Быть немножечко гражданином, или Есть достоинство, нет времени

Віктор Трегубов
Victor Tregubov

Мой дебют на Лиге.


Недавно автор этих строк выступал на конференции, посвященной человеческому достоинству. И сразу, нахал эдакий, заявил: в нашем случае достоинство – это ресурс. Причем важнейший. Даже более ценный, чем нефть: благо, наблюдать за странами, в которых нефти – хоть утопись, а с достоинством не срослось, мы можем даже без бинокля.

Именно достоинство дважды вытолкнуло миллионы из нас на Майдан, и сотни тысяч – на войну.



Именно достоинство, а не сила, не навыки, и даже не храбрость с решительностью, заставило оказаться в окопах хипстеров с туннелями в ушах, сельских дедушек и молодых девчонок. Именно его нехватка, а не нехватка смелости или идеализма, заставила в те же годы многих брутальных мужиков с текущим из ушей тестостероном вспомнить, что у них плоскостопие, а то и записаться в батальон территориальной обороны “Лодзь”.

Хорошие новости: с каждым таким рывком достоинства вокруг становится больше. С каждым новым шоком какой-то обыватель превращается в гражданина. В каждом нашем поколении все меньше совков и все больше людей.

Мы эволюционируем. Украина эволюционирует. Да, мы совершаем множество ошибок и теряем годы времени. Да, иногда мы медленно ползем в правильном направлении, а иногда просто лежим и смотрим в ту стороны сумасшедшими глазами, но мы, так или иначе, продвигаемся.

Может сложиться впечатление, что эволюция обрекает нас на успех. Что мы можем позволить себе ошибаться и набивать шишки, экспериментировать с государственным устройством и экономическими моделями, поочередно менять красных на оранжевых, а зеленых на голубых. Что все равно, рано или поздно, так или иначе, перепробовав все, набив все шишки и сделав все выводы, придем, как многие страны до нас, к нормальному цивилизованному быту. Что нам, как библейским евреям, просто нужно сорок лет погулять по пустыне, чтобы своей смертью помер последний, кто помнит египетский кнут.

И эту обманчивую иллюзию очень, очень важно развеять. Это – ложь, в которую очень хочется, но смертельно опасно, поверить.

У нас нет времени на поступательную эволюцию, нет времени набивать шишки, нет еще сорока лет на прогулки по песчаным пейзажам. Как нет времени накачаться и выучить карате, когда в двадцати метрах впереди уже маячат три типа квадратно-гнездовой наружности, излучая недобрые намерения. Есть время только разбить стоящую у урны бутылку из-под пива или подобрать булыжник поухватистее.

Мы, увы, не на острове. Платой за наше “уникальное геополитическое положение” на мировой проходной есть соседство с Россией – государством, чьи попытки осмыслить свое существование неизбежно упираются в то, что нашу страну надо бы съесть, присоединить и переварить, целиком или по частям. Государством со второй в мире армией и первой в мире отмороженностью. Государством-агрессором просто по факту своего понимания мироустройства.

Мы десятилетиями закрывали на это глаза и делали вид, что обойдется и пронесет. Что мы можем вечно экспериментировать, мотая наш политический вектор, как ветошь в проруби. Что перед нами вечность, и если мы выберем кого-то не того или пойдем куда-то не туда, все равно вырулим на нужную дорогу методом проб и ошибок.

Это было бы возможным, буде мы Исландией и лежи между нами и великодержавной гопотой, скажем, Атлантический океан. Но нет. Мы не можем себе позволить медленную и валкую эволюцию в режиме мирного времени. Позволить убедить себя в обратном было бы смертельной ошибкой. Как-то раз наши предки убедили себя.

Если мы, здесь и сейчас, не обеспечим выживание всего нашего смешного, страшного и дурного сообщества, никакое развитие нам не светит. Не будет следующего поколения, где бойких, предприимчивых, достойных и отважных будет на четверть или даже на треть больше, – потому что с ними сделают то, что делали с бойкими, предприимчивыми, достойными и отважными украинцами в первой половине ХХ века.

Мы не можем это игнорировать. Идея засунуть голову в песок или в еще какие-то не предназначенные для голов места очень соблазнительна, но ведет к потешной и внезапной смерти. Увы, мы в такой ситуации, в которой не получится просто тянуть свою лямку, сортировать мусор, ходить на йогу и быть хорошим художником, программистом или журналистом. Все не образуется само, если мы просто будем жить, как ответственные обыватели, невзирая на то, что есть целые политические силы, пытающиеся убедить нас, что на войну достаточно просто не обращать внимания, а врага достаточно не называть по имени.

Если просто хочешь выжить, надо быть еще хотя бы немножечко гражданином. Надо стараться жить не только для себя, но и немножечко для других, и немножечко для того целого, что нас объединяет.

В иных странах это условие развития. В нашей – это условие ее сохранения.

Надо ходить на митинги, надо отдавать предпочтение отечественной продукции перед импортной, надо переводить книги, записывать образовательные курсы и убеждать соседей не голосовать за “вот того красивого мужчину из этой, как ее, попожэзе”. Надо сражаться со всем старым компостом в головах сограждан, начиная от привычки жечь листья и белить деревья и заканчивая антипрививочничеством и страхом перед рыночной экономикой. Надо привыкнуть к мысли, что рядом с нами всегда будет сосед, мечтающий поджечь наш дом, и надо донести эту мысль до максимального количества ближних своих. Не помешает сходить в разрешительную систему МВД по месту жительства и обзавестись карабином. Не будет лишним учиться если не стрельбе, то хотя бы оказанию первой помощи – это уж точно сил много не отберет, а в жизни всяко пригодится.

Нам нужно сражаться уже сейчас, используя все то достоинство, что у нас есть.

Если мы победим, если мы выйдем из этого исторического испытания, если мы сумеем одновременно развиться в приличную европейскую страну и отмахаться от гопника с ядерной дубинкой, – мы и сами не поймем, как это мы так быстро вышли в дамки. Мы и сами не заметим, как нас начнут ставить в пример.

И это – задача нашего поколения. Ваша и моя. Мы в любом случае войдем в учебники истории. Вопрос лишь в том, какими.

Источник

Поділитися:
Share