Потери ВСУ

Олександр Коваленко

Политикам свойственно ошибаться. Кто-то назовёт неправильно название страны, в которую прибыл с официальным визитом, кто-то вообще может запутаться в названиях, а кто-то может произнести без уточнения цифры потерь одной из армий и спровоцировать информационный взрыв.

Урсула фон дер Ляйен совершила такую ошибку, озвучив округлённую цифру потерь ВСУ в 100 тысяч, не уточнив, что это число погибших, раненых, пленных и пропавших без вести, хотя и это весьма и весьма дискуссионная цифра.

В итоге, директору по политическим коммуникациям Еврокомиссии Дане Спинант пришлось отдуваться за Урсулу фон дер Ляйен и разъяснять её ошибку. Но вот в том-то и дело, что это разъяснение, как постэффект имеет меньшее воздействие, чем допущенная ошибка, которая оказалась эффективнее сотен бездарных российских ИПСО, запущенных за последние 9 месяцев.

Дело в том, что тема потерь всегда была болезненной для воюющих сторон во все времена не только потому, что она раскрывала возможность той или иной стороны победить, но и использовалась как элемент внутренней социально-общественной дестабилизации.

Тема потерь тонка и относиться к ней следует с соответствующим вниманием. В Украине так и делают, но наши партнёры, не особо уделяют внимание, особенно когда они в этом не разбираются, разнице между общими санитарными потерями и невозвратными потерями.

Но имеем то, что есть, и с лёгкой подачи Урсулы фон дер Ляйен российские пропагандистские площадки уже делают из цифры 100 тысяч сенсацию, ведь это якобы полностью оправдывает их фейки про полностью уничтоженную в Украине ПВО, авиацию и прочие отчёты Генштаба вс рф, которым продолжают верить потребители информационного фаст-фуда. Потребители, которые не задумываются вот над чем.

Если ВСУ несут настолько масштабные невозвратные потери, то возникают вопросы ПОЧЕМУ:

– В россии объявляют частичную мобилизацию, которая является общей мобилизацией, и не прекращают её до сих пор, а в Украине – нет?

– В россии сергей шойгу объявил, что потери вс рф 6 тысяч человек, но в 300 тысячную армию (именно такова численность боевой компоненты вс рф) нужно частично мобилизовать ещё 300 тысяч, а в Украине, где 100 тыс – это 50% боевого состава ВСУ, подобную масштабную мобилизацию опять-таки не проводят?

– В россии открыто вербуют зэков из исправительных колоний, а в Украине такого не происходит?

– Российские войска, уничтожив такое количество ВСУ и имея неоспоримое превосходство в зоне боевых действий, бежали за эти 9 месяцев из Черниговской, Сумской, Киевской, Николаевской, Харьковской областей и продолжают бежать из остальных?

Ответы на все эти вопросы наводят на вывод о том, что потери ВСУ в разы и даже на порядок меньше, чем у РОВ.

Ранее, когда я и мои друзья с ресурса «Информационный навигатор» регулярно публиковали данные о санитарных потерях российских оккупантов, мы делали акцент на тех моментах, которые часто не учитывают в общих отчётах о потерях РОВ даже в сводках Генштаба ВСУ.

Со временем источники информации стали суживаться, и полноты картины не было. Но наши данные практически всегда со временем подтверждались на международном уровне. Например, в апреле наши данные полностью совпали с озвучиваемыми Джоном Кирби цифрами.

Последняя публикация была сделана 30 июля, и тогда санитарные потери по нашим данным значились как 79,5 тыс человек. В свою очередь, невозвратные санитарные потери составляли 42,5 тыс. Суммарные потери РОВ по состоянию на 30.07.2022 были 122 тыс чел.

Это данные за июль, которые мы ещё могли подтвердить, и они ярко демонстрируют то, в каком состоянии были российские оккупационные войска на тот момент, и почему в сентябре они решили начать частичную мобилизацию. Начать из-за утраты боеспособности.

Потери же ВСУ в данном аспекте, более чем очевидно, намного меньше. Да, они есть, и освобождение каждого метра нашей земли даётся нашим воинам дорогой ценой, но даже когда кто-то озвучивает эти цифры, кем бы он ни был, он должен себе отдавать полный отчёт в своих действиях и уделять своим словам максимум внимания.

Автори