В нашей стране, Владимир Александрович, виноват всегда президент

Мартин Брест
Мартин Брест

#Верочка

Обед, Офис президента Украины. В длинном и узком кабинете сидят хмурые люди и делают вид, что все так, как и должно быть. По ковровой дорожке туда-сюда бегает президент Украины и кричит. Микола Т. завороженно провожает его глазами и шевелит губами, наверное, подсчитывает круги.

Владимир: ЧТО? Что это было, а? Вот скажите мне – как? КАААК? Давид, как?

Давид А. – Так а…

Владимир: Вот именно, что А! Пятнадцать процентов! Пятнадцать! От правящей партии, от монобольшинства! Кто в этом виноват?

Давид А. (быстро): Порошенко!

Владимир (резко останавливается, поворачивается к Давиду): Ээээ… не понял. Почему – Порошенко?

Давид: А что, нет? У нас, вроде как, уже полтора года во всем виноват Порошенко, я думал, такая у нас эта… парадигма.

Владимир: Я тебе сейчас эту парадигму в жо… Кто отвечал за агитацию по регионам?

Давид: Ээээ… Вы.

Владимир (недоуменно): В смысле?

Давид: Ну это… Мы как бы того… Ну рейтинг-то только у вас. Был.

Владимир: А вы? Почему вы не работали с регионами, свой рейтинг не создавали?

Давид: Владимир Александрович, кандидаты боялись в регионы ездить. Их там как-бы того… били, короче. Опять же, корабельная сосна…

Владимир: Били? Так а полиция?

Распахивается дверь из приемной, и в кабинет входит Верочка. Она окидывает взглядом сидящих людей с незапоминающимися лицами и фамилиями, ставит на стол небольшой поднос с чашкой кофе, улыбается, поворачивается и молча направляется к выходу. Верочка одета в джинсы и вязаный свитер, волосы подобраны в хвост, на запястье поблескивает узкий браслет. На губах играет легкая улыбка.

Владимир (возбужденно): Верочка?

Верочка (останавливается): Да, Владимир Александрович?

Владимир: А чего вы молчите? Вы обычно всегда что-то говорите, и я потом не понимаю, правда это была или шутка. А сейчас молчите. Вы видите, какой у нас тут кризис?

Верочка: Кризис? О нет. Вы просто проиграли выборы, Владимир Александрович. Бо набрать в Киеве кандидату в мэры от “партии власти” девять процентов, простите, но это проигрыш.

Микола Т. (с места): Вот видите? Надо шоб я баллотировался, я бы больше набрал!

Ирина В. (набравшая эти самые девять процентов): Микола, йди грєнкі жарь! То не наша провина, що мені тільки дев’ять відсотків дали. Ви бачили мой тік-ток? Та тільки він на двадцять п’ять відсотків тягне!

Микола Т.: Тик-ток, ххха! Мое видео с “попа как у Ким”…

Владимир: А ну тихо!

Все замолкают. Слышно, как недалеко скрипят пальцами счетные машинки ЦИКа, а главы комиссий натягивают до пяти процентов Пальчевского. Верочка стоит с полуулыбкой, внимательно смотря на президента. На столе остывает кофе.

Владимир (немного успокаиваясь): Так, давайте спросим не вас, которые вечно друг на друга спихивают, а вот Верочку, как объективного и стороннего человека. Верочка, как вы считаете, в таком низком результате на выборах виноваты вот эти вот… (кивает на сидящих за столом) или Порошенко?

Верочка (выдерживает долгую паузу): Виноват всегда президент.

Давид А. (радостно): Вот! Вот видите? Я же говорил, что Порошенко!

Верочка: Нет, не Порошенко. А Вы, Владимир Александрович.

Владимир (с ужасом): Я? Серьезно? Но я же не виноват!
Верочка: Абсолютно серьезно. В нашей стране, Владимир Александрович, виноват всегда президент.

Владимир (устало садится в жалобно скрипнувшее кресло): Почему так?

Верочка (подходит к двери, оборачивается): Не знаю. Понимаете… За революцией всегда следует контрреволюция, это исторический закон, против него не попрешь. Потом “эра черных полковников”, то есть своеобразная силовая диктатура, и уже потом “правительство технократов”, которое и должно, по идее, спасти остатки.

Владимир: Вот сейчас ничего не понял.

Верочка: Это не важно. В какой-то момент Вы, сами того не ведая, пытались перешагнуть пару этапов исторической аксиомы, пытаясь впихнуть страну сразу из революции в “правительство технократов”. Но… против предопределенности не попрешь, и мы должны пройти и контрреволюцию, результаты которой мы видим сейчас на местных выборах, и “черных полковников”, то есть диктатуру силовиков, которая ждет нас дальше, и уже только потом, если нам сильно повезет, то дойдем до тех самых “технократов”. И во всем этом есть один момент, который лично меня очень радует.

Владимир: Ээээ… какой?

Верочка (берется за ручку двери и вдруг широко улыбается): Вы, господин президент. Лимит на трансферы за границу исчерпан. Вам придется пройти это вместе с нами, Владимир Александрович. И вот это прекрасно.

Поділитися:
Share
Усі відео