Громкие кейсы НАБУ

Alexandr Noinets
Alex Noinets

Это если исходить из предположения, что задача НАБУ сажать коррупционеров, тогда у нас зрада и зашквар, и как же так вышло, что человек, который собирался быть честным и непредвзятым аудитором НАБУ при поддержке антикоррупционной общественности, теперь будет бороться с НАБУ в рядах Онищенко.

Но. Почему, собственно, мы исходим из этого предположения? Нас какие кейсы этому учат? Кейс Насирова, может быть, нас этому учит? Кейс самого Онищенко? Кейс Злочевского?

Нет. Все громкие кейсы НАБУ довольно однообразны. НАБУ получает дело, громко инициирует расследование и ещё громче это расследование проваливает, после чего человек благополучно сваливает в туман в любом удобном ему направлении, после чего во всём произошедшем обвиняется Луценко и ГПУ, а совсем не те, кто всё это мутил.



То есть я знаю, какие задачи написаны у НАБУ в уставе. Я читал, что заявляет Сытник, но мне это довольно-таки неинтересно. Потому что если это выглядит, как утка, плавает, летает, ползает и трахается с селезнями как утка, то уже не очень важно, что оно там крякает.

А если мы, согласно вероучения Иисуса Христа, будем судить по плодам, а не по словам, то выходит, что нет никакого идеологического конфликта между задачами Марты Борщ, как адвоката Онищенко, и задачами НАБУ, как следственного органа по делу Онищенко. И там и там задача одна и та же – отмазать Онищенко.

Поэтому неудивительно, что никаких претензий у антикоррупционеров к Марте Борщ нет. Всё логично.

Фото © Twitter Сергея Лещенко

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial