Планы и реальность Укроборонпрома

Кирило Данильченко

Муженко дал интервью, что в 2015 году были трехлетние планы пересадить 2 бригады на «БТР-4». Но воз и ныне там. А у нас тем временем 2022 год на календаре на носу. То есть должно уже 4 бригады пересесть. Это только для ВСУ, а их заказывали еще МВД в целом и НГУ в частности.

Бригадный комплект зависит от штата, но обычно линейные, командирские и эвакуационные машины – 113-115 штук. Еще случается небольшое учебно-боевое подразделение 8-10 коробок, чтобы готовить экипажи не в 169 НВЦ «Десна».

В общем, должно быть до полутысячи только «четверок» в строю, не считая иракского контракта и внутренних дел.

А результаты на табло – в прошлом году сдали далекий контракт 2017 года. В этом году зуб давали морпехам передачу сделать сразу 72 «БТР-4», но что-то опять случилось. Вероятно, еще до конца года все пошло по борозде, потому что башни заказывали на январь-февраль следующего, а от башен до готового бронетранспортера еще немного времени.

Вот это весь результат реформ Укроборонпрома – корпоратизации, разделения, кластеров и хитрых планов.

В мриях у нас полтысячи одного из самых современных БТР в Восточной Европе, а в реале – руки не той системы. Мы прокукарекали, что сдадим в этом году, а там солнце пусть не всходит. Хоть папиредники и злые Свинарчуки, хоть служба счастья имени Гусева, а 50 машин в год собрать не выходит.

Притом что сварка корпусов, с которой у нас традиционные проблемы – это технологии далеко не космические. Я понимаю, если бы были проблемы с электроникой или двигателями – как раз вкрутить импортированные матрицы тепловизоров или условный «Харрис»\”Лыбидь” без вопросов. Проблемы в корпусах, башнях и сварке прямыми руками брони.

Каждый раз слушая истории про KPI в Укроборонпроме надо держать этот нехитрый факт в голове. Вот у нас планы подлодки и самолеты начать производить, приехал дорогой инвестор вертолетный. А когда контракты на коробки сварные научатся выполнять, и сколько должно пройти веков от иракского факапа?

 

Автори