Верочка. «Ты чего на трибуну залез?»

Мартин Брест
Мартин Брест

#Верочка

Одиннадцать утра, Администрация президента, третий этаж. Ветер бросает в окно крупинки снега. Огромный зал для церемоний, на невысокой сцене стоит золочёная помпезная трибуна. Сверху на трибуне стоит президент в спортивном костюме и, вытянув перед собой руку с листочками, декламирует.

Распахиваются высокие двери, входит Верочка в обтягивающей чёрной водолазке, узкой чёрной кружевной юбке и тоже чёрных облегающих сапогах. Волосы падают на плечи локонами, яркий свет отражается от покачивающейся на груди серебряной цепочки, Верочка идёт почти неслышно, плавно, легко. В руках у Веры – поднос, на котором стоят два стакана латте и лежит пачка сигарет. Верочка аккуратно ставит поднос на подоконник, берёт теплый стакан в руки и тихонько дует на молочную пену.



Владимир (декламирует, кося взглядом на листик в руках): Я, как Верховный президент и главнокомандующий… О, Вера. Здравствуйте. Кофе, да?

Верочка: Доброе утро, Владимир Александрович. Правильно «президент и верховный главнокомандующий». Да, кофе принесла… (с любопытством) А зачем вы на трибуну залезли?

Владимир (слегка смущённо): Ну…

Верочка: Нене, не слезайте! Так даже лучше. Увереннее, что ли. Прям вот супер. Я кофе вам сейчас прям туда подам. А что это вы за сценарий учите?

Владимир: Так это… выступление. В Нормандии.

Верочка: В смысле – для встречи в нормандском формате?

Владимир: Ну да.

Верочка: Так встреча в Париже. Не в Нормандии.

Владимир (опускает листики, расстроенно): Ну бля. Я в Париже уже был. Думал Нормандию посмотреть… А чего это туса – в Париже, а называется «нормандской»? Как-то нелогично.

Верочка (улыбается): Ой, не задумывайтесь, Владимир Александрович, какая вам разница, где сценарий отыгрывать… (опирается бедром о подоконник и отпивает латте) И что, большая речь? Прочтите хоть пару строк!

Владимир набирает воздуха в грудь и делает серьёзно-проникновенное лицо. Распахивается дверь, быстрым шагом входит Премьер-министр Алексей Гончарук. Алексей привычно одет в подвернутые джинсы, темную рубашку и жилетку, волосы красиво уложены, в глазах – вся скорбь державного бюджета.

Владимир: Я, как Верховный президент… О, Лёша! Привет!

Алексей: Доброе утро, Володя. Ты чего на трибуну залез?

Верочка (спокойно): Там теплее. Теплый воздух же вверх поднимается.

Алексей: Ухтышка! Не знал. Надо это как-то использовать, для экономии по коммуналке. Отличная идея для новой постановы Кабмина, Верочка!

Верочка (скромно): Дарю.

Владимир (снова опускает листики): Ну шо, Лёша, шо нового? Зарплату поднял, тарифы опустил? Или снова по зиме коммуналка улетит в астрал?

Алексей (строго): Астрал – табу!

Верочка (про себя): Бл*ть!

Владимир: Ахахах. Да ладно, я шучу. Хорошие новости есть?

Алексей (поворачивает голову): Эээээ… снег пошёл, видели?

Верочка (снова отпивает кофе): О Боже, новость про снег. И как мы сами не заметили? Премьер Очевидность.

Алексей (обижаясь): Вот можно было и не подкалывать, да?

Верочка (спокойно): О да. Можно было. Но – неинтересно. (Громко) Владимир Александрович, а кто речь писал? Не будет, как в прошлый раз, про запах шаурмы возле метро?

Владимир (снова поднимает листики): Мне Юля тезисно накидала… Хотите послушать? Полностью её авторский текст, никаких цитат, заёмных формулировок и копипастов. Она гарантировала.

Верочка (достаёт длинные тонкие сигареты и кладёт на подоконник): Конечно, Владимир Александрович.

Владимир: Так, где я тут остановился… Мммм… Ааааа, вот! «Я, как президент и верховный главнокомандующий, просто не могу посылать войска…»

Верочка: Хм. Маршал Анри Петен, сороковой год, Франция, через два месяца после нападения Германии. Даааа, точно, ни одной ворованной фразы…

Владимир (продолжает): «… на данный момент нам ничего не угрожает!»

Верочка: Невилл Чемберлен, тоже сороковой, Англия. За месяц до начала бомбардировок Лондона.

Владимир: «… Давайте договоримся мирно!»

Верочка: Эфиальт, пятьсот лет до нашей эры, Фермопилы, Греция.

Владимир: «… Государство – это я!»

Алексей: Людовик четырнадцатый, тысяча шестьсот пятьдесят пятый, Париж. За пару лет до ох*енного экономического кризиса. Это даже я знаю.

Владимир (спрыгивает с трибуны): Ну как вам?

Верочка: Агонь. Ни одной заёмной фразы, и все – в масть.

Алексей (напряжённо): Вова. Хе*ня какая-то получается.

Владимир: Да ладно тебе. Даже если и не совсем авторский текст, то и цитаты великих людей – тоже неплохо.

Алексей: Вова. Это не цитаты великих людей. Это цитаты тех , кто всё просрал. И из-за этого потом погибли люди.

Владимир (обеспокоенно): Точно? Ты уверен?

Алексей: Сто процентов, хе*овая тема для нас всех, отвечаю на путина.

Верочка (допивая кофе): Пётр Алексеич Порошенко, две тысячи четырнадцатый, саммит Большой Семёрки. За неделю до введения первых антироссийский санкций.

Поділитися:
Share

Share