Финансовое пике российского судостроения неизбежно в новом десятилетии

Олександр Коваленко

В середине 2000-х в России, благодаря притоку инвестиций, открывающимся рынкам для российских товаров и наоборот, а так же росту цен на энергоносители, газ и нефть, РФ смогла оказывать большую финансовую поддержку военным проектам и ВПК. Фактически, период экономического благополучия, продлившийся с середины 2000-х, за исключением 2008-2009 годов, до 2013-го, позволил России максимально сконцентрировать всё внимание на развитии военно-промышленного комплекса и армии.

Однако, вторжение РФ в Украину, оккупация полуострова Крым и части Донецкой и Луганской областей привели к наложению на Россию санкций, что в значительной степени подорвало финансовые возможности страны-оккупанта.

Поначалу эффект санкций не ощущался настолько критически, и промышленность продолжала работать на выполнение оборонного заказа. Тем не менее, год от года возможности бюджета становились всё более ограниченными, и для обеспечения военной отрасли стали изыматься средства из социальной сферы. Таким образом, в то время как бюджет силового сектора каждый год рос, бюджетники урезались в финансировании.

Но, наступившее новое десятилетие стало переломным, ведь по состоянию на сегодняшний день Россия исчерпала финансовую подушку безопасности середины 2000-2010-х, а бюджетная сфера урезана настолько, что дальнейшее ограничение станет её приговором. И первые признаки настолько патовой ситуации, что называется, на лицо.

Так, Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) впервые с 2013 года завершила отчётный год с убытками. Одной из причин таких показателей стала нехватка заказов по сравнению с предыдущими годами. Но куда интереснее совсем другая причина, а именно – отсутствие согласованности и утверждения цен на гособоронзаказ. Эта причина интересна тем, что на момент заключения ряда контрактов на строительство той или иной продукции ОСК курс национальной валюты в РФ был один, а на момент выполнения заказа он был совершенно другим, и из-за этого многие объекты строились в убыток самих же предприятий.

В итоге, при внешне достаточно приемлемых показателях отрасли в России разорялись и объявлялись банкротами ежегодно десятки малых, средних и даже крупных предприятий, вынужденных выполнять обязательства на фоне обрушившегося курса рубля.

Так, за прошедшие годы был ликвидирован крупнейший и единственный в России завод производитель микроэлектронных устройств для торпед “Лентеплоприбор”, до сих пор в долгах и судебных исках утопает Амурский судостроительный завод, банкротом объявлен был АО “Сосновский судостроительный завод” и т.д.

Продолжать можно до бесконечности, но суть такова, что даже в период более-менее стабильного финансирования, никакой стабильности у российской судостроительной отрасли не было. А теперь, с учётом неизбежно ухудшающейся ситуации, и подавно не будет.

Автори