День, коли рухнула віра в казку про братську любов і один народ

Валерій Прозапас
Валерій Прозапас

Сім років тому Совбєз РФ дозволив Путіну “ввести войска на территорию Украины”.

Не сумнівайтесь, страшний відсоток українців не усвідомлює і ніколи не усвідомить, що то було оголошенням війни, яка розпочалася задовго до 2014 року.

А потім з’явилося українське ноу-хау – звинуватити у війні своїх же, вигадати “война вигідна Порошенку”, та роками всім народом споживати отруйну московську пропаганду.

Теперішня влада багато зробила для просування тієї пропаганди і стала заручником своєї зрадницької політики переслідування військових, “прекратить стрелять”, “розведень” та “какой разницы”, тому переважно мовчить про загиблих, поранених та обстріли, створюючи інформаційний вакуум для населення, бо визнати свою брехню для неї смертельно.

В такому стані ми зустрічаємо восьмий рік чергової відкритої війни з Москвою.


Alexey Petrov
Олексій Петров

Пошёл восьмой год войны… Каждый, наверное, ведёт свой отсчёт. У всех есть свой особенный ТОТ день. И каждый будет прав в своём военном летоисчислении. Тогда, в далеком 2014 году, казалось что вот-вот всё решится. Как тогда на Тузле. Побряцают оружием. Пообвиняют друг друга в несоблюдении каких-то там политических договоренностей, достигнутых, Бог знает, когда и, хрен пойми, зачем. И угомонятся.

Так и сейчас в Крыму, всё уляжется и сойдёт на нет. Казалось, так. Вернее, хотелось. Но всё чаще и чаще на кухнях, в офисах и в пивбарах стало проскакивать слово, смысл которого давно забыли. Война. Говорили украдкой и с опаской. Говорили, прикусив язык, боясь навлечь. Говорили и в тот же момент цеплялись за последние соломинки надежды, что вот сегодня, ну, может, завтра всё и все образумятся. Ну мы же братские народы (Так говорили из каждого утюга). Да возьми любую книжку. Любой фильм. Сплошная одна история, завёрнутая в одну братскую любовь, и всё такое. Ну действительно, какая война? Ведь ещё вчера ездили в гости друг к другу и в «одноклассниках» принимали приглашения от сослуживцев приехать в Рязань, Владивосток или Москву. Ведь не виделись с 1992-го…

Я пытался сложить в голове этот пазл, но никак не получалось. Элементы не сопоставимые. Но я всё же надеялся. До последнего надеялся. Верил так, как, наверное, никогда и ни во что не верил…

Но по спине уже испуганно пробежал первый железный муравей. Царапая своими железными лапками кожу, тем самым вводя тебя в ступор… Потом второй муравей и третий. Десятый и семьдесят шестой… В предчувствии необратимого они бегали уже взводами и батальонами, а я из последних сил продолжал верить и надеяться. Наивный сорокадвухлетний пацан.

А потом пришёл вечер первого марта 2014 года. И за ним пришла ночь. Самая страшная ночь в моей военной жизни. Железные муравьи исчезли, на их место заявились их же ледяные собратья. И леденящий душу страх чёрной рекой стал медленно пробираться в отдаленные закоулки души, парализуя волю, способность трезво мыслить и вообще хоть как-то оценивать ситуацию. Даже на примитивном уровне. Хотелось затрясти головой, чтобы этот сон мгновенно исчез, и всё было как прежде. Но, к сожалению, это был не сон…

На аэродроме в одночасье загудели двигатели трёх оставшихся Илов. Ночь почему-то никак не заканчивалась. Если бы я увидел, что часы остановились, то не удивился бы, наверное. Каждая секунда была похожа на час. Тогда многие из нас переродились заново. Мгновенно рухнула вера в брехливые сказки о братской любви и одном народе.

Совершенно неожиданно в парализованную страхом душу заглянула Ненависть. Выглянула из-за угла, спрашивая:

– Ну что, чувак? Ты ещё живой тут?.. Так и будешь лежать с квадратными глазами и мокрой от ледяного пота спиной или решишься хоть на что-то? Тебе же сорок два… За твоей спиной семья, мама, сестра, племянник. Да-да… Вот именно сейчас они за твоей спиной. По-настоящему. Ты, конечно, моргать ещё от страха не в состоянии, но сути дела это не меняет. Попробуешь что-то сделать или так и будешь валяться на диване и ждать, когда в дверь твоей квартиры грязным берцем постучится бурят в форме российского солдата?.. Потом будет поздно. Что, прислушался? Это хорошо… Быстро вспоминай, где лежит твой военник и утром 3,14дуй в военкомат. Попробуй хоть что-то сделать. Да-да… Я помню, что один в поле – не воин, но армия состоит из людей. Из таких как ты, пусть и перепуганных (пока перепуганных), но людей. Хочешь, я назову тебя Гражданином. Так немного легче принимать решение? Давай… Я жду!
– А меня убьют? – едва слышно спросил ты.
– Я – не Бог, я – всего-то Ненависть. Короче, два варианта – или убьют, или нет. Но ты точно умрешь, если останешься тут, на диване… Умрешь от страха.

Давно уже нет того меня. Там остался, в той страшной ночи. А вот ненависть осталась. Она теперь постоянно живет в нас. Ненависть к тем, кто набросив лживую шкуру братьев, пришёл с войной в нашу любимую Украину…

Поділитися:
Share
Усі відео