Продолжаем смеяться и становимся бессмертными

Олена Монова
Олена Монова

У меня иногда спрашивают: “Монова, за что ты так ненавидишь Зеленского?”
Только вот понимаете, в чем дело.
Невозможно ненавидеть того, над кем все время смеешься.

Ненависть — настолько сильное, яркое, обжигающее чувство, что его нельзя разбавлять ничем другим. Разбавишь — и из пылающей магмы получится бледный холодный кисель.

Ненависть (как и уважение, впрочем) нужно заслужить. А для этого нужны поступки сильной неординарной личности. Для ненависти — со знаком минус, для уважения — со знаком плюс. А пока нет ни личности, ни поступков. Одни рефлексии избалованного и при этом закомплексованного мальчика. Да собственно и мальчика я пока не вижу. Вижу одно коллективное “узеленского”.



И вот здесь начинается самое интересное. Чтобы завоевать уважение тех, кто сейчас над ним смеется, Зеленскому придется растерять слепое слюнявое обожание своего ядерного электората. Иначе просто не получится.

А чтобы получить нашу ненависть, ему надо будет сделать такое, из-за чего поднимаются Майданы. Янукович развратно подмигивает из Ростова. Это называется цугцванг. А гроссмейстеров я “узеленского” что-то пока не вижу.

Так что продолжаем смеяться и становимся бессмертными.

* * *

Я даже вынесу из комментариев, потому что это показалось мне важным. И, пожалуй, закончу ковырять палочкой буонапарте, по крайней мере, перестану портить им себе выходные.

А важно то, что у большинства из тех, кто не приемлет Зеленского во главе страны, отношение к нему как к невыносимой, неприкрытой пошлятине сформировалось еще задолго до его похода в президенты.
Многие не начали не любить его три, пять или восемь месяцев назад. Многие отторгали его гораздо раньше.
Потому что все, чем занимался Зеленский, все, на чем построена его популярность, — это пошлятина. Махровая такая, лютая.

Потому что Сваты — это лубочная малороссийская пошлость; Квартал — это пошлость, возведенная в степень; шутки, юмор, манера речи, поведение — это эталон низкосортности, рассчитанной на люмпенизированную прослойку общества.
И вдруг этот треш стал лицом страны.

Мне не было странным, когда за Зеленского проголосовал люмпен. Но мне было невыносимо видеть, как за него голосовали вменяемые люди. Даже с учетом их яростного желания смены власти.

Я очень хотела бы сменить свое отношение к Зеленскому. Хотя бы потому, что теперь он представляет мою страну, и я просто устану краснеть и стыдиться пять лет. Но я не вижу пока ни одной предпосылки к тому, чтобы это отношение изменилось. Потому что корни у этого отношения проросли глубоко. А сверху пышная крона, из таких вот постов состоящая в том числе.


Helgi Sharp
Helgi Sharp

— А он говорит такой: “Подайте мне ключ от номера!”

* * *

Друзі, на тлі останнього трешу скажу одну оптимістичну сентенцію:

Те, що стає смішним, перестає бути страшним.

Тому нам своє спокійно робити.

Добранок!

Поділитися:
Share

Share