Как защитить украинский шельф – задачка на десятилетие

Кирилл Данильченко
Кирилл Данильченко

Не знаю, как там насчет вырванного сердца, солнечного и светлого.

Россияне отжали у нас вполне конкретные вещи.

Газоносный шельф размером с Венгрию. На 800 млн. долларов буровых вышек и на 1.5 млрд. энергетики. 10% перевалки портов. Продолжают воровать наш газ прямо сейчас и выкачали почти 3 млрд. кубов – больше годового потребления полуострова. Они продолжают спускать на воду корабли носители управляемого оружия и тяжелые сторожевые суда ФСБ, чтобы защищать украденное. Они обстреляли наш АН-26, останавливали торговые суда для досмотра, пытались задушить блокадой Мариуполь. В том числе и за это они получают санкции и Пригожина в розыск.

Но силовой ответ на их давление займет десятилетие – французские и британские катера, турецкие корветы и программа по ПКР “Нептун”.

Выходом для освоения шельфа может стать концессия, допуск крупных игроков из США и ЕС или патрулирование западной части Черного моря судами НАТО.

И, судя по слухам, ситуация на украинском шельфе вскоре поменяется к лучшему.

* * *

Во время аннексии Крыма Украина потеряла не только “Черноморскнефтегаз”, 1200 км. газопровода, буровые и 2 млрд. кубов “голубого топлива” в год.

Не только Глебовское подземное хранилище газа с почти миллиардом кубов запасов, на секундочку, — полугодичное потребление Крыма плюс инфраструктура.

Не только угнанные “вышки Бойко” — “Украина” и “Петр Годованец” ценой в 800 млн. долларов, которые захватили десантными командами 104-го полка ВДВ РФ, перегнали поближе к 12-мильной зоне в Крым и 1 февраля 2017 года с них обстреляли украинский АН-26.

Киев потерял большую часть прибрежной территории с разведанными запасами.

До вторжения России под нашим контролем было 130.000 квадратных километров шельфа. На сегодня в северо-западной части Черного и на Азовском морях мы контролируем едва 40.000. Это огромные потери. 90.000 квадратных километров по площади – это страна размера Венгрии. Общие запасы по всей протяженности украинского шельфа — до 2 трлн. кубометров только газа. Это два поколения жизни нынешнего потребления страны. Большая часть этих запасов на сегодня в руках Москвы.

Кроме того — инфраструктура. Газопровод с Одесского месторождения был подключен к системе Крыма — ПГХ и сеть трубопроводов были развиты в регионе больше чем под Одессой, тянуть туда ветку было ближе, полуостров углеводородами себя не обеспечивал.

И путинский режим уже после аннексии незаконно добыл из нашего месторождения в море под 3 млрд. кубометров “голубого топлива”, а в районе патрулируют суда ФСБ.

А еще вся перевалка портов с полуострова — они обеспечивали 10% объема от украинских перевозок. Металл, зерновые, масла, руда — основа нашего экспорта. На полтора миллиарда долларов объектов энергетики, СЭС и инфраструктуры Крымэнерго.

В общем, убытки от вторжения огромны.

Но даже то, что осталось под нашим контролем, по прежнему интересно в плане инвестиций. Как не рассказывай об окончании эры углеводородов и зеленой энергетике, но пришли аномальные холода зимой 2021 года, и здравствуй, газ 286 долларов за 1000 кубов.

Преодолеваем ценовые максимумы с 2018 года и рекордные отборы из хранилищ, Хорошо, что мы вошли в эту зиму с рекордными объемами в ПГХ, которые остались там после “войны за вентиль” и закупок на низкой цене из-за ковид.

Поэтому участок западнее Голицынского и Штормового месторождений, оставшийся под контролем Украины, в принципе, интересен инвесторам. Несмотря на геополитические риски и значительные инвестиции в капитальную инфраструктуру. Он называется “Дельфин”, размером чуть не дотягивает до площади Ливана и выставлялся на торги с 2018 года.

Но контролирует ли его Киев де-факто? Может ли обеспечить непрерывный экспорт своего АПК морем? Который, кстати, 3 год подряд бьет исторический рекорд и в 2020 году достиг 23.39 млрд. долларов. Способен ли импортировать уголь и углеводороды морем в случае необходимости?

Что у нас на сегодня есть противопоставить 700-тонным кораблям ФСБ, с шестиствольными 30-мм орудиями, носителям вертолетов — тем же ПСКР “”Изумруд”, “Проворный” и “Аметист”? Даже если дойдет дело до толкания, навалов или высадки призовых команд как во время Керченского кризиса?

А у россиян еще стоят 300-тонные “Светляки” — тоже относительно неплохо вооруженные сторожевые суда. Не так давно, осенью 2020, они получили новый корабль этого класса — “Балаклава”. Сторожевику, не скрывая, ставят задачи — охранять буровые, в том числе и отжатые. И это только Береговая охрана ФСБ, которая может перебросить в регион суда из ЮФО, благо, у них 2200 миль хода в запасе.

То есть у Кремля в регионе два десятка достаточно крупных сторожевых судов — в 350-700 тонн, против которых у нас в Морской охране старички “Грифы” и “Тарантулы”, почти все прошедшие капитальный ремонт, гораздо более скромного водоизмещения и на грани ресурса. Ситуация изменится не скоро — для французских катеров от OCEA для Украины неделю назад собрали только первый корпус. До их операционной готовности 4-5 лет.

При этом любая проекция силы на Одесском месторождении или на маршрутах следования в Южный будет проходить в зоне действия Су-24М с крымских аэродромов.

Если начнется именно боевая работа, то дальше в дело вступит ЧФ РФ с 6-ю подводными лодками “Варшавянка”, 3-мя фрегатами второго ранга “Буревестник”, 3-мя малыми ракетными катерами “Буян” и 3-мя патрульными судами проекта 22160, 15 носителей крылатых ракет.

И в ближайшие годы будут спускаться на воду новые. Хотя бы закончат рано или поздно те же многострадальные “Каракурты” и родят серию патрульных. Да и если нужно задействуют корабли Каспийской флотилии как в Сирии. Да, их суммарный залп будет все-равно не намного больше всего одного эсминца “Арли Берк”, но Украина далеко не США. А на полсотни ракет ответить пока нечем.

У своего побережья мы можем пытаться сковывать десантные возможности противника при помощи реактивной артиллерии береговой обороны, постановки мин и авиации под зонтиком ПВО. В крайнем случае расчехляем “Смерчи” и “Точки”.

А вот уже в нашей исключительной экономической зоне в районе шельфа любое силовое противостояние — пока без вариантов.

Для навала и тарана у нас нет крупных патрульных и сторожевых судов; будущие турецкие корветы MILGEM пока только меморандум и отдаленные планы; первый дивизион ПКР “Нептун” хорошо если будет сдан в 2022 году и спустя учебный год встанет на боевое дежурство.

Да, пока россияне умылись с планами блокировать перевалку Мариупольского порта, ибо ресурс у кораблей ФСБ не резиновый. И обе стороны прекратили арестовывать суда друг друга в море.

Но в любой спорной ситуации, когда будет угроза эскалации на море, у РФ подавляющее преимущество на ближайшие 10 лет. Мы можем сократить его, но полностью нивелировать нет.

У ВМСУ нет современных тральщиков с дистанционным минированием, нет носителей УРО, нет 60-метровых 700-тонных кораблей береговой охраны.

Если кремлевский режим захочет высадиться на стационарную или самоходную буровую платформу — будет в состоянии. Если захочет остановить торговое судно в открытом море — остановит. Захочет блокировать наши сухогрузы с зерном или удобрениями — сделает это. А суды и обеспокоенность уже будут потом.

Поэтому по состоянию на 2021 год Украина находится в точке, когда нам необходимо разрабатывать шельф из-за того же прошлогоднего падения добычи на 2%. Необходимо наращивать перевалку зерна и масла после того, как начнется восстановление после ковид. Использовать самые высокие цены на продовольствие со времен 2012 года.

Но геополитическая и военная ситуация не способствуют этому.

Примеров применения силы Кремлем (хоть Керченский кризис, хоть обстрел АН-26, хоть угон платформ, хоть регулярный досмотр) в Причерноморье достаточно.

Для Украины, критически зависящей от добычи газа, экспорта зерновых и импорта удобрений, угроза с моря более чем реальна. И на эти вызовы нужно искать ответы в самое ближайшее время.

Выходом может стать концессия, допуск крупных игроков из США и ЕС или патрулирование западной части Черного моря судами НАТО. И, судя по слухам, ситуация на украинском шельфе вскоре поменяется к лучшему.

А речь Байдена о том, что “Соединенные Штаты не признают и никогда не признают аннексию полуострова, и мы будем вместе с Украиной противостоять агрессивным действиям России” — это не просто дежурные слова к годовщине аннексии.


Антон Швец
Антон Швец

Кирилл Данильченко написал великолепный текст (см. выше – ред.) про то, как обстоят дела у нас на шельфе Черного моря, как РФ украла у нас разведанные и готовые к добыче месторождения, захватила вышки, и к каким страшным потерям это для нас привело. Из текста Кирилла не следует только одного – что теперь с этим всем делать.

Штош. На вопросы телезрителей отвечает знаток Антон Швец, команда «Демократична Сокира».

На тебя упало огромное состояние, которое не можешь защитить от местного гангстера? На твои стада скота нападает банда налётчиков, отбивает овец, режет быков и захватывает твоё ранчо?

Выход есть, он многократно описан в мировой литературе, кинематографе и подтверждён личным опытом сотен людей.

Надо выйти замуж за ковбоя с большим револьвером и друзьями-ковбоями. Или если ты уже сам плохой ковбой, то нужно жениться на девушке из семьи хороших ковбоев. Чтобы в следующий раз, когда банда Пу-Ху Большой Шпиль, самого страшного гангстера на восток от Днестрсисипи, приедет воровать твой скот, им навстречу вышли люди с винчестерами и сообщили, что к мисс У теперь следует обращаться «миссис», а мистер Джо, на которого они работают, просил больше сюда не приезжать.

Аналогичная история произошла не далее чем пару лет назад в Сирии, когда 7-8 февраля 2018 года генерал Маттис сообщил трупам более ста россиян и вагнеровцев, что гибридная война – это просто прекрасно, но самолёты АС-130, Ф-15Е, Б-52Н и вертолеты АН-64 делают бррррррт. И кого это не устраивает, тот пускай выскажет свои претензии прямо в ствол M142 HIMARS, направленный для удобства пользователя в точности на позиции россиян.

Нефтеперерабатывающий завод американской корпорации Коноко остался под контролем союзников американцев – курдов. Месяц истерики россиян после этого небольшого для генерала Маттиса инцидента так никогда и не вылился ни в какой военный ответ.

Почему в Сирии под Хашамом вышло так, а на шельфе Черного моря вышло иначе?

Потому что первая грустная правда заключается в том, что Украина не хочет устаканить свои отношения с США. Украина считает, что все должны ей помогать просто потому, что она – молодец.

А вторая грустная правда заключается в том, что мир переполнен местами, в которых хороший человек может проявить себя. Дефицита людей, которым надо помогать, и стран, которые надо спасать, на планете Земля не наблюдается. Поэтому не надо удивляться тому, что между «помогать курдам в районе завода Коноко» и «помогать Украине» США выбирают курдов. Надо подумать, почему так вышло.

А вышло так неспроста. Вышло так потому, что нет крупного мирового капитала, заинтересованного в том, чтобы защищать в Украине свои инвестиции. Нет мирового игрока, который бы вложил в Украину свои деньги и был бы заинтересован в том, чтобы их здесь защитить.

Если бы какой-нибудь французский картель получил право на строительство в Украине платных дорог в концессию на 50 лет в Харьковской, Днепропетровской и Запорожской области, то из этого бы следовало, что Франция в ООН и Европарламенте всегда бы с этого дня становилась на сторону Украины при любом голосовании по вопросам Крыма и Донбасса. На всякий случай. Просто потому, что французу не хочется проверять, будет ли российский танк, проезжая по платной магистрали, платить ему пошлины.

Логика очень проста. Каждый будет обязательно защищать своё, и необязательно заниматься благотворительностью. Украина сейчас хочет, чтобы мир её защищал в рамках благотворительности. А было бы хорошо, чтобы мир защищал Украину, потому что защищает своё.

Но для этого нужно, чтобы Украина начала встраиваться в мировую экономику и запускать мировых инвесторов в свои перспективные объекты. А этого не происходит нигде, кроме некоторых очень узких отраслей. Отток иностранного капитала в 2020 году составил 400 миллионов долларов. Это первый и единственный год за последние 20 лет, когда сальдо прямых иностранных инвестиций стало отрицательным.

Это гнетущая новость. Гнетущая даже не для экономики, а для обороноспособности Украины. Это означает, что Украина остаётся всё больше наедине со всеми своими проблемами, и, когда они в следующий раз возникнут в форме обострения на фронте, мы не получим ничего, кроме озабоченности. Никакой генерал Маттис не приедет и не скажет «друзья, внутри каждого украинца живёт маленький американец, наша задача – выковырять его оттуда, поэтому в окрестностях Авдеевки мы теперь оборудуем Эль-Фаллуджу». Этого не будет, потому что на свете полно мест, где можно побороться за демократию и без нас, и в этих местах американские корпорации ведут свой бизнес и открывают свои точки продажи фалафеля и ремонта айфонов.

А когда американскую точку продажи фалафеля и ремонта айфонов обносит вагнеровец Вася, американская корпорация жалуется конгрессмену, а конгрессмен жалуется в Пентагон.

А когда украинскую точку продажи борща и ремонта автомобиля ЗАЗ обносит вагнеровец, украинская корпорация может пожаловаться только депутату горсовета от партии «Слуга Народа» и узнать, что сегодня у него неприёмный день.

Украине жизненно важно не столько из экономических соображений, сколько из соображений нацбезопасности интегрировать европейский и американский бизнес, любой бизнес стран НАТО в собственные экономические циклы. Скажу страшное, даже если завтра немцы приедут и скажут «дер друзья, мы почитали фишки.нет, очень смеялись, и теперь хотим вывезти украинский чернозём эшелонами, как гласят ваши смехотворные легенды», надо вступать в переговоры и создавать совместное предприятие по логистике грунта. Потому что в таком случае до тех пор, пока немцы не вывезут из Украины весь чернозём и не оставят на месте Украины ещё одно Чёрное море, они будут защищать Украину как своего уважаемого делового партнёра.

К счастью, такого нам пока не предлагают, а предлагают значительно более выгодные схемы. Вот Нафтогаз, например, подписал меморандум с Петром. Не с тем Петром, а с румынской компанией OMV Petrom. Главным направлением сотрудничества в рамках этого меморандума является совместная добыча газа именно на шельфе Черного моря.

Petrom при этом сделала очень агрессивное заявление. А именно, Petrom считает, что у Украины самый большой потенциал по добыче природного газа в Европе. Мы тоже так считаем. И Нафтогаз так считает, потому включил планы по разведке шельфа Черного моря в свою стратегию до 2025 года. Но дело в том, что самым большим потенциал по добыче природного газа у Украины можно считать только в том случае, если считать весь украинский шельф действительно украинским, в том числе и ту часть шельфа, которая фактически оккупирована Российской Федерацией.

Можно предположить, что румыны не в курсе факта оккупации и вообще не знают о существовании Российской Федерации и её агрессии. А можно предположить, что румыны стали главным интегратором добычи в Южной и Восточной Европе не потому, что чего-то не знают про эту часть планеты. И что на самом деле румынам (а еще австрийцам, которые за ними стоят) плевать на наличие российского флота, потому что Румыния – член НАТО, и пока газ по документам их, они будут его добывать, а если нет, то нет, см. бой под Хашамом, как говорят у нас в Румынии, «можем повторить», как это будет по-русски?

Таким образом, мы можем фиксировать, что Нафтогаз уже привлёк на российско-украинскую войну OMV Petrom, и это один из самых крупных вкладов в обороноспособность Украины за последние годы. И это действительно тот метод, который позволяет программу развития газодобычи у нас в стране реализовать, а не оставить на бумаге. Потому что именно такие кейсы и являются главным сдерживающим фактором при построении настоящего, на годы и десятилетия, оборонительного барьера по границе Украины от российской агрессии. Потому что стену российский танк рушит, ров форсирует, крокодила давит, а при виде вышки «Chevron» с ужасом останавливается и отступает. Проверено Казахстаном и его многочисленными проектами совместной добычи энергоносителей с Шевроном, Эни, Тотал, Шелл, Эксон, Маерск, Репсол и вышеупомянутым Петром. 42 процента казахской нефтедобычи проводится американскими и европейскими компаниями, поэтому РФ даже не пытается защищать русскоязычное население Казахстана. Почему-то РФ считает, что в Казахстане русскоязычное население надёжно защищено.

И мы тоже так считаем. Демократична Сокира считает, что вышка Шеврона, Эксона или Тотала – лучшая возможная защита любого населения, и хотела бы видеть такие вышки повсюду. И не только в энергетике, а вообще во всех отраслях экономики. Поэтому мы поддерживаем активность Нафтогаза в этом направлении, и ключевые показатели этой борьбы будут для нас очень важным аргументом, хорошо делает свою работу руководство и набсовет НАК «Нафтогаз» или не очень.

Поділитися:
Share
Усі відео