Новости из США. 3-10 марта 2019 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США и американских СМИ в течение последней недели.

В первые дни недели все американские СМИ обсуждали фактическое начало в прошлую субботу Трампом своей предвыборной кампании 2020 года. Как известно, президент выступил с более чем двухчасовой речью на конференции СPAC, по сути, это ежегодная идеологическая конференция республиканской партии с участием всех ее законодателей, функционеров и других видных деятелей. Самым примечательным, как отмечается многими комментаторами, было не публичное употребление президентом нецензурной лексики, а его заявление о том, что президентские выборы 2020 года может выиграть только он, и никто другой. По словам президента, демократы не могут выиграть эти выборы честно. Тем самым начата обработка избирательной базы Трампа, его самых преданных сторонников с тем, чтобы внушить им, что проиграть президент просто не может, и, если он не будет объявлен победителем, то, значит, выборы сфальсифицированы.

– Меня последнее время спрашивают часто, а что, Трамп пойдет на второй срок? И что, никого нет в республиканской партии, кто мог бы поспорить с ним за выдвижение своей кандидатуры в президенты? Ответ прост. Трампа стабильно поддерживают 88-90% рядовых зарегистрированных республиканцев. Это число не меняется. Именно рядовые зарегистрированные республиканцы избирают кандидата в президенты от своей партии. Совершенно риторическим является вопрос о том, кого же они могут избрать своим кандидатом, если столь подавляющее большинство поддерживает действующего президента. Никто, кроме Трампа кандидатом республиканцев при таких обстоятельствах стать просто не может, не имеет ни малейших шансов. Можно с полной уверенностью сказать, что только в одном случае Трамп не будет кандидатом республиканской партии на выборах 2020 года: если в день выборов, 3 ноября 2020 года, он уже не будет президентом США.



– В жизни все течет и меняется, бывает, что изменения происходят быстро, но повторю снова то, о чем уже говорил раньше. Не могу себе представить на сегодняшний день, что появятся 20 республиканских сенаторов (а это минимальное необходимое число), готовых проголосовать за признание президента виновным в случае объявления ему импичмента Палатой Представителей, и, следовательно, за отстранение его от должности. Республиканская партия на сегодня монолитна как никогда – это партия Трампа. Те 10% республиканцев, которые не поддерживают нынешнего президента, выглядят в своей партии просто маргиналами. Мне их, например, искренне жаль. Потому что они то и есть самые адекватные люди в республиканской партии. Но реальность на сегодня вот такая.

И в условиях этой реальности всего 35% американцев считают, что демократам следует начать слушания по импичменту в Палате Представителей. Идея эта, как видим, непопулярна просто потому, что не может быть популярной идея, заведомо обреченная на провал. Могут, конечно, обстоятельства измениться, мнение у людей изменится, все может быть, но пока вот так.

В четверг федеральный судья Восточного округа Вирджинии Томас Селби Эллис, номинированный на свою должность в 1987 году президентом Рейганом, приговорил бывшего руководителя предвыборного штаба Трампа Манафорта к 3 годам 11 месяцам заключения за неуплату налогов, банковское мошенничество и сокрытие банковских счетов за границей. Мягкий приговор вызвал возмущение значительной части общественности. Рекомендации по определению наказания к федеральному уголовному кодексу говорили о том, что Манафорта следует приговорить минимум к 19 годам заключения. Спецпрокурор Роберт Мюллер требовал для него от 19,5 до 24,5 лет. Судья, имея право смягчить приговор, назначив наказание ниже нижнего предела, снизил срок наказания по сути до символического, особенно с учетом того, что Манафорт уже провел 9 месяцев в предварительном заключении и с учетом того, что федеральный исправительный кодекс допускает для осужденного проведение одного дня в неделю (то есть 52-х дней в году) вне тюрьмы в случае хорошего поведения.

– Нужно сказать, что судья Эллис на протяжении всего рассмотрения дела Манафорта демонстрировал сильное раздражение к его обвинителям (к прокурорам и, например, к свидетелю Рику Гейтсу, который был подельником Манафорта, пока не признал вину и не стал сотрудничающим свидетелем). Мотивируя приговор, судья указал, что до совершения своих преступлений Манафорт вел добропорядочный образ жизни, был добрым и щедрым к другим. Правда, судья почему-то не учел, что вменяемые ему преступления Манафорт методично совершал в течение 10 лет, вполне понимая, что совершает именно преступления. Судья не преминул заметить, что преступления Манафорта не относятся к сговору с Россией, а его адвокат после вынесения приговора заявил, что самое важное – это то, что его «клиент никогда не был в сговоре ни с одним официальным лицом из правительства России». Последние два заявления очень обрадовали Трампа, который в пятницу выразил сочувствие Манафорту («мне его очень жаль», «у него сейчас трудное время»), после чего сказал, что «очень уважаемый судья» и «очень уважаемые адвокаты» сказали, «что не было никакого сговора», а все это «сфальсифицированная охота на ведьм».

– В среду, 13 марта Манафорту будет вынесен приговор по второму делу судьей Эми Берман Джексон в Вашингтоне. Именно эта судья арестовала Манафорта прошлым летом за оказание давления на свидетелей. И именно эта судья совсем недавно освободила спецпрокурора Мюллера от любых обязательств по соглашению с Манафортом о сотрудничестве со следствием в связи с тем, что Манафорт это соглашение нарушил, намеренно дав и следователям, и в большом жюри заведомо ложные показания, в частности, как сказано в деле, о своих встречах с Килимником, которого следствие считает связанным с российским ГРУ. Интересно, а агент разведки должен считаться официальным лицом, представляющим правительство, или нет? Рекомендации по определению наказания к федеральному уголовному кодексу говорят о том, что по Вашингтонскому делу Манафрту может грозить 10 лет заключения. Причем, каков бы ни был приговор, судья может постановить, чтобы Манафорт отбывал наказание по этому делу только после отбытия полного срока по «вирджинскому» делу, то есть, чтобы меньший срок не поглощался большим.

– Нужно еще заметить, что за неуплату федеральных налогов в США в последние годы выносятся довольно мягкие приговоры, поэтому в этом контексте мягкий приговор Манафорту не выглядит из ряда вон выходящим. Но не часто, конечно, кто-то уклоняется от уплаты налогов с $70 миллионов, делая это еще и в течение 10 лет.

В пятницу Палата Представителей голосованием строго по партийной линии (233 демократа «за» и 193 республиканца «против») приняла законопроект H.R.1, фирменный законопроект, с которым демократы шли на выборы в прошлом году. Это законопроект о защите прав избирателей и борьбе с коррупцией, связанной с выборами. Он предусматривает автоматическую регистрацию избирателей по месту жительства (без сложных процедур индивидуального рассмотрения каждого заявления), обязательную публикацию кандидатами на высокие должности своих налоговых деклараций за 10 лет, предшествующих номинации, серьезное изменение порядка финансирования избирательных кампаний, которое бы уменьшило влияние доноров-лоббистов, на каждые $200 долларов частных пожертвований приходилось бы столько же бюджетных денег, и размеры фонда ограничивались бы, что делало бы затруднительной фактическую завуалированную покупку кандидата тем или иным лоббистом, объявление дня всеобщих выборов, первого вторника после первого понедельника ноября, национальным праздником и, соответственно, выходным днем, и множество других мер, которые должны были бы способствовать большей прозрачности выборов, участию в них большего числа избирателей, уменьшению лазеек для коррупционного подкупа кандидатов с помощью крупных пожертвований в их избирательные фонды (только вчера я описал подробно, как, например, Лен Блаватник, гражданин США и совладелец Русала, переводил деньги в предвыборные фонды сенатора Грэма, контролируемый Макконнеллом общий фонд республиканских кандидатов в Сенат и инаугурационный фонд Трампа).

– Законопроект этот, однако, ждет незавидная судьба. Лидер республиканцев в Сенате Макконнелл уже заявил, что не включит этот законопроект, принятый Палатой Представителей, в повестку дня Сената. На вопрос журналиста, почему, Макконнелл, ухмыльнувшись, сказал: «Потому что это я решаю, какие законопроекты рассматривать, а какие – не рассматривать».

Так вот и будет скорее всего работать Конгресс 116-го созыва. Каждая из палат будет рассматривать то, что хочет рассматривать ее большинство. Поскольку же для принятия законов обе палаты должны принимать одинаковый их текст, думаю, что количество законов, которые примет ныне действующий Конгресс, будет совершенно минимальным. Раскол в американском политикуме в настоящее время очень глубокий, сотрудничество между законодателями, представляющими разные партии, сведено почти к нулю.

В газете Нью-Йорк Таймс 3 и 7 марта были опубликованы две интересные статьи Пола Кругмана, анализирующие торговую политику США, дефицит бюджета и внешнеторговый дефицит. Кругман, экономист по специальности, проводит весьма четкий и глубокий анализ этих аспектов экономики.

– Дефицит внешней торговли США достиг на этой неделе небывалого рекорда в $891,2 миллиарда. Дефицит бюджета в 2018 году составил рекордные $830 миллиардов, в 2019 году по расчетам он составит вновь рекордные $980 миллиардов. Государственный долг США в феврале 2019 года превысил рекордную отметку в $22 триллиона. На протяжении очень долгого времени и, в частности, на протяжении президентства Обамы, республиканцы называли себя борцами с дефицитом бюджета и внешней торговли и с ростом суверенного долга. Они ругали администрацию Обамы за слишком большие расходы и отсутствие борьбы с ростом долга. В 2016 году республиканцы получили полный контроль и над исполнительной, и над законодательной властями. Однако они не только не сделали ничего для снижения госдолга, дефицита бюджета и внешней торговли, но все эти показатели значительно выросли за первые два года президентства Трампа. Снижение налогов, в основном, на самых богатых американцев и корпорации, привело к увеличению дефицита бюджета и необходимости больших заимствований, чтобы покрывать этот дефицит, но практически не привело к вложению освобожденных от налогов денег в развитие экономики. Торговые войны, которые год назад начал Трамп с Китаем, ЕС и рядом других стран, привели только к еще большему увеличению дефицита внешней торговли, бюджета и к замедлению роста американской экономики.

– Трамп уверен, что тарифы, которые он ввел на импортные товары, скажем, из Китая и ЕС, платят Китай и ЕС. Но это совершенно не так. Их платят американские потребители этих товаров. И в результате страдает американская экономика. Простой пример (его приводит Пол Кругман). Предположим, американская фирма покупала в Китае товар, который стоил $100. После введения Трампом 25% тарифа цена поднялась до $125. Китайский производитель никаких дополнительных денег не платит. Дополнительные $25 платит американский потребитель, и эти деньги идут в американский бюджет в качестве того самого тарифа. И тут происходит первая загвоздка. Бюджет, вместо того чтобы пополниться этими $25, в лучшем случае не пополнится, а в худшем даже теряет. Просто потому, что часть потребителей перестает покупать этот товар. Американская фирма находит производителя того же товара, допустим, во Вьетнаме, на продукцию которого тарифов нет. Там товар стоит $115. Это дешевле, чем $125, поэтому потребитель переключается на этот товар. Все хорошо? Нет. Потому что, когда потребитель платил за тот же товар $100, он мог $15 вложить во что-то другое, а теперь не может. В результате теряет экономика США.

– Другой «фишкой» Трампа является то, что Китай и другие страны «крадут» у США рабочие места, и США покупают там то, что могли бы производить у себя. Хорошо. Вернемся к тому же товару. Для его производства в США нужно вложить деньги. Большие, чем для его производства в Китае. В результате товар будет стоить $120. Потребитель опять проиграл, поскольку переплатит за то, что раньше покупал за $100 и не сможет вложить $20 во что-нибудь другое. Кроме того, невозможно не учитывать того факта, что в условиях очень низкой безработицы весьма затруднительно привлечь американцев на работу, которая им не будет по душе в силу тяжелых условий труда или недостаточной его оплаты. Таким образом, в результате вместо того чтобы экономика интенсивно развивалась, например, путем инвестирования в создание новых технологий, она будет расти медленно, поскольку не будет возможности соответствующих инвестиций, так как деньги уйдут на то, чтобы воспроизводить то, что можно приобрести в другом месте.

– Бывший главный экономический советник Трампа Гари Кон объяснял президенту, что дефицит внешней торговли для США ничем, собственно, не грозит, и бороться с ним нет смысла. Вторит Кону и Кругман. Общий торговый дефицит всегда равен разнице между внутренними инвестиционными расходами и внутренними сбережениями (как частными, так и государственными). Дефицит американской внешней торговли вызван не нечестностью торговых партнеров (как считает президент), а тем, что внутренние сбережения в США в отличие от многих других стран минимальны – деньги не хранятся без движения, они постоянно инвестируются во что-то. И поэтому при большом внешнеторговом дефиците США являются и рекордсменом по инвестициям, прежде всего в развитие новейших технологий в самых разных отраслях.

– Торговые войны, которые начал нынешний президент, не повысили благосостояние США. Они не привели к наполнению бюджета, поскольку потребители либо отказываются от приобретения подорожавших товаров, либо находят других производителей, на продукцию которых не наложены тарифы. По оценке экономистов Принстонского университета, на которую ссылается Кругман, потери американской экономики от торговых войн составляют примерно $1,4 миллиарда в месяц, то есть около $17 миллиардов в год. Это на сегодняшний день 0,1% американского ВВП. Но если торговые войны продолжатся, а то и расширятся, эти цифры могут возрасти.

– В декабре 2018 года, после почти года торговых войн, внешнеторговый дефицит США вырос на 19% по сравнению с ноябрем. Это самый большой рост внешнеторгового дефицита за месяц со времени 2008 года, когда страну охватила великая рецессия.

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Я ухожу на следующей неделе в небольшой отпуск, поэтому следующий еженедельный дайджест появится 30-31 марта. Об очень значительных новостях буду в ФБ обязательно сообщать по мере возможности, но несколько реже, чем обычно.

Поділитися:
Share

Share