Мне в юности нравились пацифисты

Татьяна Худякова
Татьяна Худякова

Мне в юности нравились пацифисты. Я выросла в таком месте, где они были редкостью, а подростки это любят – выбиваться из строя. Патлатые мальчики, декларирующие не войну, а любовь. Ну как не влюбиться? Но оказалось, что они хороши ровно до тех пор, пока тебя, конкретно тебя, не загонят в угол незамысловатые пацыки с набитыми кулаками. Пока твою жизнь не разъе*ут в труху вооруженные оккупанты.

Когда-то мне нравились ребята из РФ. Весёлые, душевные, такие похожие на нас. Но оказалось, что они тебе друзья ровно до тех пор, пока ты согласен их принимать, кормить и не обращать внимания на старше-братские подъё*ки. Не замечали?
Ну так, по мелочи:
– Ой, а как по вашему «корова» будет?
– Так и будет.
– А «ворона»?
– Тоже ворона.
– А «крыса»?
– Щур або пацюк.
– И ради одного слова целую мову придумали?!
Тут надо обязательно улыбнуться. Смешно же. Братишка пошутил.

Или «Ну ничего, газа не будет – можно салом печки топить». Здесь уже улыбки мало. Потому что шутка тонка и многослойна. Во-первых, мы у них КРАДЕМ газ, но только пока нам это позволяют. А как перестанут позволять, всё, капец. И сало ещё, куда ж без него в хорошей шутке про Украину.



Недавно пересматривала «Властелина колец» в Гоблиновском переводе и прозрела. Сколько там откровенного стёба над «незалежной рохляндией» и даже мерзкая, предательская ипостась Горлума говорит на ломаном украинском. Я реально раньше не обращала на это внимания никакого вообще.

Мне никогда не была врагом РФ, и даже рассказы о замученной НКВДшниками родне воспринимались как-то…никак. Жалко, да. Несправедливо. Но не так, как должно. Не до крови в глазах, когда вдумываешься, что нас истребляли целенаправленно, методично и деловито. Сколько там на сегодня куркулей замочить? Сто? Тысячу? Десять тысяч? Не вопрос, считай.

Но оказалось, что когда конкретно ты попал под каток имперских амбиций лаптеногих, и когда тебя готовы уничтожить, не дрогнув ни одной мышцей лица, Россия – это уже не просто география. Это триггер. Слышишь это слово, их акцент, шутку в нашу сторону и сразу хочется… если я напишу, чего мне хочется, пост снесут. Стоит тётка на кассе в Новусе и говорит что-то с этим своим мерзким тянучим, вязким и дзыкающим говорком, а у тебя шерсть на загривке дыбом. И ты смотришь на неё. Ждёшь малейший повод. А она верно оценивает взгляд и быстро уходит.

И казалось бы, цивилизованному человеку должно быть стыдно за такие мысли и реакции. За то, что ты стал такой. За то, что перестал делить людей оттуда на хороших и плохих. За то, что на шутку среагируешь не улыбкой, а снизу в челюсть.
А должно ли быть?
Ведь всё началось не с Градов и не с вооруженных упырей.
Всё началось с толерантности. С ошибочного суждения про то, что шутки безобидны. Что развесёленькие анекдоты про евреев, украинцев, прибалтов, чукчей, армян – это народное творчество, братские безобидные подъе*ки. А вовсе не спланированная политика, когда быть евреем, украинцем, прибалтом, чукчей немножечко стыдно. Некомфортно.
И только русские витязи – заебца. Могут выпить ведро водки, победить всех врагов одной левой, талантливы как черти, и бабы все – красавицы.

Очень хреново не иметь корней. Совок отлично справился с задачей блендера. Перемешать всех и каждого в гомогенное имперское месиво, увезти украинцев за Урал, а Донбасс заселить сибиряками. И по сей день люди смотрят любимое кинцо в переводе весёлого умнички Гоблина.

Но потихоньку это ломается. Туго, со скрипом и скандалами, но это лучше, чем тотальная толерантность прежних лет. Теперь главное – не позволить всё отыграть назад. Не складывать лапки.

Даже 75%-ый Вова – он не навсегда. А навсегда ли здесь Украина – зависит только от нас.

Поділитися:
Share

Share