Свобода слова для избранных

Йож Туманный
Йож Туманный

На счет Зураба Досвидания.

Мне не то, чтобы похрен, нет. Я испытываю чувство, наиболее похожее на злорадство. Потому что очередной п*дор допрыгался.

Понимаете, в чем дело: в нашей стране свобода слова в большой опасности. И опасность эта исходит не только от Порошенко (угроза свободе слова исходит от власти априори – даже будь “главный” хоть трижды самым ярым демократом), но и от самих журнашлюпок, и это – намного более опасное явление, нежели попытка цензуры со стороны властей.



Потому, что цензура властей служит цели сокрытия какой-то нежелательной информации, и когда эта информация всплывает, доверие провластным СМИ исчезает, и люди начинают активно искать другие источники информации. Ну или просто игнорируют весь официоз. Я думаю, что не сильно буду ошибаться, если скажу, что к 1991-му году в СССР не осталось ни одного коммуниста вне дурдома или мавзолея.

То есть: государственная цензура а) малоэффективна, б) преодолима.

Но нынче журналисты (если их так можно называть) что на Западе, что у нас начинают вводить самоцензуру. Они тупо не хотят что-то рассказывать и не рассказывают, заодно изобличая любые оплошности властей. В итоге получается ситуация, когда объективную информацию взять тупо неоткуда: доверие к официальным каналам подорвано, а неофициальные заняты 3,14ежом ради рейтинга.

Так вот, наши медиашлюпки настолько заигрались в оппонирование власти, что дают эфиры всяким п*дорам в плохом смысле слова (типа Вилкула), но не дают ни минуты эфира провластным источникам. Даже если это важно. Даже если это, скажем, событие исторического масштаба. Например, создание УПЦ. То есть, даже если у властей будет что сказать реально хорошего – этого НИКТО НЕ ДАСТ СКАЗАТЬ. Они поставят Вилкула, они воткнут в ТВ Рабиновича, на худой конец запишут интервью с Садовым, но не дадут ни минуты времени своим оппонентам.

Это, кстати, типично для совковой интеллигенции – делать все на зло стране, и похрен, что твое “праводрубство” уже не отличимо от вражье пропаганды. Лишь бы не сказать что-то хорошее!

А это и есть грубейшее нарушение свободы слова. И то, что п*дору Асалании указали на выход в обход процедуры – это плохо, да. Это тоже нарушение. Но это совокупление жабы с гадюкой абсолютно ничем не лучше того, что было до, и не будет лучше того, что будет после.

И да, я даже не хочу начинать обсуждать окупаемость наших “независимых” СМИ. Потому что там вообще все грустно, и если немного вдуматься, то становится ясно, что проституцию у нас давно легализовали, и даже крутят по ТВ в прайм-тайм, просто почему-то назвали шлюх прессой, что, конечно, бросает тень на представительниц древнейшей профессии.

P.S. Это не значит, что у нас нет нормальных журналистов. Они-то есть, но их мало. И, разумеется, этот текст не про них. Он вообще про интеллигенцию, в общем-то.


Валерій Прозапас
Валерій Прозапас

Ось що мені важко зрозуміти в нашій політичній журналістиці так це її якусь агресивну нетерпимість до тих, хто сміє мати свою думку, не перебуваючи в касті “сонцесяйних” з мікрофонами.

Слідом за Найемом, Лєщєнко, Дубінським та Буткевичем мене відправив в бан Аласанія (причому заочно, в дискусії на його сторінці я не ходив).

Я ж не бот, не політик, реальна людина з реальною сферою роботи та відповідальності, це легко перевірити.

І не хам, ніколи не опускаюсь до образ, намагаюся бути логічним і задавати конкретні питання цим публічним людям та прошу роз’яснити протиріччя в їхніх словах або діях:
Чи можна розповідати про мародерів і одночасно купувати квартиру за 7.5 млн?
Чи можна використовувати проблеми країни для просування своїх грантових нтересів в іноземних посольствах?
Як мова ненависті допоможе в боротьбі з корупцією?
Чому підтримка дій Президента подається як щось ненормальне?

На питання маю право, бо виконував обов’язки, в тому числі на військовій службі, але виходить ці медійні товаріщі не вважають таких достатьно хорошими, щоб опускатися до відповідей на їхні питання.

Для вас така свобода слова – закрити мені рот?

Поділитися:
Share

Share