Навстречу юбилею

Светлана Самборска
Светлана Самборска

Ровно 10 лет назад 19 января 2009 года был подписан газовый контракт Путина-Тимошенко. Вряд ли я ошибусь, если скажу, что завтра будет много постов о контракте и о его последствиях. Я и сама об этом писала недавно – на основании информации Нафтогаза получилось, что Путин с Тимошенко заложили в газовый контракт переплат лишнего на 80-100 млрд долл.

Но сегодня, накануне это яркого юбилея, я хотела бы вспомнить, как так случилось, что протекающая более-менее на равных газовая война 2008-2009 закончилась капитуляцией Украины на самых позорных условиях, включающих неявную выплату дани Кремлю. Итак.

Заканчивается декабрь 2008, заканчивается действие старого контракта, нового контракта нет, Нафтогаз ведет переговоры. Цель почти достигнута, торг идет вокруг цены на газ, Газпром сделал предложение цены в 235 долларов, сказал, что это его последнее слово, и если нет, то они перекроют газ.



У Украины на тот момент была отличная позиция. Были полные газохранилища. И было секретное оружие – настроенный реверс, позволявший гнать газ на всю страну из хранилищ на западе, о чем не знал Кремль. Иначе не грозил бы вентилем.

Такова диспозиция.
Вот Миллер подтверждает, что цена 235 была достигнута еще в декабре.
Вот официальное письмо Газпрому от 1 января, что рассчитанная справедливая цена на газ должна составлять 201 долл, подписанное Ющенко и Тимошенко (! Тимошенко подписала – это важно).
Вот Тимошенко 15 января говорит, что газа в хранилищах полно, можно переговариваться до победы.

А дальше происходит самое интересное. 19 января по свистку Путина Тимошенко вылетает в Москву, САМА вылетает, – у нее не было полномочий вести эти переговоры, что, кстати, и использовал Янукович как формальную причину для её посадки. Не было никаких причин для ее поездки, кроме каких-то обещаний Путина.

Еще раз. Идут переговоры. Аргументы Кремля закончились, они перекрыли вентиль. На улице январь, крещенские морозы. А Украина сидит на газовой подушке, которой хватит до осени. Европа мерзнет без газа и давит на обе стороны. Но у Украины контракта с Европой нет – Европа покупает у Путина газ на границе Украина-ЕС. Это важно – сторона, у которой с Европой контракты и которая несет ответственность перед Европой за транзит по Украине, – это Газпром. Это важно, потому что есть попытки обелить Тимошенко тем, что Европа давила. Европа, может, и давила, но у Украины не было контракта с Европой на транзит. И не было обязательств не только перед Европой, а даже и перед Газпромом – старый контракт закончился. Контракт был у Газпрома, на него и давили – истерили, грозили судами.

А у Украины было кое-что другое. У Украины на тот момент были идеальные условия для получения выгодных условий контракта. Идеальные. Лучше не было ни до, ни после. Потому что, перекрыв вентиль, Путин загнал себя в ловушку. Ловушку, из которой нет выхода, кроме как отыгрывать назад, приносить извинения Европе и договариваться с Украиной.

Но выход нашелся другой. Что же делает Кремль? Кремль звонит Тимошенко. Тимошенко, которая не участвует в переговорах вообще, получает предложение от Кремля и едет в Москву. Едет, не получив согласие Кабмина на выдачу ей мандата на переговоры, – министры не решились, понимая ситуацию. Подсудное ведь дело. Но Тимошенко едет без мандата и подписывает капитуляцию. На чудовищных условиях. Имея полные газохранилища. Имея реверс. Имея Европу, грозящую Путину судами. Капитуляция в идеальных для победы условиях. Такие дела.

Почему же так произошло? Думаю, дело не только в предложении, от которого не смогла отказаться Тимошенко. Дело еще и в том, что ситуация несла черты победы для Тимошенко. Такой победы, какой она сама ее видела. «Господин назвал меня любимой женой!» – вот здесь, на мой взгляд зарыта собака причина, по которой Тимошенко не считает подписание столь чудовищного контракта поражением.

И причина проста: у нее менталитет провинциальной комсомолки, она карьеру в комсомоле начинала, и детские мечты у нее были в стиле «вот бы мне позвонили из горкома комсомола, ой, даже из обкома, а еще лучше – чтоб аж из самой Москвы!». У нее в подсознании картинка триумфа – она и большой московский начальник в самом пышном зале Кремля дают совместную пресс-конференцию. Оба одеты в дорогие заграничные шмотки, перед ними связки микрофонов, камеры, репортеры наперебой задают вопросы, и им внемлет весь мир. Тимошенко так видит успех. «Как взлетела, как взлетела, жаль дедушка не дожил увидеть меня в Кремле с самим “Генсеком”». Она искренне считает свой газовый контракт успешным (картинка триумфа воспроизвелась в реальности), а тех, кто критикует, – завистниками, которые сами были бы счастливы подписать такое же, но из Кремля позвонили не им, а ЕЙ.

И именно это – менталитет провинциальной комсомолки – делает Тимошенко на высоких постах такой опасной для Украины. Ни коррупция, ни вороватость, ни происхождение, ни популизм, ни патологическая лживость, ни связи, ни компромат в Кремле не являются главной проблемой. Главная проблема Тимошенко – ее менталитет, картинка триумфа в ее подсознании. Потому и отдаст все, что скажут, за одну совместную пресс-конференцию с “кремлевским небожителем”. Потому даже случайная встреча с российским послом в Мюнхене – помните, год назад – делает ее ноги ватными, а лицо глупым. «Вау, посол самой Москвы со мной поздоровался! Жаль, бабушка не дожила».

У каждого в голове есть картинка триумфа. У кого-то это свадьба внуков. У кого-то – красивая модная шуба в красивой модной машине. У кого-то – получение Нобелевской премии. А у кого-то – покрасоваться с Путиным в самом пышном кремлевском зале. А еще у кого-то – оказаться на странице учебника истории в череде государственных деятелей, внесших самый весомый вклад в построение украинской государственности.

Есть разные картинки триумфа. И дай нам, Бог, ума вручить руль тому, чья личная картинка, а значит и личные усилия будут работать на интересы Украины.


Додатково:

Поділитися:
Share

Share