Один день с Президентом

Tanya Adams
Татьяна Худякова

К метро я шагала по лужам со страшно гордым фейсом. Патамушта это завтра я буду бежать к метро, чтоб поехать на работу или ещё куда-то там, а сегодня я лечу на Восток с Президентом. И в этом офигенно буквально всё.

Во-первых, летать – это удивительно само по себе. Тот, кто делает это часто, он, наверное, привыкает и не вкуривает всей торжественности момента. Твоя, рождённая ползать, тушка поднимается за облака в алюминиевой коробочке и там сидит в кресле и жрёт завтрак, одновременно перемещаясь из точки Х в точку У. Причем конкретно твоя тушка не способна ни самолёт построить, ни понять, как он, собака, летает, ни даже поймать рыбу, которой нас кормили.

Во-вторых, сколько себе не тверди, что президент – он такой же человек из мяса и крови, как и ты. И что хватит тут мандражировать, ты ж тоже не шо попало, а всё равно колбасит от важности момента. Потому что конкретно твоя голова, конечно, что-то может, не вопрос. Писать тексты, лечить кошаков, критиковать других всех идиотов, которые пишут тексты и лечат кошаков. А вот голова Пороха смогла вырулить из болота целую страну. Огромную, инертную, неповоротливую. Когда пытаешь эффективно организовать работу даже десятка человек – это уже жопа, адище и каждый день кто-то на кого-то прибегает жаловаться. А тут миллионы. Хотелось бы уважительно снять шляпу, но это как-то мало. Поэтому молча трепещу и немножечко завидую.



Ну а в-третьих, я еду на Восток. Впервые за 5 лет. Да, я уже привыкла к Киеву. Да, везде можно нормально жить. Да, есть куча мест, куда более красивых, чем Донбасс. Но я его люблю, так уж получилось. Люблю своё море, свои степи и своих земляков. Ну где-то половину из них люблю. Ну ладно, треть – уж точно. И я буду совсем рядом с Донецком. Если залезть на крышу девятиэтажки на краю Авдеевки, то его даже видно глазами. И да, я этим всем крайне взволнована. Совсем близко вроде, но страшно далеко.

Пока летели, я всё думала. Вот висю я здесь, в небе, как шпрота в банке, полностью зависима от мастерства пилота и штурмана, от исправности техники и погодных условий. И если тут любому предложить посадить за штурвал просто какого-то левого пацика с хорошими пиарщиками, хрен бы кто согласился. А внизу, на земле, иллюзия безопасности вытеснила из мозгов здоровый прагматизм нафиг. И летим мы теперь под управлением виртуальной мурзилки прямо у самисиньку сраку. А пипл жрёт попкорн и уверен в хэппи-энде. Незамутнённость детишки, мол, папка вовремя подхватит и не даст нае*нуться. А у папки руки заняты мамкой, пивом и пультом от телевизора.
Ну ок, полетаем, чё уж. Выбора-то особо нет.

Из Харькова в Авдеевку летели вертолётом. Очень гремело, трясло, воняло и сильно хотелось погладить мохнатые верхушки деревьев, которые казались почти рядом. Поразило количество теплиц, над которыми мы пролетали, их просто море. И ещё одно. Новые красивые, современные школы, где спортплощадки с белым песочком и с тренажерами соседствуют со старыми, раздолбанными халабудами, с кривыми футбольными воротам и будяками на поле.

Сёла рядом, один регион, но в одном смогли вынуть руки из жопы, чтоб сделать красиво, а в другом – «ничё не меняется», ага. И ничего им не поможет. Ни Порох, ни Вовка. Я бы посоветовала паяльник ректально, но меня часто обвиняют в негуманности, поэтому не буду.

В машине ко мне подсел большой мужик и немножко меня вплющил в окно. Думаю, вот щас кому-то глаз его неуклюжий откушу, смотрю – а это Кровавый Пастор. И сразу такое мимими. Можно, говорю, селфик? Отчего же нельзя, говорит? Непременно нужно селфик. Дорог там особо нет, трясло капец как, ну и фотограф из меня такой себе. Но даже мои кривые ручки и тряска не могли испортить таких фотомоделей.

Говорили о Донецке, о том, что у меня там остался дом и что давит меня жаба лютая. Пастор пообещал, что Донецк вернём обязательно. И я чет поверила. Убедительный такой мужик. А ещё он мне про сирень рассказывал. Очень много заброшенных домов проезжали, сирень разрослась и пропитала воздух совершенно. Кривавый таки няшка 🙂

Потом были цветы у памятника погибшим защитникам блок-поста №10.

Потом должны были ехать к муралу. Его рисовал обезбашенный австралиец, замотанный в 48 броников, под обстрелами, на разбитой девятиэтажке. Там изображено лицо учительницы украинской мови Марченко Марины Григорьевны, обращенное в сторону оккупированного Донецка, к бывшим своим ученикам. Очень символично всё это.

Должны были просто посетить, рассказать о том, что Авдеевка живёт вопреки всему, что КХЗ работает, что газ-вода-свет в городе есть. Но тут Порошенко узнает, что эта учительница до сих пор работает в школе, и мы едем туда. Прям на урок, без предупреждения. Дирекция в шоке, дети офигели, учительница держалась молодцом.

Я смотрела на это всё немножко со стороны, и знаете, что разительно отличает Пороха от Зеленского чисто визуально?

Вот когда я смотрю на фото Вовы с официальных каких-то визитов, меня не покидает ощущение, что его сначала побили, потом накормили невкусным, потом у него случилась изжога, и только после этого отправили на встречу. Он искусственен, наигран. Мучительно тоскует, измученно скалится, ручки эти вечно не знает куда деть. Рыбка на суше, калоша в супе, он какой-то везде неуместный и только на сцене Квартала живой и не жалкий.

Порох наоборот. Он спокоен, собран, одинаково легко общается с учительницей, со старушкой у подъезда в Авдеевке и с высшим мировым политикумом. На Порошенко не виден дискомфорт, даже если он и есть. И даже с истерящей, визгливой ватницей, которая подбежала рассказать, как ей Украина разбила дом, и пусть сделают электричку в Донецк, он пытался говорить.

Я вот сразу мучительно захотела ей разбить е*лет. Мне всегда этого хочется, когда я вижу крысу, живущую дома, имеющую работу, пенсию, защиту и варианты, но при этом, сцуко, страшно недовольную, проклинающую и настойчиво требующую жмени ништяков вот прям щас. Нагло орущую свои требования тебе в лицо. У меня нет слов для таких, только инстинктивные и еле сдерживаемые позывы уничтожить опасность.

А у Пороха нашлись. Да, она не слушала, слишком занята была собственным слюнявым визгом. Да, КПД этой беседы нулевой. Но он подошел говорить с очевидно агрессивно настроенной и тупой бабой. И пытался это делать, теряя собственное время и нервы. Теряя, по сути, впустую.

Хреновую ты себе работу выбрал, Вовчик. Или тебе выбрали, не суть. И самое хреновое в ней то, что сколько бы ты хорошего ни сделал, НИКОГДА не будет достаточно. Тебя будут проклинать и плевать в лицо. Потому что у какой-то е*анашки из Авдеевки нет электрички в Донецк. Привыкай уже. Пора, гетьман ты наш, пальцем впопыхах деланный.

И на закуску оставила вам самое, наверное, волнительное. Между Авдеевкой и Часов Яром я летела в другом вертолете. С Порохом, Муженко, Полтораком и Пастором. Эпичная компания. Градус трепета просто зашкаливал, несмотря на мою природную черту наплевательства к чинам. Потому что не в чинах дело. Потому что без этих четверых Украины не стало бы еще в 15-м. Это факт. Кстати, я тут не пытаюсь унизить воевак, волонтёров и всех прочих сопричастных. Машина едет тогда, когда работает двигатель, есть горючее и за рулём сидит тот, кто умеет её водить.

Приветы передала, обнимашки тоже, заспасибила всех и от Львова, и от Киева, и от Днепра, и даже от тех, кто сейчас в оккупации. Если вы ждёте от меня конкретных каких-то утешалок, то их не будет. Про парламентские мы тоже не говорили. Но.

Я услышала несколько важных слов:

– Украине упасть во влажные ладошки одного кремлёвского гениталия никто не даст.
– Для этого существуют механизмы сдерживания влияния пророссийских сил как внутри страны, так и вне её.
– ПП не считает выборы провальными, он напротив гордится вами. Потому что 25% для человека, проводящего реальные реформы, даже в устойчивой, спокойной стране – это более чем нормально. Мы растём как нация, и это тоже не бывает вот так сразу.
– Когда я спросила, вернётся ли ПП в политику, он ответил «А я никуда из неё и не собираюсь уходить. Я сделаю всё, чтоб Украина процветала».

И знаете, я ему почему-то верю.
Может, потому, что очень этого хочу.
Может, потому, что у Пороха очень большой кейс с надписью «у меня УЖЕ получилось».
А может, потому, что в Украине есть мы. Двигатель, горючее и, может, даже будущие пилоты.

Не знаю, как вы после прочтения, а я после поездки вернулась снова подключенная к оптимизму. Подключайтесь и вы.

Не всремося! 🙂

 

Поділитися:
Share

Share