Как мы дошли до жизни такой

Владимир Завгородний
Владимир Завгородний

Давайте обратимся в прошлое, в 2008 год. В 2008-м году компания Central European Media Enterprises Ltd. закончила выкупать акции телекомпании «Студия 1+1» у партнёров, и телестудия полностью оказалась под контролем компании CME. Ещё через два года CME продала телеканал своему миноритарному акционеру Игорю Коломойскому — но как ни странно, это уже другая история.
А наша история, собственно, про то, что произошло 12 лет назад.

12 лет назад — точнее, 18 марта 2008 года — исполнительный директор компании CME Адриан Сирбу встречался с коллективом телеканала «1+1» и на этой встрече изложил своё видение дальнейшей работы, и каким телеканалу нужно быть.

Адриан Сирбу использовал интересное выражение. «Новости для барбоса».



Он имел в виду, что телеканал должен ориентироваться на массовую аудиторию и, как бы это сказать…, немножко «пожелтеть».

Примерно где-то в то же время был официально объявлен принцип формирования новостной ленты ТСН. Он назывался «Шесть „С“ и одно „Г“».
Скандалы, Сенсации, Страх, Секс, Смерть, Смех, и «г» означает не то, что вы подумали, а «гроші».
Шесть «с» и одно «г» — это то, что наполняет новости ТСН с 2008 года.
Новости для «барбосов».

И поэтому неудивительно, что в прошлом году 73%, или сколько там, проголосовали за комика в президенты. Потому что это результат 12-летней кампании по отуплению телезрителя. 12-летней кампании по превращению телезрителя в «барбоса».

И знаете, кто заказчик этого? Нет, не Сорос. И не Коломойский. И не масоны. И даже не Путин. И не Порошенко.
Заказчиком этого является телезритель. Каждый раз, когда вы включаете телевизор, вы делаете выбор: быть барбосом, или нет. Жрать семь «с» и одно «г», или нет. Смотреть в ящик для дебилов, или нет.
Как писал поэт-песенник Захар Май: «главная проблема музыки в России — это лично ты, потому что ты слушаешь говно…»

В пьесе «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» — и в фильме тоже, который, кстати, почти божественно переведён на русский вашим любимым переводчиком Владимиром Завгородним — так вот, в пьесе и фильме «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», Гильденстерн разговаривает со странствующим актёром, и у них происходит такой диалог:
АКТЁР: Мы больше по чести страсти, крови и проникновенных речей.
ГИЛЬДЕНСТЕРН: Я предоставлю выбор вам, если среди них можно выбирать.
АКТЁР: Едва ли можно разделить их, сэр. Я могу предложить вам кровь и страсть без речей, или можем кровь и речи без страсти, или можно все три, поочерёдно или одновременно, но я не могу предложить вам страсть и речи без крови. Кровь — необходимый ингредиент…

И тогда Гильденстерн спрашивает: «Неужели это то, чего хотят люди?»
«Это то, что мы делаем», — уклончиво отвечает Актёр.

12 лет назад. Новости для барбоса. Шесть «с» и одно «г».
А потом мы сидим такие и думаем: «Господи, как же так вышло-то, а?»

Главная проблема политики в Украине, как известно…

Поділитися:
Share

Усі відео