Прекрасные мальчики в пикселе

Мартин Брест
Мартин Брест

Молчит прессуха ООС, молчииииит. Потому как хули еще сказать? Когда погоны на кону, когда за каждое упоминание “Золотое-4” или “Петровское” прилетает пиздюлина от старающихся выслужиться заслуженных на всю голову великих командармов, шо сказать?

Вот и появляется в сводке Ореховое, и иногда мне кажется, что вынужденный врать в фб офицер скрипит зубами и мысленно материт всех, от ОБСЕ до… до ОБСЕ. Ну или мне хочется так думать: в 17-м, работая в пресс-центре штаба АТО, я видел и нормальных людей, наших, очень наших, а тогда быть “нашим” было не так опасно для карьеры, как сейчас.

Но вот понимаешь, братик, какая херня… возле ділянок розведення – потери. И на самих ділянках. И как бы ну вот тупо же, да, правильно? Не должно так быть: войска развели, там никого нет… почему там потери?



Да потому что наши люди работают. Потому что семьдесятдвойку еще рано хоронить, потому что вся эта долбаная ділянка – на самом деле “серый” ворфэйр и минные засады, это сепарские квадрики для наведения, это наши разведосы, это работающие “по окремим задачам”, часто негласно и всупереч воле высоких штабов, ребята. Это мехбригада, детка, с поддержкой ещё и отдельного разведбата – охуенного, кстати, организма, со славной и кровавой историей, с породистой, как английская королева, родословной, и с охуенным счётом в нашу пользу.

Эти прекрасные мальчики в пикселе тебе ещё и не то исполнят.
Они и целую пачку шевронов раздарят всем тактикульным и можновладным туристам, да с улыбкой и показушным уважением, и номер автыка дадут переписать обсешникам с удовольствием, и на камеру расскажут обязательно, как они все-все оставили и правда-правда отошли. И мастерски спрячут свою дикую обиду на верховных полководцев за отэтим военным “нас їбать, шо нєбо красіть…”

Они все это сделают и, пока одна половина страны будет насиловать прорубь, а другая половина – ржать над первой…, они снова пойдут туда. Впятером, вдесятером, вдвоём… под громкое комбатское прям на нараде: “Ни в коем случае! Вплоть до кримінальной відповідальності!” И после нарады на курилке: “Тока осторожно, бля, без подвигов! И это… если шо – сразу на миномётку выходи, не жди меня, они насыпят, я предупредил… понял?”

Не смейте жалеть их – ведь они себя нихера не жалеют. Они просто идут – и идут, скорее всего, прямо сейчас, пока ты читаешь это, идут, хрустят подошвами по застывшей грязи ділянки розведення: они “свідомо продають свій труд за високу зарплатню”, как выразилось монобольшинство, в жизни не то что на войне не бывшее – по щам в школьной драке не получавшее.
А по щам наши умеют, о да, этого не отнять.

Ну а на словах, в телесюжетах и постах в фб – ну это дааа, это, конечно, прям не збройники, а какие-то мимимишные, избиваемые и беззащитные няшки. Серьёзно? Три тысячи няшек? Да хер там.

Это прекрасные мальчики в пикселе. Они вам ещё и не то исполнят.

Поділитися:
Share

Share