Политические «геймеры»: о драконах и пропаганде

Kseniya Kirillova
Ксения Кириллова

В субботу президент США Дональд Трамп сделал очередное скандальное заявление. На встрече с республиканскими донорами во Флориде он в открытую восхищался китайским лидером Си Цзиньпином, точнее, тем, как последнему удалось консолидировать власть.

«Он сейчас пожизненный президент. Пожизненный. И он великолепен! И посмотрите, он смог сделать это. Я думаю, это здорово. Может быть, и мы этого добьемся когда-нибудь», – заявил он.

Впрочем, для всех, кто следит за политикой американского президента, данная сентенция не вызывает удивления. Все попытки Трампа, по меткому выражению его российских союзников, «взять под контроль» ключевые американские институты, включая суды, прессу, Министерство юстиции и все разведсообщество, есть ни что иное, как попытки установить режим личной власти. Однако наивно думать, что озвученные откровения каким-то образом могут повлиять на сторонников действующего американского президента. И последнее является наиболее интересным и одновременно тревожным фактором.



Недавно в своей статье, посвященной российским чиновникам и кокаиновому скандалу, автор «Новой газеты» Кирилл Мартынов использовал термин «постложь», под которой он понимает тотальное отрицание даже бесспорно доказанных и ранее признанных фактов. В отличие от «постправды», то есть невозможности отличить правду от лжи, «постложь» в принципе не претендует на правдоподобность и логичность.

Как рациональные аргументы, так и очевидные факты против русской постлжи бессильны, и на этом, кажется, строится все наше сегодняшнее геополитическое величие. На Западе от нас снова откровенно отстают: там по старинке, считается, что если чиновника поймали за руку, то надо начинать официальное расследование

Слова Мартынова можно дополнить лишь тем, что, несмотря на то, что многие американские институты, действительно, «по старинке» пытаются докопаться до правды, часть американского общества вполне уверенно приняла правила жизни в «постлжи». В самом деле, на протяжении более года регулярно, в почти ежедневном режиме, опровергается одна за другой ложь Трампа. Параллельно вскрываются всё новые факты преступлений его ближайшего окружения, их контакты с российской разведкой, тайные встречи с посланниками Кремля на предмет получения компромата на политических противников, факты отмывания денег, суммы полученных кредитов и т.д. Трамп откровенно пытается помешать следствию, и эти попытки также предаются гласности. Информация о том, как именно Россия помогала Трампу, содержится уже не только в докладах разведки и журналистских статьях, но и в официально выдвинутых спецпрокурором обвинениях. При этом обвиняемые один за другим признают вину и идут на сделку со следствием. Тем не менее, Трамп и его последователи успешно продолжают, цитируя Кирилла Мартынова, «уверенно называть любое событие вымышленным».

Особенно парадоксальным это тотальное отрицание выглядит на фоне того, что в Америке до сих пор существуют независимые суды и правоохранительные органы, а также свободная пресса. Здесь не существует «Роскомнадзора», блокирующего неугодные ресурсы, нет репрессий в отношении противников власти, а любая информация циркулирует свободно и подкрепляется юридическими документами. Здесь нет изоляции и группового давления, как в культового типа организациях, нет информационного вакуума и трудностей при получении альтернативной информации. Более того, в поведении самого Трампа нет «чекистской хитрости», свойственной Путину, изобретательности лжи и мастерства спецопераций. Его ложь чаще всего примитивна, истерична и легко опровержима, а слова и поступки сами говорят за себя. И, тем не менее, треть огромной страны по-прежнему поддерживает его, игнорируя все обилие имеющихся фактов.

Фактически, сегодняшняя Америка продемонстрировала неизвестный ранее феномен – возможность создать иллюзорную реальность для множества людей не в тоталитарной, а в свободной стране. Это, скорее, напоминает не диктатуру или деструктивную микрогруппу, а уход от реальности, свойственной геймерам и некоторым другим молодежным субкультурам. Таких людей никто не изолирует от окружающего мира, но они отказываются из него добровольно, предпочитая скучной и не устраивающей их реальности вымышленный мир виртуального «Средневековья», где реальные исторические персонажи сражаются с мифическими драконами и злыми колдунами.

И некоторые из таких людей действительно начинают верить в драконов и колдунов – как минимум, как в часть реальной истории человечества. Любые исторические факты или события настоящей, подлинной реальности не имеют для них значения. Они сознательно выбрали свой, более всего импонирующий им мир, стены которого надежно защищают их от неприятной правды наших дней. И чем больше этот мир похож на настоящий, тем легче людям поверить в его реальность.

Путинская пропаганда успешно создала такой мир – виртуальную вселенную, где Россия окружена врагами, мечтающими ее уничтожить, Украина захвачена фашистами, проводящими геноцид русскоязычного населения, и так далее. Основой этой реальности, делающей миф особенно эффективным, являются фобии, доходящие до паники страхи и предельная демонизация противника. Но при этом сам «противник» выбирается с умом: среди категорий людей, которых россиянам естественно и приятно считать врагами.

К украинцам многие россияне испытывают обиду за то, что «младшие братья» выбрали другой, независимый от России путь, предпочли ориентироваться на Запад и тем самым «предали» Москву. Это чувство сродни ревности барина к посмевшему освободиться крепостному. Ненависть к американцам сохранилась в россиянах, можно сказать, «генетически», со времен Холодной войны, и в наши дни компенсирует чувство ущербности российского обывателя перед явным американским превосходством в развитии техники, науки, кино и в уровне жизни. Сексуальные и религиозные меньшинства, анархисты и прочие движения, а также интеллигенция в России всегда были маргинальными, немногочисленными, а потому не вызывают сочувствия широких масс.

Конечно, в РФ виртуальная реальность поддерживается, помимо нагнетания фобий и подбора «удобных врагов», ещё и нешуточными репрессиями. Однако американская практика показывает, что для части населения достаточно использовать нужные фобии и подобрать соответствующее «виртуальное зло», и «альтернативную реальность» можно будет успешно поддерживать безо всяких репрессий!

Для поклонников Трампа такими фобиями выступают, чаще всего, страх перед эмигрантами, развитие женской эмансипации, а для старшего поколения – страх перед коммунистами, которые являются самыми «желанными» врагами для этой категории людей. Именно поэтому для той части «электората», которой мало просто лозунгов и популистских обещаний, и которая хоть иногда читает длинные статьи, одна за другой выдвигаются конспирологические теории, согласно которым расследование ФБР и Мюллера – это не что иное, как часть коммунистического заговора, призванного разрушить Америку.

В консервативной прессе можно увидеть публикации, в которых выводятся самые нелепые логические цепочки. К примеру, один из источников в досье Кристофера Стила, Нелли Ор, училась в Гарварде и работала в Стэндфордском университете в те годы, когда там якобы господствовало течение «ревизионизма». Ревизионисты, по словам автора статьи, были в большинстве своём «марксисты и сталинисты», а Ор ещё и посмела написать научную работу на тему СССР. При том, что в своей диссертации о Советском Союзе Нелли Ор прямо указывает, что «сталинское государство пытало и казнило ни в чем не повинных гражданских лиц» (цитата, которой не мог избежать даже ультраправый автор статьи), он все равно по не постижимой никому причине называет её «апологетом Сталина», а самого разведчика Стила клеймит «социалистом» (слово, в лексиконе американских крайне правых означающее то же, что и «коммунист»). Поскольку всех своих оппонентов поклонники Трампа автоматически записывают в ряды «коммунистов и лефтистов», возникает «левый заговор сталинистов против капиталистической Америки», в котором ФБР приписывается роль советского НКВД, а Трамп обретает ореол единственного спасителя мирового капитализма.

«Эти кампусские марксисты скоро будут доминировать на исторических факультетах американских университетов», – нагнетают страхи авторы, используя такой любимый российской пропагандой прием – создание катастрофической перспективы краха, защитить от которого способны только Путин или Трамп (нужное подчеркнуть).

На практике, как я уже неоднократно отмечала, политическое пространство Америки очень разнородно. В число оппонентов Трампа входит большое количество умеренных консерваторов, включая элиту прежней Республиканской партии, умеренных демократов-центристов, которые составляют большинство Демократической партии, умеренных социалистов, которые намного более консервативны, чем их европейские аналоги, и уже на крайнем конце политического спектра – радикальные социалисты с коммунистическим уклоном, часть которых, кстати, голосовала за Трампа как раз из-за необольшевистского стиля его речей. А самое главное – большинство людей, работающих в разведке и контрразведке, вообще не имеют никаких политических пристрастий и честно выполняют свою работу.

Однако всей этой сложной картине мира нет места в виртуальной реальности. В ней существует лишь «коммунистический заговор», «Глубинное государство», «тайные поклонники Сталина», возникшие из прошлого и возобновившие свои попытки атаковать Америку. И, конечно, в этом мифическом мире существуют свои «злодеи и драконы», проводники «воскресших из мира мертвых» сталинистов – Клинтон и Обама, которые на самом деле в принципе не имеют никакого отношения к происходящим сегодня событиям, но чье присутствие постоянно виртуально поддерживается Трампом и его пропагандой так же, как российская пропаганда создает иллюзию присутствия ЦРУ за каждой акцией оппозиции. Вспомним, с какой одержимостью Трамп требует расследования против Клинтон – не только выдавая тем самым свои диктаторские замашки и желая расправ с политическими противниками, но и постоянно искусственно вводя ее в информационное пространство вымышленного мира.

Парадоксально, но стены виртуального мира ограждают от правды не менее надёжно, чем информационная изоляция и страх репрессий. Сговор с врагами, постоянная ложь, диктаторские замашки, коррупционные схемы, отмывание денег – вся эта скучная реальность меркнет в сравнении с виртуальной игрой, наполненной героями в средневековых доспехах и полумистическими, но такими привычными, и потому радующими глаз «злодеями». Все факты, противоречащие этой картине мира, отметаются и не воспринимаются.

Поэтому лишенные всякого смысла для обычного человека заявления Трампа о сговоре России с демократами (уже после того, как была доказана совершенно обратная картина) в этой «альтернативной реальности» выглядят вполне естественно. Состояние «вражеского окружения» снимает все моральные нормы, цель оправдывает средства, а постоянные оскорбления Трампа в адрес своих критиков импонируют самым низменным страстям его поклонников. Никакая логика в таком состоянии уже не нужна, и вся дальнейшая пропаганда направлена уже не на детализацию созданной фантасмагорической картины, а на усиление ее эмоционального сопровождения: крики, лозунги, мемы, фотожабы, новая абсурдная, но при этом эмоционально насыщенная ложь – буквально по заветам Геббельса.

Забавно при этом, что, говоря о якобы сговоре демократов с Россией, последователи Трампа практически полностью повторяют поведение последователей Путина, не только подражая им в воинственной фашиствующей идеологии, оправдании коррупции, диктаторских замашек, унижений и клеветы в адрес противников и использовании тех же самых пропагандистских приемов и тактик, но и прямого, осознанного цитирования российских пропагандистов. При этом никакого противоречия они в этом не видят, поскольку знакомая нам всем реальная Россия – агрессивная, воинственная, фашиствующая, коррумпированная и активно экспортирующая праворадикальную идеологию – просто не существует в их виртуальном мире. В праворадикальном «Средневековье» существует совершенно другая Россия – коммунистическая, большевистская, а потому неразрывно связанная с иллюзорными американскими «сталинистами-заговорщиками». При этом знание правды совершенно не мешает способности этих людей верить в ложь – как наш бренный мир не способен помещать одержимому геймеру сутками напролет сражаться с магами и драконами.

Словом, уход в виртуальную реальность, ставший проблемой нашего времени, вышел на новый уровень. Теперь те, кто выбирает подобную реальность, не стремятся оградиться от мира стеной неучастия в его жизни – напротив, они стремятся заставить всех остальных жить по абсурдным, нелогичным, но столь приятным для них правилам игры. Виртуальная реальность стремится подменить настоящую уже не на уровне не нашедших своего места подростков, но правительств целых стран. И противоядия от этого разрушительного явления пока не создано.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial