыми упасть и закатиться. Потому что и риск был бы в этом случае не намного выше. И главное, в этом случае каждый успевал бы намного больше пользы принести, чем если бы вдруг решил следовать этим призывам.

Таких примеров можно приводить десятки в отношении действий властей и сотни в отношении действий горожан. Есть или нет опасность? Как сделать, чтобы ее не было? Нет сейчас такой логики. Опасность есть всегда. Вопрос лишь в том, как найти баланс между этой опасностью и приносимой пользой. Если вы не готовы мыслить и действовать в такой логике, то я бы очень просил в Харьков не возвращаться. А вот если вы готовы рассуждать так, то мы все будем рады вас видеть здесь. В Харькове сейчас очень много дел, и работы хватит всем.

 

На фото: Харьков, Северная Салтовка, 112 день войны. Фото: Редпост

Автори