О выходе под залог

Anton Foigt

Так. Неумолкающий лемент по поводу процедуры выхода под залог заставляет произносить нелицеприятные вещи. Архаичное, крестьянское, совково-НКВДшное представление о том, какое наказание является достаточным, повсеместно победило. Деструктивная пропаганда внушает правильность сталинских методов – когда никаких залогов не было и в помине, а из СИЗО уже не возвращались. Ну ок – даже если и везло, то возвращаться приходилось к разоренным очагам с подохшими курами, коровами и детьми.

В сознании советского человека тюрьма – это билет в один конец. Отправить человека в тюрьму – это слабый суррогат публичной казни, это унижение врага народа, стирание его в порошок.

При этом мало кто представляет себе жизнь под этим самым залогом. Не стоит забывать, что залог (как бы коллективная зрада тотальна не трамбовала общественные мозги) – отнюдь не фунт изюма. Это знает любой, с кем в его жизни совершали хотя бы два-три следственных действия. Десять допросов, экспертиз и следственных экспериментов – поверьте – быстро утихомирили бы любого провокатора и крикуна, внушающих вам, что “всех выпускают”.

Одни и те же люди надрачивают на американские судебные сериалы и желают зверств в отношении тех, кого обвинит Тройка. И они же завизжат как поросята, когда их по их же заветам станут садить в буцегарню за тысячу гривен хабаря дежурному врачу/завучу/директору ОСББ.

Усі відео