Война стоит денег. Много

Володимир Завгородній

Есть такое выражение, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. Оно должно означать, что генералы — тупые солдафоны с одной извилиной от фуражки, они никогда не готовы к новым вызовам, к новым реальностям и новым стратегиям.

К счастью, мудрый украинский народ не повторяет их ошибок и уже готов к поза-поза-поза-позапрошлой войне, к тем временам, когда надо было с вилами идти на вражескую конницу. В крайнем случае — на вражеские танки. Но всё ещё с вилами.

“Бронежилеты добудете в бою” © — один военный из команды очень новых лиц, но, к счастью, совсем не Залужный.

Понимаете, мы en mass живём с образом Великой отечественной войны в голове, как про неё нам рассказывали классные руководительницы на уроках мужества и ветераны героического тыла с колодками на волохатых грудях. И немного с Бородиным, и чуть-чуть с переходом Александра Македонского через Гималаи на бегемотах.

Мы считаем, что война — это когда дети у токарного станка, это когда затемнение, и чтобы голод обязательно где-то, иначе нещитово, и карточки бы не помешали, а все мужики чтобы ушли на фронт и там погибли, а бабы ещё нарожают.

И важно сохранить генофонд: детей и женщин; а потом быстренько по двенадцать детей в семье зае*еним, и всё тип-топ, снова есть кому раком в поле стоять, и к новой войне готовы через двадцать лет, вроде как ничего и не было.

Экономики не существует, кстати, как и производственных цепочек, как и технологий, как и обученных специалистов — просто все сапают брюкву, тем и живём.

Вот, по-моему, примерно такая картина в головах у многих людей. Там ещё между брюквой на грядках сами собой растут айфоны, хлеб, кружевные трусы, газ неон, 54% которого В МИРЕ производит Украина внезапно, я сам ох*ел, ага, и изредка айфоны.

Такой мир прост и понятен, и вызывает неодолимое желание хватать на улице людей, давать им руки гранату, и чтобы они бросались под танки. Конечно, это будешь не лично ты. Ты — это ДРУГОЕ ДЕЛО. И не муж, и не брат, и не сын. Это будут какие-то другие, неизвестные герои, вон, кстати, сосед Петя без дела сидит, уткнувшись в свой кампуктер посреди войны, вот отличный кандидат закрыть собой дзот, лови его, братцы, наряжай в форму и гони на фронт.

Понимаете, мы en mass всё ещё живём реальностью товарища Жукова, где надо заваливать фашыста телами героев.

Но на дворе 2022 год. Армия — это высокомотивированные, хорошо обученные, и хорошо оснащённые профессионалы, которые профессионально, умело и мотивированно убивают других людей.

И война стоит денег. Профессионалы — это дорого, оснащение — это дорого, снаряды — это тоже дорого, они не растут на деревьях. И их чем-то надо кормить. И всех тех, кто преступно до сих пор не ушёл героически погибнуть, заколотив дом и написав “Все ушли на фронт”, тоже нужно кормить. И потом вы захотите, чтобы у вас в доме был свет, газ и отопление, и —что удивительно!— это тоже стоит денег.

Если вам покажется, что я сейчас разговариваю как с дебилами, то вам не кажется. Я разговариваю в том числе с людьми, которые считают, что у государства есть свои особые государственные деньги. А некоторые из них считают, что их можно просто напечатать. А ещё некоторые во втором классе так глубоко колупались в носу, что задели лобные доли мозга и потому не овладели таблицей умножения, и они считают, что если у олигарха Ахметова (состояние 4 миллиарда долларов) всё отобрать (ведь он хранит эти деньги под матрасом) и поделить, то хватит на всё (расходы на безопасность на один 2022 год запланированы на уровне 286,6 млрд грн, что составляет 9,78 миллиарда долларов, и этого сильно мало).

Вот это несоответствие картинки в голове картинке за окном, и особенно за пределами экрана телевизора, — оно ведёт к странным поступкам. И если вы поймёте, какая странная картина войны в головах у людей, то вы начнёте понимать, почему они несут лютую х*йню:

– Почему они пытаются отправлять на фронт то алкашей, то депутатов, то нарушающих комендантский час. Потому что в их головах всё равно, кому бросаться с вилами на танк.

– Почему мы пытаемся эвакуировать женщин и детей, а мужчин надо всех запереть где-нибудь в Харькове, а лучше в Изюме, и пусть врагу не сдаётся. Потому что в глубине души мы всё ещё мыслим категориями “сохранения генофонда”, и считаем, что у нас у всех по двенадцать детей по лавкам, хотя население Украины давно только сокращается, мы его даже не воспроизводим, у нас нет по 2 ребёнка в семье, и я что-то не вижу эпидемии беременностей среди ура-патриоток в интернетике и в очереди в банкомат.

– Почему мы пренебрежительно относимся к бизнесменам и просто работягам, которые не пошли в ТрО и на фронт. Потому что экономики нет, это буржуазная лженаука. Оно всё само случается, от ноготочков до молоточков, а газ просто течёт в квартирку по трубочкам, ты чё, тупой что ли, не видел никогда? Нах*я вот эти здоровые лбы до сих пор не на фронте?

– Почему мы не выпускаем мужчин из страны в то время, когда другие мужчины уже вернулись воевать, но военкоматы их не берут, потому что их не во что одеть, нечем вооружить, и некому их сейчас обучить. ПАТАМУШТО, БЛ*ДЬ. Потому что все должны уйти на фронт. А бабы потом должны нарожать. Ну нет, бл*дь, других вариантов.

– Почему мы пренебрежительно относимся к эвакуировавшимся из сравнительно безопасных и сравнительно небезопасных районов страны. Потому что они должны остаться дома, оказаться под оккупацией, палить фашыстские танки спичками, пускать колонны поездов под откос, потом чтобы расстреляли, но лучше чтобы сожгли нах*й всю деревню, мы потом про ваш подвиг расскажем детям в школе, но это не точно.

И так далее, и так далее, и так бесконечно, бесконечный поток х*йни, причём часть времени — от тётеньки, которая уже давно сидит где-нибудь в Баден-Бадене вместе с детьми, отцом, мужем, зятем, свёкром, потому что ЭТО ДРУГОЕ ДЕЛО, причём тут они, она не для них пишет, а для тебя.

Я не знаю, какую мораль вывести.

Но ребята, если так будет продолжаться, и если мы массово будем так мыслить — нам следующей зимой 3,14да будет без всяких русских.

Без русских, без газа, без хлеба, без электричества, без интернета, без работающей канализации, без полиции, без дворников, без служб доставки, без суши, без банковской системы, без денег и без русских.

Я пошёл огород сажать, короче.
И надо буржуйку бы купить.


Володимир Корнілов

Мобилизация, границы, тупость и вредительство.

Я как раз хотел об этом написать, а тут Орк подогнал текст про мышление категориями позапрошлых войн и тупость исполнителей, там хорошо написано, Владимир умеет (см. выше – ред.).

А от себя скажу следующее.

О мобилизации:
План генштаба в целом совершенно адекватен, волны расписаны разумно и на бумаге все норм. Но есть две проблемы:

1. Е*ланизм кретинов в военкоматах «на местах».
2. То, что НГШ не видит в этом проблемы.

Армия не может быть бесконечной. Армия ограничена не количеством людей, а снабжением. Количеством оружия, боезапаса, экипировки, провизии, возможностями логистики, инфраструктуры, координации и т.д. и т.п. По словам ГШ, если мне не изменяет память, нынешняя емкость ВСУ — 290 тыс человек. Это со штабными и тыловыми службами. Если прикинуть, что у нас 10 миллионов мужчин призывного возраста, то это менее 3% от их массы.

Скажите, при нынешнем уровне мотивации и в целом происходящего, думаете, проблема укомплектовать эти 3%? Конечно, нет. Люди сами приходят, возвращаются в страну, идут контракты заключать.

Но, знаете, что происходит? Они сидят на жопе ровно и месяц ждут, потому что их некуда пристроить. Некуда, переукомплектация и так везде.

И при этом героические воины Ужгородского и Ивано-Франковского фронтов, на максимально суровых щах, хамви и полном американском экипе, с3,14женом из поставок, идущих на нули, в неравных боях успешно борются с группами ВПЛ (временно перемещенных лиц) и вместе с военкомами отправляют в боевые части абсолютно нульцевых чуваков, без медкомиссии и обучения, у которых за плечами нет ни службы, ни кафедры, вообще ничего, с которых толку в окопах меньше, чем от лопаты. Потому что сосед Мыкола, который сам хочет воевать и с боевым опытом за плечами, пускай дома посидит, а эти понаехавшие — нехрен тут место занимать. И пофиг на опыт, военную профессию, попадание по критериям в текущую мобилизационную волну, здоровье и банальную пользу на своем месте.

Как это выглядит, наглядно и с видео продемонстрировал Борислав Береза, который служит в киевской ТрО. Приехал навестить эвакуированную семью, и к нему наведался бл*дский цирк с тупыми конями (да, к нему, скорее всего, дое*ались из-за его конфликта с Арестовичем, но ведь это ж тупо со всеми так).

А еще военкомы тем же способом уничтожают целые предприятия, которые платят налоги, финансируют ВСУ сверх этого и, что самое ироничное, порой производят продукцию отгружаемую в армию. Сейчас не найду ссылок, но несколько недель назад была история, когда производственное предприятие, которое в том числе производило конструкции для армии, прекратило работу, потому что половину сотрудников забрали военкомы.

А я напомню, что нужно меньше 3%. А также напомню, что кровь войны — деньги.

Это называется вредительство на местах. Прямое и неприкрытое. И самое хреновое, что НГШ в этом проблем не видит. «Ну выписывают повестки всем подряд, на каждом углу, ловят на улицах, на блокопстах — ну и что?» ©

По итогу ни я, ни люди, которые генерируют прибыль, налоги и отчисляют/тратят каждый десятки (а кто и сотни) тысяч ежемесячно на армию, ни мужчины-волонтеры не могут полноценно работать, передвигаться и приносить пользу там, где могут намного больше, без постоянного риска отправиться бесполезным грузом в окопы (многие ездят тупо на свой страх и риск, потому что а что делать, но это по тонкому льду). Таке люди как Max Voloshyn или Володимир Притула обеспечивают поставки и логистику для десятков тысяч военных: снаряжение, экип, такмед, транспорт — это все колоссальный труд, они, как и многие другие, обеспечивают тыл, который не способно обеспечить Министерство обороны. И они совершенно не застрахованы от какого-нибудь е*нутого львовского или старосамборского военкома, которому пох*й, кто что делает, и отправляет всех подряд в окопы. В том числе, из известных мне примеров, практикующих хирургов, способных вытягивать с того света раненых пачками. Не в госпиталь, а в пехоту. Сука.

UPD, от товарища:

«Пришли за толпой как коллег так и местных. Соседа тут, у которого нет половины пятки (буквально, только ортопедическая обувь), сказали “годен без ограничений”» ©.

UPD2, из репоста Роман Козеренко:

«і випадок, коли у бойову частину надсилали «здорових» людей без обох ступней, я бачив особисто. І ситуацію, коли забирали до війська всіх ключових працівників підприємства, що приносить живу валютну виручку, на чолі з керівником, я спостерігав особисто» ©.

У меня белый билет, ни службы, ни кафедры, ни подготовки, ни фактической фізичної спроможності из-за спины и носоглотки (не говоря уже о том, что являюсь единственной оставшейся опорой для матери, сестры и еще ряда людей, которым без меня, особенно в таких условиях, будет крайне тяжело). Меня это очень беспокоит, мне буквально стыдно от ощущения малополезности, особенно перед друзьями, которые воюют. И я вкладываю все до последнего свои силы в нужды ВСУ — деньги, время, ищу, закупаю, фандрейжу, обеспечиваю, работаю над айти-продуктами как информационными, так и «боевыми» и т.п. — но я не могу спокойно этим заниматься и даже ездить, чтобы что-то возить, потому что на каждом блокпосту меня могут обилетить и загнать туда, где я буду больше обузой, чем помощником.

И знаете что? Это тупо толкает меня на то, чтобы уехать, как только появится возможность, легальная или относительно. Не война, не риски обстрелов, не трудности и лишения, не необходимость вкалывать всем, чем можешь на победу, а тупо вот это скотство. Как и…

… про закрытые границы:
Это неимоверный совковый маразм. А добавьте к этому еще и попытки некоторых особо «умных» «законодателей» криминализовать и выезд, и невозврат, — и картина вообще 3,14дец. Привет, совок, делаем из страны тюрьму? Похрен, что экономика сократилась на треть, что бизнес встал, что людям нужно работать, обеспечивать себя и близких и наполнять бюджет, в том числе военный, — а в стране с этим стало все очень плохо, и выехать за границу для многих чуть не единственный способ заработка в нынешних реалиях. Нет, всем сидеть тут, потому что нужно, чтобы голод и чтоб с вилами на танки (о чем писал Орк).

И похрен, что это и волонтерке дико мешает, поставки и логистику усложняет так, что можно головой поехать. Вместо того, чтобы спокойно взять машину побольше и поехать по близлежащим странам, закупить все необходимое, привезти в страну и развезти по нуждающимся, мы вынуждены искать каналы поставок такими сложным и черезжопными способами, что это сжирает чуть ли не больше времени и ресурсов, чем сами закупки. Всем сидеть взаперти, чернь. Вот спички, вот танк — вперед.

А еще к этому е*анизмы на таможне, с которыми ребята мучаются каждый раз, а еще к этому невозможность купить валюту в банке по нормальному курсу для проплат экипа, закупаемого на западе, а еще, а еще…

Короче.

Наши люди показали себя невероятно, ВСУ — боги, волонтеры и тысячи (если не миллионы) людей, вставших единой силой, где каждый знает свое место и работает на общую победу, — великолепны. Это очень воодушевляет и ободряет, прям как в 2014—2018, хочется быть частью этого.

А вот государство и безмозглые бл*ди в кабинетах какими были, такими и остались. И частью этого быть совсем не хочется. И именно они тупо вытравливают людей из страны.

И от этого тупо разрывает на части.

Автори