Новости из США. 22-28 апреля 2019 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США и американских СМИ в течение последней недели.

Сначала кратко о самых последних новостях.

 В субботу в городе Поуэй, в 37 км к северу от центра Сан Диего, в синагогу ворвался террорист (позднее идентифицированный как 19-летний житель Сан Диего Джон Эрнест) и открыл огонь из полуавтоматической винтовки. Тяжело раненая 60-летняя женщина позднее скончалась в больнице, были также ранены еще три человека (57-летний раввин синагоги, 34-летний мужчина и девочка, ее возраст пока не указывается) Все они госпитализированы, как сообщается, раввин ранен в обе руки и может лишиться пальца на правой руке. Террорист пытался скрыться на машине, но был схвачен полицией, после того как его безуспешно пытался остановить, открыв по нему огонь, пограничник, оказавшийся рядом в свободное от службы время.



 В Белом Доме по многолетней, существующей с 1921 года традиции, в последнюю субботу апреля проходит Корреспондентский Ужин, в котором участвуют аккредитованные при Белом Доме журналисты. Это традиционное мероприятие в течение десятилетий было праздником свободной прессы, свободы слова и свободы прессы. С 1924 по 2016 годы в ужине ежегодно участвовали все президенты США, демонстрируя свою поддержку одной из фундаментальных свобод – свободе слова и поддержку американским свободным средствам массовой информации. Только один раз, в 1981 году, президент Рейган, восстанавливавшийся после ранения, не смог участвовать в ужине. Уже много лет ведется прямая трансляция этого мероприятия по основным телеканалам.

Со времени своего вступления в должность нынешний президент демонстративно бойкотирует Корреспондентский Ужин, назначая на тот же день митинги своих сторонников в небольших провинциальных городах, проголосовавших за него в 2016 году. Вот и сегодня Трамп отправился в город Грин Бэй в штате Висконсин, где выступил на митинге.

 В четверг бывший вице-президент США 76-летний Джо Байден официально заявил о том, что будет добиваться выдвижения своей кандидатуры в президенты от Демократической партии. Байден стал 20-м по счету демократом, официально заявившим о выдвижении своей кандидатуры в президенты.

72-летний Трамп заявил в пятницу «я молодой и полный энергии», назвал Байдена «сонным» и выразил уверенность, что легко победит его на выборах.

 На самом деле Трамп и его окружение на данный момент больше всего опасаются Байдена как потенциального соперника на выборах. Не только в связи с тем, что Байдена согласно опросам на сегодня поддерживает примерно треть избирателей-демократов (больше, чем остальных кандидатов). Объясню, почему.

Выборы президента в США, как известно, являются не совсем прямыми. В каждом штате голосование проводится отдельно, и общее количество голосов, поданных за кандидатов в целом по стране, подсчитывается разве что для статистики, но не для подведения результатов выборов. Президента избирает коллегия выборщиков, в которой каждый штат представлен количеством выборщиков, равным количеству членов Палаты Представителей от этого штата. А оно пропорционально численности населения штата. Если кандидат «А» выиграл в каком-то штате выборы у кандидата «Б» даже с перевесом в один голос, то голоса всех выборщиков этого штата должны быть отданы кандидату «А». Исключение составляют штаты Мэн и Небраска, где голоса выборщиков распределяются по избирательным округам по выборам в Палату Представителей, а не в целом по штату.

 Начиная с 1990-х страна довольно жестко разделилась на «красные» штаты, где практически все выборы выигрывают республиканцы, и «синие» штаты, где практически все выборы выигрывают демократы. К красным штатам, как правило, относятся штаты, где население провинции превышает население больших городов, к синим штатам, как правило, относятся штаты, где население больших городов превышает население провинции. Говоря о выборах 2020 года, можно с почти 100% уверенностью предсказать, что, например, в Техасе, Северной Дакоте, Джорджии, Миссисипи и других «красных» штатах Трамп победит любого кандидата демократов, а в Калифорнии, Нью-Йорке, Вашингтоне, Орегоне, Массачусетсе и других «синих» штатах любой кандидат демократов победит Трампа.

Но есть штаты, не «красные», и не «синие», а «пурпурные» – штаты, в которых у избирателей нет устойчивых политических симпатий и в которых выборы выигрывают то республиканцы, то демократы (как это раньше, до 1990-х, происходило, собственно, по всей стране). К этим штатам относятся в первую очередь Висконсин, Мичиган, Пенсильвания, Айова, Огайо, Индиана, Северная Каролина, Флорида, а теперь и Аризона. И именно в этих штатах будет решаться исход выборов 2020 года. Для того чтобы выиграть выборы, кандидату в президенты нужно выиграть их по крайней мере в половине из этих штатов или даже в трех из них, дающих наибольшее число выборщиков. В 2016 году во всех этих девяти штатах выборы выиграл Трамп. Именно это и принесло ему общую победу. И именно там будет решаться исход выборов 2020 года.

Большинство голосов в этих штатах Трампу принесли в 2016 году представители белого рабочего класса. И опасаются он и его окружение Байдена именно потому, что считают, что Байден имеет наибольшие шансы среди демократов убедить большинство из этой категории избирателей проголосовать за него, а не за Трампа.

Например, я с оценкой значимости именно этих голосов для победы на выборах в 2020 году полностью согласен. В силу того, о чем написал выше.

 Говорить о том, кто будет кандидатом демократов в 2020 году, сейчас очень рано. В настоящий момент 20 кандидатов осуществляют сбор средств (предвыборная кампания в Америке – это очень дорогостоящее мероприятие, оно требует на первых этапах десятков, а на последующих – сотен миллионов долларов. Реклама, митинги, поездки по стране, оплата труда сотрудников штабов, агитационных групп – все это требует очень больших денег). Ведут они, естественно, и кампанию, давая интервью по ТВ и выступая перед своими сторонниками. Избирать кандидата Демократическая партия будет через год, когда в феврале 2020 года начнутся праймериз, которые будут проходить во всех штатах по очереди (в некоторых одновременно), и все зарегистрированные члены Демократической партии (а в некоторых штатах и независимые избиратели) будут тайным голосованием определять кандидата. Кто-то, кто проиграет в первых же праймериз, быстро сойдет с дистанции, кто-то будет продолжать борьбу. Но вряд ли имя кандидата демократов определится раньше конца мая – начала июня 2020 года.

 Думаю также, что руководствоваться избиратели-демократы при голосовании на праймериз будут очень разными критериями. Одни будут голосовать потому, что им нравятся идеи того или иного кандидата, другие будут руководствоваться тем, что нужно избрать кандидата, способного победить Трампа на выборах, третьи будут голосовать потому что им симпатичен тот или иной кандидат чисто в человеческом плане. Что касается идей, то летом этого года пройдут два раунда телевизионных дебатов между демократическими кандидатами, на которых они представят свои идеи и смогут поспорить друг с другом, чьи идеи лучше.

 Вся неделя прошла в Америке под знаком «Отчета о расследовании вмешательства России в президентские выборы 2016 года» спецпрокурора Роберта Мюллера, отцензурированная генпрокурором Барром версия которого была представлена в четверг, 18 апреля. Отчет на 448 страницах заслуживает того, чтобы его прочитать от первой и до последней строчки.

 В отчете отцензурировано, «закрашено черным», все, что относится к материалам, полученным при допросах в большом жюри, к продолжающимся расследованиям, к секретным материалам, добытым разведкой, либо к методам работы разведки, а также к частной жизни людей, которых непосредственно не касалось расследование. При этом в отцензурированных местах указана причина, по которой те или иные места изъяты из отчета.

 Я видел ряд комментариев, утверждающих, что все самое интересное из отчета вымарано. Не могу судить. Но могу сказать, что то, что сохранено, представляет огромный интерес. И по мнению, например, очень многих членов Конгресса, демократов, являющихся юристами, а также по мнению множества юристов, комментирующих отчет в СМИ, отчет абсолютно четко доказывает три вещи: 1) «Вмешательство российского правительства в выборы 2016 года было широким и систематическим» (цитата из отчета); 2) Ближайшее окружение Трампа и представители его предвыборного штаба, включая руководителя штаба Манафорта, имели многочисленные и систематические контакты с представителями российских властей и российскими олигархами, начиная с 2015 года. Контакты продолжались и между выборами и инаугурацией; 3) Трамп совершил многочисленные действия, которые юридически квалифицируются как препятствование правосудию, стремясь помешать расследованию, уволить спецпрокурора и закрыть расследование.

Я постараюсь постепенно пересказать для вас, друзья, наиболее интересные места из отчета. Сегодня, чтобы вы хорошо представляли себе, что содержит отчет, представлю его содержание. Уже из этого содержания многое должно быть понятно.

Том 1.

  • Глава 1 (с. 11-14) «Предмет расследования спецпрокурора».
  • Глава 2 (с. 14-35) «Российская кампания распространения дезинформации» (наиподробнейшее описание работы ольгинской фабрики троллей и распространения ею дезинформации во время предвыборной кампании 2016 года).
  • Глава 3 (стр. 36-65) «Российские хакерские атаки и распространение похищенных материалов». Отдельный раздел этой главы (стр. 51 – 65) называется «Предвыборный штаб Трампа и распространение похищенных материалов».
  • Глава 4 (стр. 66 – 173 – более 100 страниц) «Связи и контакты российского правительства с предвыборным штабом Трампа».
    • Раздел «А» «15 сентября 2015 года – 8 ноября 2016 года». Включает:
      • Подробное описание контактов, связанных с проектом «Trump Tower Moscow» и собственно подробности этого проекта.
      • Контакты Джорджа Попадопулоса с российскими представителями.
      • Контакты Картера Пейджа с российскими представителями.
      • Контакты, связанные с Дмитрием Саймсом, многолетним лоббистом дружбы с кремлем, в том числе организованное Саймсом выступление Трампа о его внешней политике в мае 2016 года и последующие контакты Саймса, в частности, с Сешансом и Кушнером.
      • Встреча в Trump Tower 9 июня 2016 года с российской посланницей Весельницкой и ее «делегацией».
      • Контакты с российским послом Кисляком во время и сразу после съезда республиканской партии в Кливленде в июле 2016 года. Отдельный раздел посвящен изменению платформы республиканской партии в части, касающейся Украины, российско-украинской войны.
      • Встречи Сешанса с российским послом Кисляком в сентябре 2016 года.
      • Контакты Манафорта с российскими представителями в период руководства предвыборным штабом Трампа (в том числе подробное описание обсуждения с Килимником «мирного плана» по Украине 2 августа 2016 года), передача закрытых социологических данных и контакты уже после отставки с должности руководителя штаба Трампа.
    • Раздел «В» «Контакты после выборов и в период передачи власти». Описываются многочисленные интенсивные контакты с российскими представителями после выборов 8 ноября 2016 года с целью создания запасных каналов связи между Трампом и кремлем и согласования политики. Отдельный подраздел посвящен контактам Майкла Флинна с российским послом Кисляком и Картера Пейджа с российским вице-премьером Дворковичем.
  • Глава 5 (с. 174 – 198) Предъявленные в результате расследования обвинения

Том 2.

  • Глава 1. (с. 9-15) Основы юридических и доказательных принципов.
  • Глава 2.(с. 15-158) Фактические результаты расследования о препятствовании правосудию.
    • Реакция президента на сообщения о контактах между его штабом и Россией.
    • Реакция президента на расследование в отношении Майкла Флинна.
    • Реакция президента на публичные сообщения о расследовании Рашагейта.
    • Увольнение президентом директора ФБР Коми, предшествовавшие и последующие события.
    • Усилия президента с целью уволить специального прокурора.
    • Усилия президента с целью свернуть расследование специального прокурора.
    • Усилия президента с целью предотвратить распространение электронной переписки, касающейся встречи с Весельницкой 9 июня 2016 года.
    • Усилия президента, направленные на то, чтобы генпрокурор Сешанс взял обратно свой самоотвод и стал руководить расследованием.
    • Поведение президента по отношению к Флинну, Манафорту и [censored в связи с продолжающимся расследованием]
    • Поведение президента по отношению к Майклу Коэну.
  • Глава 3 (с. 159-181). Законодательные и юридические определения, касающиеся применения статей о препятствовании правосудию по отношению к президенту.
  • Глава 4. Заключение.

 Приведу для начала только один факт из отчета. Согласно показаниям, которые дал спецпрокурору бывший юридический советник Белого Дома Дон Макген, 17 июня 2017 года, в субботу, ровно через месяц после назначения спецпрокурора, Трамп дважды звонил домой Макгену и требовал, чтобы МакГен позвонил зам. генпрокурора Розенстайну и сказал, чтобы тот уволил Роберта Мюллера, так как тот не может работать спецпрокурором из-за конфликта интересов. Макген объяснил президенту (уже не в первый раз), что этот вопрос исследовался юристами и что они сочли саму постановку этого вопроса «глупой» и «нереальной», а если президент считает, что у Мюллера есть личный конфликт интересов с ним, с Трампом (Мюллер был в течение некоторого времени членом гольф-клуба, принадлежащего Трампу), то Трамп должен обращаться к своим личным адвокатам, а не в юридический департамент Белого Дома, который не может заниматься их личными отношениями. Макген отказался выполнить указание Трампа и считал выполнение подобного указания «точкой невозврата», в связи с чем считал важным «нажать на тормоза».

Когда в январе 2018 года газета Нью-Йорк Таймс сообщила, что Трамп требовал от Макгена, чтобы он обеспечил увольнение специального прокурора, президент потребовал, чтобы Макген публично опроверг это сообщение. Макген отказался. Тогда Трамп потребовал, чтобы Макген написал меморандум с опровержением «для внутреннего пользования». Макген отказался и от этого, поскольку президент требовал опровергнуть истину.

В октябре 2018 года Макген был уволен с должности юридического советника Белого Дома.

 На прошедшей неделе Трамп несколько раз публично опровергал, что просил Макгена уволить Мюллера. Получается, что один из них точно соврал. Либо Макген, который давал спецпрокурору показания под присягой и за дачу ложных показаний может получить 5 лет, либо президент, который, находясь на своем посту, по состоянию на 1 апреля 2019 года, сделал согласно постоянно обновляемой базе данных газеты Вашингтон Пост 9451 ложных или дезориентирующих публичных заявлений.

 Председатель юридического комитета Палаты Представителей Джерольд Надлер издал обязательную к исполнению повестку, требующую, чтобы Дон Макген выступил на открытых слушаниях в комитете 21 мая. Трамп заявил, что запретит всем нынешним и бывшим сотрудникам Белого Дома откликаться на повестки из Конгресса и предоставлять какие-либо документы. Будет ли президент оспаривать эти повестки в суде или же просто призывает к воинственному неповиновению закону, пока неясно. За невыполнение требований по повестке из Конгресса, виновные могут быть обвинены в неуважении к Конгрессу, им может грозить большой штраф и даже арест, для чего нужно обращение соответствующих комитетов Конгресса в суд. Происходящее может свидетельствовать по сути о начале горячей конфронтации между Палатой Представителей и президентом.

 И в завершение. Демократы, члены Конгресса, активно обсуждают, следует ли начать процедуру импичмента президента на основании отчета Мюллера. Большинство председателей комитетов и спикер Нэнси Пелоси считают, что в условиях, когда республиканское большинство Сената единодушно (за исключением резко осудившего президента после публикации отчета Мюллера сенатора Митта Ромни) поддерживает Трампа, и признание его в связи с этим виновным с автоматическим отстранением от должности в Сенате, где для этого необходимы голоса как минимум 20 республиканцев, невозможно, процесс импичмента ради импичмента получится пропагандистским мероприятием, которое сплотит вокруг Трампа его сторонников. Но никак не будет способствовать тому, чтобы в США появился 46-й президент. Вместе с тем, все демократы едины в том, что Палата Представителей должна продолжать свои расследования и настаивать на явке всех вызванных свидетелей, как едины и в том, что президент совершил множество действий, квалифицируемых как препятствование правосудию.

 На следующей неделе возобновляет работу после двухнедельных каникул Конгресс. Генпрокурор Барр выступит на открытых слушаниях в юридическом комитете Сената 1 мая и в юридическом комитете Палаты Представителей 2 мая.

Американские СМИ (ТВ и газеты) комментировали итоги президентских выборов в Украине. Комментарии по сути сводятся к трем основным характеристикам «ТВ-комик», «неожиданность» и «неопределенность».

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Поділитися:
Share

Share