Если завтра война…

Кирилл Данильченко

Читаю интервью у Гордона пару дней назад. Хомчак не видит признаков подготовки РФ к нападению. «Есть ли непосредственно угроза, что завтра утром мы проснемся – и там будет война? Сегодня Генеральный штаб оценивает обстановку так, что завтра ее не будет» – конец цитаты.

За последние несколько суток произошел прямой телефонный разговор председателя комитета начальников штабов ВС США Марка Милли с начальником ГШ РФ Валерием Герасимовым. Еще Милли общался с Хомчаком.
Кулеба звонил Блинкену.

В Крыму учения – подразделения 7 ВДД и 56 ДШрб (её передислоцируют в Феодосию в ППД), полторы сотни вертолетов, САУ перебрасывают Крымским мостом.
В Ростовской области тащат понтоны и прочие узкоспециальные инженерные вещи – УР, ИМР.
Ночные учения ОТРК на Кубани.
В РФ производители сельскохозяйственной техники столкнулись с дефицитом платформ из-за переброски войск.

Мы проводим учения на границе с Крымом, разворачивая там 6 «Смерчей» – в радиусе весь север полуострова.

В Нью-Йорк таймс статья про обострение на Востоке Украины, там факты о том, что Европейское командование США подняло уровень готовности до наивысшего.

Хомчак выступает в Раде перед «СН» и приводит данные о концентрации войск РФ.

Случается «пора валить из этой страны» в телефоне у Анны Колесник.
Хороший тамада, и конкурсы интересные.

Как минимум, такая цепочка учений в 2008 году привела к вторжению в Грузию. А поднятие готовности в ВС США в Европе – само по себе звоночек.

Так что или «Генеральный штаб не видит признаков подготовки», или отчет перед «СН» про концентрацию – нельзя быть наполовину беременным.


Олексій Осипенко

Я что хочу сказать на счет доклада Хомчака, техники у границ и всего прочего.

Я думаю, что соблазн у кое-кого очень и очень велик. То есть, если бы я был поехавшим обитателем Кремля, как минимум, пошатал бы Вову на “слабо”, и похрен на те санкции – одной больше, одной меньше, уже не важно. Я погонял бы технику вдоль границ, провел бы учения какие-нибудь. Ввел бы парочку “гумконвоев” на дамбас. Может, даже больше, если переговоры с Меркель и Макроном были успешными.

Потому что слабость власти сейчас не просто огромна, хуже того, она очевидна. Слабость во ВСЕХ отношениях. Власти практически нет. Щелкни пальцами – и карточный домик посыпется. Власть не способна даже репрессии организовать, при тотальном контроле страны-то, власть может только по мелочи лохов трясти и звенья в ожерелье добавлять. С такими клиентами не осторожничают, таких дрючат.

И что важно, это не 14-й год, когда были какие-то “жировые” запасы у населения, и когда из ниоткуда и очень внезапно взялись добробаты и волонтеры (а они таки сыграли свою роль в самом начале, что ни говори). Когда Кремль осторожничал, и еще не впал в маразм окончательно.

Сейчас все иначе. Все эти факторы, я уверен, уже учтены и просчитаны. Возможно, даже с запасом. И это не пост-майданная Украина с подъемом самосознания и национального духа, нет. Это совсем другая страна нежели 7 лет назад. Сейчас совсем другой расклад и совсем другие персонажи.

А еще сейчас можно приехать на саммит в 20-х числах, и когда начнется, делать рожу кирпичом: а я чо? Я ничо. Я не при делах, я ж вот тут, а они там воюют. Вы ж знаете, я – диктатор, без меня бы они ни гу-гу. Это почти как Зимняя Олимпиада 2014. “Гастролеры” стреляют людей на Майдане, а Вова – вот он. Не при делах. Церемония закрытия еще не закончилась, а медали за возвращение Крыма уже штампуются.

Не то чтоб я параноил, нет. Просто соблазн велик. И никто не знает, удержится ли от него один плешивый дед.


Тетяна Кохановська

Отже, кремліни у безпрецедентній кількості стягують війська до наших кордонів. Хз, чому – чи то справді готують, а чи то це рашен-стайл дипломатія – відповідь на американський дипломатичний наступ, випробування адміністрації Байдена на міцність та боротьба за умонастрої європейців.

Хай там як, але всім очевидно – на російсько-українському фронті відбулося надзвичайне загострення. Що визнає, власне, й сама РФ. Ба навіть декларує, я б сказала. У властивій їй лицемірній манері, але все ж таки.

Як на це реагують Україна та світ?

Ну США підвищило боєготовність свого європейського підрозділу ЗС до максимального рівня. Типу, з потенційно можливої кризи до неминучої. І взагалі калатають в усі дзвони. Європейці пригнічено мовчать, але вони завжди гальма.

А що ж Україна?

Держава зеленців вислухала Хомчака в Раді. Єдиний публічний вислід – мляве звернення до західних союзників із закликами посилити санкційний тиск. Ну і охрєнітєльне листування зелепутатки про “валіть із етой страни”. Це парламентська гілка.

А що ж президентська? Воєнна криза – це більше його компетенція, так? Ну Буба тупо мовчить, навіть відосик не пише і про особистий контроль ніц не каже (хоча це, мабуть, на краще). Гостру кризу просто не помічає. І єрмаки його мовчать, і навіть арестовичи.

А що суспільство? Таке враження, що гостроту ситуації просто не усвідомлює, охоплене незрозумілим зацепенінням. Рівень небезпеки наразі такий, що в нас це мала б бути панівна тема, що витісняє всі інші. Але нічого подібного.

Ну слухайте, США не можуть врятувати тих, хто сам не прагне бути врятованим. Для приклада посилання на статтю в The New York Times. Подивіться, як ситуацію бачать з-за океану. І завважте: стаття позавчорашня, та ще й плюс часовий лаг. З тих пір ситуація абсолютно не покращилася, навпаки. А в нас і досі не розчохлилися.

 

Фото © Euronews: Российская техника в оккупированной Макеевке

 

Усі відео