Левая идея. Личная позиция по идеологии

Антон Швец

Проматывайте – это точно не для вас.

Левая идея очень важна. Без шуток. Левая идея в классическом понимании – это правозащита, это нормальные профсоюзы, это социальное обеспечение, это пенсии в смысле заботы о тех, кто не способен уже заработать на хлеб себе сам, это адвокаты для тех, у кого нет денег на адвокатов, это экология, это кассы взаимопомощи.

Левая идея – это в том числе государственное регулирование, которое мы, конечно, бы хотели снизить и послать, но все равно все признают, что совсем без него нельзя. Рынок сам себя отрегулирует, конечно, но без комиссии по ценным бумагам, антимонопольного и комиссии по расследованию инсайдерской деятельности и правоохранительной системы, обеспечивающей неприкосновенность частной собственности и исполнения контрактов, любой рынок быстро превращается в пузырящийся 3,14дец. И не надо тут про крипту и лохчейн, пока электричество для вас вырабатывают электростанции, парень с рубильником и дэнээсами на магистральном канале всё равно правит миром.

Левая идея инсталлирована в нас по умолчанию. Не только даже в хомо или даже в высших приматов. Есть виды бактерий, которые в случае получения ущерба несовместимого с дальнейшей жизнедеятельностью, начинают продуцировать токсин, отравляющий нападающих и защищающий их колонию. У них не то что центральной нервной системы нет, вообще никакой, по сути, нет. Птицы и млекопитающие заботятся друг о друге. Кому надо, тот по запросу “альтруизм” и “эволюция” нагуглит овердохрена примеров. Там это регулируется рефлекторными механизмами, однако эти механизмы сохранились при эволюционном отборе при переходе к высшим приматам, их носители выжили и передали свои гены потомкам. Почему?

Потому что левая идея в общем случае – это тоже про выгоду. Это про альтруизм, который в качестве доброй воли отдельных индивидов, в качестве случайно закрепившегося эволюционного механизма или в виде некоего социального договора индивидуалистов способствует выживанию уже не индивида, а того, что Докинз описывал как “пул генов”. Ну, а мы, в результате развития, привыкли называть это уже не биологическими терминами вроде пула генов, вида или рода, а социальными терминами, ячейками общества – семьей, кланом, племенем, общиной, государством (корпорацией) и нацией как вершинами современной коллективной самоорганизации хомо сапиенс сапиенс.

Левая идея – это тоже выгода. Разделение даже простейшего труда по Адаму Смиту все равно требует для обеспечения универсальной меры всех вещей и снижения транзакционных издержек формирования каких-то механизмов диалога, резервирования, учета и влияния.

Правая идея делает нас эффективней для общества индивидуально. Тут все всё понимают, она просто работает и работает только она. Если тут надо пояснять, то не надо пояснять.

Левая делает нас людьми (в гуманистическом понимании термина), удерживая от скатывания в разрушительный для сложных обществ упоротый социал-дарвинизм. Левая идея – это про взаимовыгодное разрешение “дилеммы заключенного” так, чтобы не пришлось жить по принципу “умри ты сегодня, а я завтра”, так, чтобы даже послезавтра жили все и каждому было более менее норм, а там кого куда кривая рука рынка выведет. Решать послезавтра по результатам годового отчета, кто уплывает в светлое будущее на яхте, а кому еще работать и работать в надежде на пенсию или детей всяко лучше, чем доедать того, кого ты убил вчера с мыслями о том, что больше жрать нечего и некого. Жрать человечинку вообще вредно, руки начинают трястись.

Я не вижу для себя никаких особых профитов притапливать за левые идеи, большая часть из них для меня далеки. Принять я готов лишь те, которые ведут к хорошим правым решениям – развитие рынков, создание секторов потребителей, создание равных условий и доступов, антимонополия, снижение транзакционных издержек и т.д.

Для меня все очень просто. Стать из наемного сотрудника партнером в чужом деле (если норм е*ашить и норм люди управляют) проще и быстрее, чем профсоюзом отстоять повышение зарплат до уровня партнеров (если это вообще возможно в текущих условиях). Еще и полезней с моей точки зрения.

Я не буду организовывать профсоюз. Я буду становиться партнером, выгрызая зубами свое место в будущем. Но я признаю, что профсоюзы нужны и должны быть, и должны иметь законные и влиятельные механизмы для отстаивания своих интересов перед собственниками и управляющими.

Я не буду требовать дотаций. Но я буду рвать зубами за профильную ассоциацию, которая поддержит мою партию, или ту ассоциацию, в которой есть мой бизнес. Буду развивать ее рынки, буду создавать для нее легальное законодательное поле и приемлемую нормативку, но не буду требовать от государства помочь или не буду требовать отмены налогов. Но я признаю политические решения государства, если они решили развивать какие-либо сектора экономики, исходя из общественного блага. Буду бороться, буду сопротивляться, буду требовать прозрачности и понятности, но приму.

Я – правый, но я понимаю важность левой идеи. Классической левой идеи.

Е*учий левачизм, в который превратили левую идею, – абсолютно нежизнеспособная тоталитарная псевдоидеология вечной борьбы во всё более дробящихся меньшинствах. Эта идея не имеет ничего с общественным благом. Это ультраиндивидуализм замкнутой группы, которая в каждой последующей самопожирающей итерации ищет внутри себя новую категорию положительно дискриминируемых. Без конца. Это как раз не нормальное решение “дилеммы заключенного”, это выбор кого будут завтра жрать во имя наступления всеобщего блага.

А благо все не наступает (для масс, а не для тех, кто запускает процесс сепарации меньшинства на все более мелкие меньшинства).

Благо не наступает.

И не наступит, б*дь, никогда с таким подходом. Потому что благо – это вознаграждение за то, что ты эффективен, а эффективным тебя делает правая идея, а не нытье о том, что тебе недодали родители-нищее*ы.

Не нытье о том, что ты родился не в то время и не в том месте.

Не нытье о том, что твоих предков белые цисгендерные 3,14оры угнали из Африки.

Не нытье о том, что ты родился в стране-жертве колониальной политики прошлого.

Не нытье, что ты особенный, потому особо тонко чувствуешь, а все вокруг быдло и зашибают бабло.

А эффективность там, куда ты найдешь приложить свои навыки.

Призрак коммунизма бродит по Европе как и сто лет назад. Призрак абсолютно нежизнеспособной идеологии, которая на словах обещает всем светлое будущее уже на горизонте, а по итогу оборачивается людоедскими репрессиями уже сегодня.

Кстати, основная проблема нашей антикоррупции (очень надеюсь, что хомяки сюда уже не дочитали и не будут мне срать в каментах) в том, что наша антикоррупция – это не левая идея, не правая идея, а е*аный левачизм. Вечная дробящаяся внутри себя идея о том, что виновато то противодействие созданию НАБУ, то отсутствие антикорсуда, то Холодницкий, то Сытник, б*дь, к Президенту ездит, но всегда кто-то виноват, что благо не наступило. А оно не наступит, выше пояснение почему. При том что сама по себе борьба с коррупцией нужна, как и правозащита, как и забота о тех, кто не способен позаботиться о себе сам.

Е*учий левачизм опошляет и отравляет все, чего касается, превращая это в фарс на потеху публике.

На нашу страну надежды нет, тут нет гражданского общества за пределами тех, кто прочитает этот пост, но очень хочется верить, что западный мир переболеет левачизмом, как переболел ультрарадикальными реализациями левых идей, и родит какой-то новый социальный договор с понятной позицией страт и групп.

А пока остается только наблюдать 3,14дец, который происходит у них, и рубить отростки 3,14деца, прорастающие сюда.

Потому что Руби Роуз с Думом конечно травят там, но послушать Донбасс нам предлагают именно тут. Скорее всего, одна и та же аудитория.

И второе меня беспокоит намного больше, чем первое.

Автори