10 цитат из интервью главы Нафтогаза Коболева Радио НВ (видео)

Глава Нафтогаза Андрей Коболев в интервью Радио НВ рассказал, как Украине стать экспортером газа, почему он не хочет быть премьером и что нужно сделать, чтобы подготовиться к газовому кризису.

О размещении облигаций и выплате государству дивидендов

Нафтогаз на прошлой неделе провел успешное размещение облигаций. Мы ожидаем получения средств физически на счета компании или в пятницу, или в следующий понедельник. Это позволит нам выполнить задачи, которые правительство ставило перед Нафтогазом. Напомню, что, во-первых, очень четко звучала задача обеспечить безопасность украинских граждан путем наполнения украинских хранилищ газом перед началом следующего отопительного сезона, что позволит избежать газового кризиса в случае, если Газпром выполнит свое обещание и перекроет газ всей Европе, который поступает с территории Украины. Во-вторых, обеспечить выполнение всех бюджетных расчетов.



Нафтогаз провел достаточно успешное размещение по привлекательным процентам на сумму более миллиарда долларов. Мы видели спрос даже на дополнительные средства. К нам сейчас, после этого размещения, обратилось несколько банков с предложениями просто предоставления кредитов по сходным процентным ставкам. Поэтому это нам позволяет с определенной уверенностью смотреть в будущее и выполнить все задачи нашего акционера.

О слухах, что его кандидатуру рассматривают на должность премьера

По меньшей мере по состоянию на сейчас такую возможность со мной никто из тех, кто принимает решение о будущей должности премьер-министра, не обсуждал, как и я не обсуждал также…

Для меня это является мотивом пожелать, чтобы этим человеком был не я… Думаю, что должность премьер-министра Украины является одной из самых тяжелых, которую можно занимать в этой стране. Я думаю, что вызовы, которые стоят перед этой должностью, являются бешеными. И я очень надеюсь, что будущий парламент сможет избрать на эту должность профессионального человека и, что самое главное, предоставить этому человеку достаточную политическую поддержку. Потому что в последний год в парламенте желания принимать тяжелые и важные для реформ решения, я бы сказал, было очень мало при всем уважении и со всей благодарностью за то, что сделал этот парламент, например, для рынка газа, для многих других реформ, корпоративного управления. В последний год эта тенденция сошла почти на ноль, если честно. Способность нового парламента быть прагматичным и действовать действительно в интересах украинцев и Украины как суверенного государства, думаю, будет определяющим фактором того, будет ли будущий премьер-министр успешным реформатором, успешным руководителем правительства. Это будет критически важным элементом.

О снижении цены на газ и различии между рынком газа и электроэнергии

У нас есть обязательства перед МВФ по постепенному росту цены, которая была согласована правительством в прошлом году. Она выросла в прошлом ноябре, должна была вырасти в апреле этого года и теоретически должна возрасти в январе следующего года, когда полностью будет снято регулирование, и она будет определяться рынком. К счастью Украины как импортера газа, этот график сейчас не является релевантным, потому что цена газа на европейском рынке, откуда мы импортируем сейчас весь газ, упала ниже регулируемой…

Похожая тенденция сейчас происходит на рынке электроэнергии с точки зрения того, что импортируемая цена меньше, и через Бурштынский остров происходит импорт, что уменьшает — в гораздо меньшем пропорциональном отношении — цену на украинском рынке электроэнергии.

Но сравнивая газовый рынок, где любой потребитель имеет доступ к газу с европейского направления (может приобрести, импортировать и получать европейскую цену), на рынке электроэнергии такой возможности пока нет. И поэтому рынок газа в этом смысле является гораздо более развитым и гораздо более рыночным, то есть прозрачным и конкурентным. И именно эта конкуренция сделала возможным предложить правительству изменить ту формулу, по которой в постановлении самого же правительства рассчитывается цена газа для населения. То есть Нафтогаз предложил привязаться к импортному паритету. Это решение правительство и приняло. На основании этого решения происходит колебание цены сейчас в меньшую сторону. Мы как Нафтогаз это приветствуем, потому что мы считаем, что если мы уже хотим рынок, то мы как лоббисты рыночных отношений должны с уважением относиться к любым тенденциям — как к уменьшению цены, так и к увеличению.

Об отмене ПСО

Действующее правительство взяло обязательство перед МВФ с 1 апреля 2020 полностью отменить регулирование в рамках ПСО. Думаю, нет оснований считать, что оно не будет выполнено. Мы как Нафтогаз предлагаем отменить это регулирование раньше и дать возможность потребителям воспользоваться возможностью выбора поставщика.

Об ожиданиях от нового политического цикла

Надеюсь, что новые лица украинской политики будут, во-первых, прагматичными, во-вторых, менее патерналистскими. Посмотрите, какое количество предыдущих политиков любило выходить на сцену и манипулировать словами типа «простые украинцы», «я вас защищу», «я сделаю это» и так далее. Такая бравадная риторика. Если посмотреть на рейтинги всех политических сил, которые этой риторикой пользуются больше всего, они как раз сейчас в большом проигрыше. Несмотря на этот процесс, я имею определенные позитивные надежды, что и новая политическая реальность будет более прагматичной, что люди будут лучше понимать, что бесплатного сыра не бывает, что… есть рыночные силы. И именно это понимание дает мне определенную надежду, что имеется шанс на позитивные изменения.

О переговорах с Газпромом по транзиту газа

К сожалению, это не вопрос коммерческих отношений между Газпромом и Нафтогазом. Газпром является заложником решения из Кремля, насколько мы понимаем ситуацию. И этому есть много подтверждений, которые я видел собственными глазами. Поэтому для всей Украины критически важно, если все же Кремль решит пойти на эскалацию этого конфликта, войти в него в сильной позиции. Сильная позиция для нас — это, во-первых, достаточные запасы газа в подземных хранилищах, что бы ни произошло с поставками газа из Европы. А если будет полное перекрытие транзита, присутствуют риски прерывания поставок газа с европейской стороны, чтобы мы могли, используя собственную добычу и собственные подземные хранилища, пережить эту зиму. В хранилищах к началу отопительного сезона должно быть как минимум 20 миллиардов кубометров газа. Тем темпом, которым сейчас накапливает Нафтогаз газ в подземках, думаю, что мы на эту цифру должны выйти до 15 октября.

Второй момент — это Стокгольмский суд, который, это важно понимать, инициировал Газпром. Нафтогаз подал встречный иск, который был объединен с иском Газпрома, если Газпром не подпишет контракт с новым оператором, который Нафтогаз планирует отделить до конца этого года, мы будем иметь право требовать компенсации в размере более $12 млрд от российской компании, которая и будет фактически следствием их нежелания продолжать транзит газа через территорию Украины. Это означает не только то, что мы заходим с сильной позицией, но также то, что мы готовы к различным вариантам развития событий. Если просто пугать нас, что «вот, мы не подпишем и все», мы говорим: «Мы не можем вас заставить поставить подпись, но мы имеем все права требовать компенсации». И мы это будем делать прозрачным законным путем, используя нормы европейского права. Поскольку мы выиграли предыдущий арбитраж, я думаю, что у нас есть очень неплохие шансы выиграть и будущий. И здесь мы подходим к третьему важному требованию. Для того, чтобы обеспечить этот арбитраж, нам очень важно подойти корректно к вопросу отделения украинской ГТС. И я хочу обратить внимание, что и украинское правительство прекрасно это понимает. И в последнем постановлении, которое было принято по плану отделения, есть пункт, который говорит, что любые действия, перечисленные выше, должны не ставить под угрозу и сохранить иск Нафтогаза против Газпрома в Стокгольмском трибунале.

О поездках Медведчука и Бойко в Москву

Я почему-то уверен, что Украина усвоила тот урок, который, к сожалению, нам организовала власть Виктора Януковича, когда часть нашего суверенитета, военная база была обменена на какую-то скидку, которую можно было получить просто судебным процессом в Стокгольме, как доказала наша практика. И я думаю, что этого больше не произойдет. А поездку этих господ в Москву я рассматриваю исключительно как предвыборный пиар, который не имеет ничего общего с реальностью. Более того, те цены, по которым сейчас Нафтогаз импортирует газ из Европы, являются более привлекательными, чем-то, что предлагают Медведчук и Бойко. Поэтому мне в принципе непонятно, зачем они куда-то ездят и что-то говорят, кроме как только для предвыборного пиара.

О том, влияет ли ситуация с арестом Дмитрия Фирташа на рынок газа в Украине

Я не связываю изменения на рынке газа с вопросом пребывания Фирташа на территории Австрии или США. Я не думаю, что это как-то изменится. Ключевой проблемой сейчас на газовом рынке является неэффективное государственное регулирование, которое является причиной тех перекосов и той неэффективности, которые не дают рынку нормально работать, позволяют создавать долги, в том числе компаниям Фирташа перед Нафтогазом, позволяют создавать долги тепловикам, другим участникам рынка. Все это является главной проблемой, без устранения которой вопрос решения австрийских судов на это никак не влияет. И здесь опять же решение этой проблемы находится в Украине.

О том, почему часть получателей субсидий после начала монетизации не обратилась в банк за выделенными средствами

Монетизация субсидий уже сняла много вопросов с точки зрения так называемых «мертвых душ». Потому что все те, кто не пришли за получением денег в банк, как раз и являются, скорее всего, теми потребителями, которых реально не существует. Кто откажется пойти за деньгами?

О том, как кардинально уменьшить потребление газа в Украине

Установить счетчики, сделать наши дома теплоэффективными, дать возможность регулировать — это все технологии, которые уже давно существуют, мы все прекрасно понимаем, как это делать, кто это может делать. Просто надо дать возможность делать в масштабе примерно в десять раз большем, чем сейчас. И через три-четыре года мы увидим кардинальное уменьшение потребления газа в Украине, и рядом с ожидаемым ростом добычи газа в Украине мы увидим, что Украина может перейти с импортного паритета на экспортный паритет. А это будет означать уменьшение цены газа для конечного потребителя.

Джерело

Поділитися:
Share

Share