Когда-нибудь война закончится

Max Gadyukin

Когда-нибудь война закончится. Тогда нам придется отстраивать страну, и здесь пригодится центризм. Сильно.

Рухнули привычные расклады что для самих процессов, что для коррупции в них.

Для восстановления в страну заходят европейские деньги. И будут заходить. Но их никто не бросит в топку без контроля – и контролировать это должно общество. Я, вы, все мы.

Конечно, будут скандалы. С Закарпатья выползли всякие андреи-пермяки и желают вернуть былую мощь. Оперативно приперлись. Кто не даст им шанс? Я, вы, все мы.

Нам пора перестраивать экономику. Работать с социальной сферой, при этом не превратив ее заново в долговую яму. Энергетику очистить. Кто проконтролирует? Те, кому в этом жить поколениями. Снова я, снова вы, снова все мы.

Нам придется найти баланс между государством и частным сектором. Основа здравого центризма. Исчезла главная помеха.

Раньше люди боялись государства. Не подпускали близко, каждого урода-чиновника сразу считали всем украинским госаппаратом. Будто тебе пора чинить свою машину – но ты пользуешься такси и ноешь, что мотор мудак и берет взятки. Только мотор не меняешь. А машина своя. И ничего, никакого диссонанса.

Врагом считали? Обобщали? Вот вам ответка: сейчас Украина никому не враг, кроме России.

Мы все в одной лодке. Перспективы прекрасные.

Главный момент – украинцы в кои-то веки интересуются своим государством. На войне точно понимаешь, что запасной Украины у тебя нет.

Отсюда интерес. Отсюда желание победить и не слить все. Отсюда же резкий негатив к тем, кто не оправдал ожиданий.

Например, мэр Бучи уже встретил претензии от местных. Недовольны им. Я туда не лезу – это не мой мэр, да и в Буче сам целенаправленно не бывал (только проездом). Но факт есть факт. Теперь каждый город видит, кто чего стоит. Видит насквозь. Чувствует шкурой, если зрение вдруг подвело.

Перед нами не шанс построить государство. Это обязанность.

Уроды никуда не денутся. Война – не панацея, а лакмусовая бумажка. Мы не в сказке живем. Надо побеждать зло – не ждать, когда оно исчезнет. Вот наша с вами задача.

Годами мы все плясали на месте. Слишком многое не удавалось исправить, ведь проще было снести – на самом деле это позволяло ничего не делать. Ау, господа, информирую. Нам снесли тупо все. Если кого-то это останавливало, поздравляю: больше нечему.

Прямо как евроколея. «Давайте перестроим пути? Ах, дорого… Ну окей, теряем деньги, это всегда недорого». Снесли. Надо менять. Дорого, но уже без вариантов.

Пока я заканчивал школу, мы унаследовали совок. Развили его. Дополнили схемами, откатами. Ответственные кивали на старое наследие: не сносить же? Ну хорошо. Теперь нам его снесли. А ответственными за контроль стали все мы без исключений. И так везде.

Экономика местами не вышла из девяностых. Не сносить же? Снесли.

Политика… Ладно, молчу, война же. Лишь намекну, что она строилась на том же подспорье и укрепила его.

Теперь никого не остановит советское наследие. То, что «нужно беречь», – на самом деле давать кому-то его грабить, а самим терпеть последствия. Теперь не будет отсылок к прошлому, чтобы ничего не делать. Все отмазки отпали.

Многие граждане были недовольны – они ни на что годами не влияли. Теперь влияют. И должны влиять.

Это не шанс, а обязанность, да.

Я не буду говорить, что «”Как раньше” уже не будет». Фраза ни к чему не обязывает. Она сама по себе разрешает ничего не делать и потом ворчать. Нет. Так не покатит.

Чтобы не было так, как раньше, должны стараться мы все. И я, и вы.

Тогда мы и построим государство.

Автори