Трудная дорога к Храму

Victor Tregubov

Нет, все-таки отдельные ребята явно долбанулись.

Я вот испытываю некоторые сомнения по поводу того, что у Петра Алексеевича получится создание и урегулирование канонического статуса украинской поместной церкви. Мои сомнения основаны на некотором опыте, некотором образовании и некотором знании ситуации. Я допускаю, что я не знаю всех деталей переговоров, но вижу очень много слабых мест во всем построении и не уверен, что в АП народу хватит сил, упорства и навыков все эти дыры позатыкать. Хочу верить, но пока это непросто.

АЛЕ.

Мне сложно видеть, как люди потешаются не над этими самыми сложностями попытки, а над самой попыткой. Только потому, что это Порошенко, которого они не любят.

Если у него действительно это получится – этот человек войдет в историю. В хорошем смысле слова. Это будет действительно стратегической победой для Украины и над “русским миром” как геополитической концепцией.

Вы можете его не любить, очень не любить и совсем не любить. Можете каждый вечер тыкать в его куклу различными острыми предметами и частями тела.

Но если в вас эта нелюбовь доминирует над любовью к Украине, и над попыткой решить стратегическую проблему вы готовы глумиться лишь потому, что ее предпринимает нелюбимый вами политик – извините, вы мужские половые причиндалы. Причем недлинные.

Такие дела.


Я очень люблю Киевский патриархат. Правда. Он замечательный. В этом был шанс убедиться на Майдане даже у самых атеистичных атеистов и самых языческих язычников.

И я считаю, что интересы украинского православия – и даже украинской национальной безопасности – очень во многом совпадают с его интересами. Скажу даже “в преобладающем ряде случаев”.

Але. Есть нюансы. Если бы я был Великим Разруливателем Украинского Церковного Вопроса – представители КП бы со мной тоже ругались бы. Как в плане уступок Вселенской патриархии, так и в плане компромиссов с проукраинской частью МП.

Сейчас мы подходим к тому периоду, когда интересы ряда представителей Киевского патриархата могут, увы, в одном аспекте разойтись с более широкими интересами страны. Как я понимаю, в КП уже убеждены, что будет им Томос об автокефалии в рамках Поместной церкви. Это круто и правильно. Но боюсь, что эта убежденность может вызвать уже у них соблазн не привлечь к объединению проукраински настроенных епископов МП, а, напротив, игнорировать их попытки присоединения (мол, и без них хорошо). Потому что единение – это хорошо, но как епархии на местах делить, когда в куче городов появится второй епископ объединенной Поместной церкви (чтобы представить, какой это организационный кошмар, представьте, что в ряде областей внезапно появился второй губернатор)? Как мириться с теми, кто тебя двадцать лет проклинал? Как полностью списать личный фактор?

Однако эти присоединения – важны и для уврачевания ситуации в украинском православии, и для национальной безопасности.

Ответ на все эти “как”, разумеется, “в духе христианской любви, мудрости и прощения”.

Возможно, я зря переживаю. Возможно, я просто слишком много освещал украинскую политику. Верю в Киевскую патриархию и в то, что стратегическая мудрость возобладает.

Ну, очень хочу верить.


Валерій Прозапас

Навіть атеїстам і стовідсотково світським людям чомусь трохи притаманне своєрідне корпоративне святенництво, коли вони демонстративно презирливо відмахуються від складної проблеми організації єдиної помісної церкви в Україні.

А це не останнє питання у справі становлення держави, хочете ви цього або ні, бо такі закони суспільного розвитку.

Абсолютно всі сучасні успішні країни пройшли етап боротьби за незалежність церкви як інституту – і протестантизм зіграв не останню роль в боротьбі з тираніями і відкрив шлях до політичної незалежності.
Наприклад, всіми нами шанована Швейцарія навряд б чи стала бастіоном свободи особистості без Кальвіна, а Німеччина без монаха Лютера не отримала б поштовху до національного розвитку через боротьбу з ієзуїтським мракобєсієм.

Формула “чиє право – того церква” це не питання віри, а повноцінного існування держави – подивіться на реакцію т.зв. УПЦ МП, яка гачком засіла в тілі нашого народу і продовжуватиме впливати на сотні тисяч людей, якщо їм не буде надано альтернативи, скільки б ми жеманно не кічились своєю “світкістю”.


Никита Соловьев

Из многочисленных вещей, в которых я ни хрена не понимаю, я о многих уже успел свое бесценное мнение высказать. Но вот жизнь церковная пока как-то ускользала.

Сейчас активно обсуждается вопрос о том, на каких условиях Варфоломей согласился (если согласился) предоставить Томос УПЦ. И масса народу всерьез опасается, что запрошенная и согласованная цена могут быть слишком велики, плюс пугает неизвестность этой цены.

На мой взгляд никакой особой цены там скорее всего нет. Варфоломею, как и любому Вселенскому патриарху, объективно выгодно ослабление Московского патриархата и появление сопоставимых по значимости других Патриархатов. Тем более, если вновь созданные будут иметь высокую лояльность к Вселенскому. Всем этим условиям идеально удовлетворяет Киевский Патриархат в случае его канонизации и признания Помесным. Так что между Филаретом и Варфоломеем такое решение стратегически является вин-вин, и какая-то дополнительная цена если и есть, то не должна быть запредельной.

Кроме того, хоть об этом и не очень принято говорить, но весьма высоко влияние турецких светских властей на Вселенский патриархат. А Эрдогану тоже ослабление Москвы может быть вполне интересно и выгодно.

P.S. Естественно я не знаю и не имею возможность высчитать, что под тем ковром происходит. Я просто хочу сказать, что вариант без какой-то дополнительной цены тоже вполне возможен, так как от нашей автокефалии в выигрыше многие.


Филипп Духлий

Ок, у нас церковь отделена от государства. Это если воспринимать церковь как религиозный институт.

Но в то же время, хотим мы этого или не хотим, церковь – это очередное поле битвы за независимость Украины, поле битвы с Россией.

И если у нас появится своя, украинская признанная церковь – это будет сокрушительный удар по московскому патриархату.

И тут нет нарушения Конституции. В данном случае церковь никак не влияет на государство, а наоборот, государство влияет на церковь и использует ее в борьбе.

От каноничности выигрывают все. Украинцы-прихожане, священнослужители, граждане Украины и Президент.

И есть только одна програвшая сторона – русский мир.

Ну, и зрадофилы. Они всегда проигрывают, от всего и везде. Роль у них такая.


Есть такая византийская традиция. Она мне не нравится. Но изменить ее я не в силах, поэтому приходится…

Gepostet von Александр Дедюхин am Dienstag, 17. April 2018

Кілька контраргументів.1. «Є всеправославна домовленість, що нова автокефалія може бути проголошена лише за згодою…

Gepostet von Євстратій Зоря am Dienstag, 17. April 2018

Дорогі брати і сестри!Якщо десь почуєте/прочитаєте заклики «палити бороду московському попу» нібито на підтримку…

Gepostet von Євстратій Зоря am Mittwoch, 18. April 2018

 

 

Усі відео