Кто Украине друг, кто не друг, кто попутчик

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

О встрече в Нормандском формате и проектах “договоров”.
То, что я об этом думаю, напишу в конце. А пока предисловие, которое, собственно, и будет основной частью этого текста.

Из книги Джо Байдена “Обещай мне, отец”, изданной в 2017 году, страницы 102-106. Пересказ с некоторыми прямыми цитатами.

6 февраля 2015 года вице-президент США Джо Байден прилетел в Мюнхен для участия в традиционной Мюнхенской конференции по безопасности. 7 февраля утром на конференции выступала канцлер Германии Ангела Меркель. Затем в тот же день состоялась встреча Байдена, Меркель и Порошенко. Эта встреча должна была определить позиции перед Минском-2, который должен был состояться через несколько дней. Встреча предшествовала телефонному разговору Меркель с путиным, состоявшемуся в тот же день, 7 февраля. Во второй половине дня в этот же день на конференции должен был выступать Байден.



День начался с неприятных для Байдена ощущений. Он остался недоволен тем, как Меркель в своем выступлении на конференции высказалась о российской агрессии в Украине. Она употребляла пассивные грамматические формы “Украина столкнулась и с неуважением к ее территориальной целостности и к ее суверенитету”. “Международное право было нарушено”. Но не называла рф как виновника этого. Меркель впервые высказалась публично против оказания военной помощи Украине – “Прогресс, который нужен Украине, не может быть достигнут путем увеличения количества вооружений”. Ранее она предупреждала США в ходе переговоров и контактов с Обамой против поставок любого оружия Украине, мотивируя это тем, что в противном случае не сможет убеждать своих партнеров по ЕС продлевать санкции. Обама считал именно совместные и одновременно вводимые с ЕС санкции крайне важными для успешности их воздействия, и он, и Байден потратили немало времени и сил, убеждая европейских союзников в необходимости вводить санкции.

Недовольный выступлением Меркель, Байден поручил своим помощникам срочно переписать текст его предстоящего выступления на конференции, чтобы в нем было уделено больше места Украине, очень четко прозвучали слова безусловной поддержки Украины, осуждение российской агрессии и необходимости санкций.
Затем Байден отправился на встречу с Порошенко и Меркель. Еще до встречи втроем Порошенко обрисовал Байдену позицию Украины – вывод всех российских оккупационных войск с Донбасса, передача Украине полного контроля над границей как условия любых дальнейших шагов. Байден заверил Порошенко в полной поддержке этих требований со стороны США.

На трехсторонней встрече Меркель сказала, что Украина должна пойти на уступки, чтобы дать возможность путину “сохранить лицо”, чтобы он мог представить соглашение об урегулировании как свою “в определенной степени победу”. В связи с этим Меркель просила, чтобы Порошенко пошел на уступки и “положил на стол переговоров что-то, что удовлетворило бы путина”.

Байден ответил на это канцлеру, указывая на Порошенко: “Мы не можем обвинять здесь жертву”. Далее Байден сказал, что путин не выполнил ни одного пункта Минска-1, и путин должен ответить за это. Украинский лидер мог бы предложить больше автономии различным регионам или сделать русский язык официальным языком в самых восточных областях страны, или отвести свою тяжелую артиллерию от линии фронта, но всему из этого списка должно безусловно предшествовать следующее: вывод путиным его танков и солдат, передача путиным контроля над границей Украине. Восстановление контроля Украины над границей должно предшествовать любым уступкам со стороны Президента Порошенко.

Меркель была расстроена такой позицией Байдена. Но ей ничего, по-видимому, не оставалось, как эту позицию принять после того, как в своем выступлении на Мюнхенской конференции, последовавшем сразу за трехсторонними переговорами Байден сказал: “Россия думала, что может скрывать своих маленьких зеленых человечков и множество танков, передаваемых сепаратистам. Но мы представили вам неопровержимые доказательства их наличия. Вы видели снимки… Президент путин должен сделать выбор – убраться из Украины или столкнуться с продолжающейся международной изоляцией и возрастающей ценой для экономики у себя дома. Я могу повторять снова и снова – мы должны быть решительны и едины в нашей поддержке Украины. То, что происходит там, будет иметь значение гораздо дальше, чем только для Украины, это важно для всех, не только даже для Европы, но и для всего мира, для всех, кто может стать жертвой агрессии. Слишком часто президент путин обещал мир, но на деле задействовал танки, войска и вооружения. Мы будем продолжать помогать Украине в сфере безопасности не для того, чтобы поощрять ее воевать, но чтобы она могла защитить себя.”

Байден говорил еще о многом. По окончании его выступления к нему подошел возглавлявший делегацию Конгресса США на конференции сенатор Джон Маккейн и сказал, что это была лучшая речь из когда-либо произнесенных Байденом.

Это конец предисловия.

А теперь коротко о сегодняшних и недавних фактах.

Готовится новая встреча в Нормандском формате. Интернет заполнен проектами “договоров”, представляющих собой варианты капитуляции Украины. Трамп обещает Зеленскому прием в Белом Доме и прозрачно намекает, что прием состоится, когда Зеленский “заключит сделку с путиным”. Трамп с самого начала своего президентства стремился отменить санкции против рф (иначе, зачем бы ему так активно помогал путин стать президентом), о чем с российским послом Кисляком договаривался в декабре 2016 года, еще до инаугурации, тогда еще будущий советник по национальной безопасности Флинн. Руководитель предвыборного штаба Трампа Манафорт в начале августа 2016 года с интересом изучал предложения об автономии Донбасса с Януковичем во главе, привезенные из рф его доверенным лицом, связанным с российским ГРУ Килимником (согласно отчету Мюллера). Аналогичный “мирный план” привез в Вашингтон в январе 2017 года бывший тогда депутатом украинского парламента Артеменко.

Кто знает, что было бы, если бы информацию о контактах Флинна с Кисляком и о содержании их бесед не слили бы журналистам Вашингтон Пост, и газета не напечатала бы материал об этом в начале февраля 2017 года?

Макрон говорит о Европе от Лиссабона до Владивостока и подобострастно принимает путина во Франции. Делегацию рф восстанавливают в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Трамп замораживает деньги, выделенные в оборонном бюджете США на военную помощь Украине. Трамп настойчиво требует вернуть рф в “восьмерку”, отказываясь вообще обсуждать без ее участия практически любые вопросы, и обещает пригласить путина на саммит G7 в США в следующем году.

И заметьте еще, что бывший министр обороны США Мэттис сказал на уходящей неделе о своей работе в администрации Трампа: “Я делал все, что мог, так долго, как мог. Когда же мои конкретные решения и стратегические советы, особенно касающиеся верности нашим союзникам, перестали находить отклик, пришло время уйти в отставку”.

А теперь сравните это с тем, что происходило в Мюнхене в феврале 2015 года. И делайте выводы сами. Кто Украине друг, кто не друг, кто попутчик, а кто просто наблюдатель, а кому Украина безразлична.

От себя добавлю два комментария. Во-первых, при всей моей антипатии к Зеленскому, винить его в том, что делает Трамп, – это обманывать себя. Трамп делает то, что он хотел и хочет делать. И делал бы в любом случае. А во-вторых, предваряя возможные комментарии в стиле “нас сливают”. Слить могут только тех, кто готов сливаться сам.

Спасибо всем, кто прочитал. Берегите себя и своих близких.

P.S. Зазвичай пишу про Україну українською. Але це той самий випадок, коли, як сказав Байден, це важливо не лише для України, далеко не лише для України. Тому хочу, щоб більше людей прочитали без необхідності перекладати.

Поділитися:
Share

Share