Российские информационные операции: пропаганда и реальность

Kseniya Kirillova
Ксения Кириллова

Англоязычный оригинал публикации доступен на сайте The Integrity Initiative

Некоторые западные исследователи справедливо отмечают, что современная российская политическая система основана на конфронтации с внешним миром и постоянном поиске врагов. Один из видов этой конфронтации – это подрыв западных демократий посредством «информационных операций» за рубежом. Такие операции во многом схожи с пропагандистскими технологиями, используемыми Кремлем внутри России. Они состоят из лжи, клеветы, искажения фактов, создания теорий заговора и множества противоречащих друг другу версий реальности, призванных разрушить понятие правды как таковой, а также использование малейших противоречий, существующих в западных обществах.

Однако для работы с определенными группами населения за рубежом Кремль создает специальные мини-идеологии – отдельные мировоззренченские системы, направленные на конкретные общественные группы. Эта тактика наиболее успешна в работе с крайне правыми группами в Европе и США. Специально для этих групп русские пропагандисты создали идеологию, основанную на религиозном или «традиционном» фундаменте.



Для этой идеологии характерно агрессивное имперство, упор на «традиционные ценности» в сочетании с ярым неприятием ценностей западных, часто – псевдорелигиозное обоснование превосходства «белой расы» или отдельных народов (порой – с элементами откровенного нацизма), упор на мессианский характер деятельности своих сторонников, создание иллюзии «войны цивилизаций», «священной войны», страх перед эмигрантами и т.д. Отдельным примером такой идеологии является «евразийство» «кремлевского идеолога» Александра Дугина. Крупные американские издания уже не раз описывали связи местных «белых супрематистов» с Россией, и в частности, с последователями Дугина. Совсем недавно одна подобная организация «Лига Юга», открыто симпатизирующая России, создала на своем сайте раздел на русском языке.

«Мы понимаем, что русский народ и южане являются естественными союзниками по крови, культуре и религии. Как белые люди, выходцы из Северной Европы, мы происходим из одного и того же общего генофонда. Как наследники европейской культурной традиции, мы разделяем схожие ценности, обычаи и образ жизни», – заявляет в своей статье под заголовком «Нашим российским друзьям» президент Лиги Майкл Хилл.

Старший научный сотрудник Центра анализа правых радикалов Марк Поток выдвигает свою версию того, чем объяснить возрастающее с каждым днем восхищение «Лиги Юга» Россией.

«Россия при Путине, особенно после начала его третьего президентского срока в 2012 году, воплотила в себе многое из того, к чему стремятся правые радикалы. Это глубоко националистическое, авторитарное государство, все чаще выступающее как защитник «традиционных» ценностей, то есть ценностей, включающих в себя вновь обретенную любовь к консервативной Русской православной церкви, а также презрение к ЛГБТ-сообществу, повсеместное пренебрежение к женщинам и антиглобализм», – отмечает эксперт.

Однако важно подчеркнуть, что американские правые радикалы не столько увлечены собственно Россией, сколько образом, который Москва пытается создать в их глазах. Они не знают настоящую Россию и с радостью верят в иллюзию, созданную для них российской пропагандой. Поэтому очень важно указать различия между иллюзорным образом и реальностью, которые могут помочь противостоять российской пропаганде и влиянию Москвы на радикальные группы в Соединенных Штатах.

Россия – не христианское государство

Важно понимать, что Россия вовсе не является «христианским государством», как она пытается заверить своих зарубежных последователей. Процент религиозных радикалов в самой России сравнительно невелик, а проводимая РПЦ идеология воспринимается большинством скорее, как КПСС во времена позднего СССР – нечто необходимое и «незаменимое», но не вызывающее фанатичной веры.

«Примечательно, однако, что религиозное возрождение в России так и не было достигнуто: высокие показатели самопровозглашенной религиозности сочетаются с невероятно низким уровнем членства в церкви. Знаменитый социолог Грейс Дэви называет этот феномен «верующие, но не принадлежащие». Воцерковленность в России остается на поразительно низком уровне: хотя 70-80% называют себя православными, менее 15% посещают службы более одного раза в месяц, всего 5% – раз в неделю, и только 1-2% являются прихожанами каких-то приходов», – отмечают западные исследователи.

Таким образом, в глазах «большинства Путина» Церковь ассоциируется скорее с необходимым средством защиты национальной идентичности, чем, собственно, с религией. Когда таким людям говорят об угрозе для православных святынь за рубежом, это воспринимается больше как удар по некоему государственному элементу, по символу присутствия России на территории других стран. То же самое относится и к Александру Дугину, известному за рубежом намного больше, чем в самой России. Очень немногие россияне в принципе знают, кто он такой, и большинство из них никогда не читают его работ.

Россия – не «обетованная земля» свободы

Российская политическая структура также значительно отличается от идеала правых экстремистов. Американские радикалы считают репрессивным даже демократическое американское правительство и выступают за увеличение свободы, а также право свободного ношения оружия.

«На современном Новом Юге, который представляет собой ублюдочное порождение американской империи, лефтистская, антихристианская «культура смерти» пронзает землю и отражается в виде аморального и агрессивного правительства, которое угрожает жизни, свободе и собственности всего окружающего мира. Когда наша южная культура, основанная на ее древних христианских и европейских корнях, станет преобладающей, правительство нашей новой южной нации станет отражением этой культуры… Хорошее правительство, отвечающее интересам народа, заменит плохое правительство, стремящееся лишь обогащаться и расширяться за счет тех, кому оно обязано служить. Государственный деятель заменит политика», – провозглашает Майкл Хилл на своем сайте.

Но Россия, по сути своей, является репрессивным государством, власти которого не терпят ни малейшего инакомыслия и возбуждают уголовные дела даже за посты в соцсетях. Здесь можно вспомнить пример Екатерины Вологжениновой, матери-одиночки из Екатеринбурга, приговоренной к 320 часам труда за репост материалов, направленных против российской агрессии в Украине. По состоянию на май 2016 года, десятки россиян были заключены в тюрьму за «лайки» и репосты в соцсетях.

«Власти неоправданно инициировали десятки уголовных дел за посты в социальных сетях, онлайн-видео, статьи и интервью в СМИ. Сегодня растет неуверенность многих россиян насчет того, что считается допустимым, а что может повлечь за собой большой штраф или тюремный срок.

Государственное вмешательство в работу СМИ достигло такого уровня, который не наблюдался в России с момента распада Советского Союза. Законы, принимаемые с 2012 года, резко увеличили государственный контроль над медиа-ландшафтом. За некоторыми исключениями, основные СМИ стали гласом государства и теперь используют тщательно разработанные пропагандистские техники для мобилизации патриотической поддержки правительства. Государственные медиа продвигают искаженные репортажи, а порой – откровенную дезинформацию по многим вопросам, особенно в отношении ситуации в Украине», – отмечается в докладе организации Human Rights Watch.

«Режим больше всего хотел бы объявить огнестрельное оружие вне закона и сделать нас беззащитными рабами. Но я убежден, что мне нужно огнестрельное оружие для защиты своей семьи и своей свободы», – продолжает меж тем Майкл Хилл (имея в виду правительство США – страны, в которой действуют чрезвычайно либеральные законы, разрешающие гражданам свободное владение оружием).

Для сравнения, владение гражданами оружием немыслимо в России. Пистолеты в основном запрещены, а охотничьи ружья и винтовки строго контролируются, в результате чего количество законных владельцев оружия в России составляет менее 10% населения. Владимир Путин даже предложил Росгвардии начать кампанию конфискации оружия у нелегальных владельцев.

Также американские правые радикалы выступают за расширение полномочий местного самоуправления и подотчетность государственных учреждений населению. «Наши небольшие магистраты будут делать именно то, что нужно для защиты жизни, свободы и собственности граждан от посягательств тирании», – утверждают они.

При этом в России любые призывы к сепаратизму наказываются тюремным сроком, а полиция арестовывает людей даже за одиночные акции протеста. Например, 7 мая 2018 года российские власти в один день арестовали 1600 участников протестов против Путина. Исходя из этого, можно предположить, что такая организация, как Лига Юга, не просуществовала бы в России и одного дня. Все ее участники были бы арестованы за терроризм и провели в тюрьме не менее двадцати лет.

Друзья Дугина и прочих российских «победителей фашизма» мирно гуляют по «репрессивной» Америке

Американские радикалы обвиняют федеральное правительство в коррупции. Однако именно современная Россия – одно из самых коррумпированных государств с жесткой вертикалью власти. Правительство считает любые призывы расширить полномочия местного самоуправления проявлениями сепаратизма. Никакой системы отчетности правительства перед населением не существует. Действия полиции и чиновников неоправданно жестоки, и у людей нет абсолютно никаких прав и нет возможности защитить себя от произвола со стороны государства.

Играя на обе стороны

Американские правые радикалы категорически выступают против коммунизма, тогда как современная Россия активно пропагандирует советское прошлое, его символы и культ КГБ и Сталина. Именно образы идеализированного советского прошлого чаще всего используются российской пропагандой для поднятия «патриотического духа» и укрепления милитаристских настроений внутри страны. Также Кремль использует коммунистические образы, чтобы создать еще одну «идеологию для экспорта», предназначенную для крайних левых.

Эта идеология в первую очередь предназначена для коммунистических и анархистских групп, а также для той части российской диаспоры за рубежом, которая испытывает ностальгию по советскому прошлому. Она базируется в большинстве своем не на конкретной мировоззренческой конструкции, а на эксплуатации этого чувства ностальгии. В то же время мифы и образы прошлого используются для оправдания сегодняшнего роста милитаризма и агрессивной политики Кремля. Сюда относится проведение «Бессмертных полков» и других вариантов романтизации советской версии истории, эксплуатация ощущения Холодной войны и, разумеется, провозглашение цели «восстановления СССР» как основы российской внешней политики.

К примеру, празднование Дня Победы проводится сугубо в ключе современной российской версии исторических событий, с отрицанием преступлений советского прошлого. Часто во время «Бессмертных полков» появляются люди с портретами Сталина, прославляется НКВД и советская символика, а также милитаристские лозунги современной России.

Бессмертные полки начались как инициатива «снизу», но постепенно стали использоваться режимом как инструмент пропаганды. В 2018 году Посольство России в США впервые официально вошло в число спонсоров Дня Победы. О том, что оно действительно выделило средства на проведение мероприятия, в интервью РИА «Новости» сообщил руководитель «Российско-американской инициативы о сотрудничестве» Сергей Гладыш. Таким образом, очевидно, что «Бессмертный полк» проводится организацией, созданной российским правительством, и при этом финансируется государством.

Однако российские реалии далеки от идеалов Советского Союза. Сегодняшняя Россия, мягко говоря, далека от «социального государства». Агрессивный национализм и акцент на религии в сочетании с всеобъемлющей коррупцией и пропастью между богатыми и бедными также в корне противоречат любой левой идеологии. Кроме того, отсутствие защиты прав обычных людей и власть олигархов, тесно связанных с правительством и мафией, перечеркивают саму идею социальной справедливости.

Очевидно, что Москва оказывает влияние на оба края политического спектра на Западе, сфабриковав образ того, что действительно привлекает людей. Кремль использует чужие убеждения, чтобы посеять хаос и попытаться уничтожить западные демократии. Но, разрушая и дестабилизируя демократические институты и ценности, современная Россия ничего не может предложить взамен.

Таким образом, подчеркивая несоответствия между пропагандой и реальностью, мы может дать западному обществу хоть какую-то прививку от яда кремлевских пропагандистских мифов.

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial