Излет путинизма и сила свободы

Сито Сократа

“Между лидерами США и России происходит конкурентное состязание”, – такими мыслями хотели бы себя утешить апологеты изношенного российского вождя. Но суровая реальность указывает лишь, что путинская линия поведения зашла в полный тупик.

Слова “тактика” и “стратегия” просто неприменимы к лихорадочному набору шагов, реализуемых страной-агрессором. Разве тупое остервенелое разрушение “сакрального” Донбасса – тот самый ключ к геополитическому господству? Но ничего более свежего предложить пастве Путин не может. Потому его запоздалое послание Федеральному Собранию одинаково сильно минусуют как оппозиционеры, так и турбопатриоты. В то же время казённый набор инициатив, рассчитанный на чиновничью вертикаль, почти не затрагивает ядерный электорат в лице люмпенской и пенсионной России.

Несколько дней до выступления Путину активно набивали цену, и все ждали “наш ответ Чемберлену”. Однако уже не в первый раз Путин очень сильно, просто оглушительно разочаровал. Вместо мощного, зажигательного выступления – рядовой текст, совсем не для воюющей страны. Война максимально рутинизирована и возведена в норму. Все эти горы трупов, десятки тысяч инвалидов, страдания миллионов по обе линии фронта – банальности, просто ресурс для реализации тайных планов. Кстати, обозначить цели “спецоперации” Путин снова не решился.

Опусы про индексацию маткапитала, 1 миллион рабочих рук за 5 лет, силу советского образования и ремонт школ звучат как в выступлении советского функционера средней руки периода застоя. Масштаб какой-то несерьёзный.
Огромной задачей будущего выделено обустройство морских портов на Азове. Если во времена царя Петра І в XVIII веке это звучало круто, то сейчас выдает третьесортность России.

Единственное условно яркое решение для устрашения Запада – приостановка договора СНВ-3, а также указание Минобороны и “Росатому” обеспечить проведение ядерных испытаний. Но даже этот фортель а-ля КНДР вышел сильным на один час. Потом МИД РФ резко сдал назад и уточнил: Москва может быстро вернуться в договор, если США дадут знак. Эксперты же разъяснили: договор действует до 2026 года, и выход из него до момента истечения срока ничего не прибавит к обороноспособности РФ.

По факту вся речь Путина вызвала лишь недоумение, злорадство и конспирологические версии. Во-первых, элиты начали в открытую смотреть на Путина как на сбитого летчика. Начинается броуновское движение, почин которому заложил Пригожин. Во-вторых, Путин исключил тему краха завоевательных планов в Украине. Проблемы денацификации и демилитаризации не звучат. Ястребы и вовсе назвали выступление “примирительной риторикой”. Ее цена в уничтожении ЧВК “Вагнер” под Бахмутом. Так лихо множат на ноль амбициозного выскочку в кепке из уголовного мира. В общем, на выборах 2024 года должен снова победить лишь Путин. В-третьих, открылся масштаб влияния Китая на путинский режим. Изначально диктатор должен был произнести в разы более жёсткую речь против Запада. Но приезд в Москву посланника Си Цзиньпина с пакетом мирных инициатив поставил Кремль на место. Всю ночь из путинского спича выбрасывали целые куски текста, делали послание беззубым и почти травоядным. Хотите – верьте, хотите – нет, но так выглядит пресловутый суверенитет по-путински.

Полное поражение российской стороны в смысловой гонке стало очевидным после выступления президента США в Варшаве. Байден пообещал поддерживать борьбу украинского народа до полного освобождения территории страны от российских оккупантов. При этом страны ЕС и НАТО монолитны, и усталость от Украины – не более, чем российский миф. Коалиция против авторитаризма уже объединяет 50 стран и будет расширяться.

Американский лидер дал четко понять, что США не желают ничего плохого россиянам. Наоборот. Вашингтон хотел бы видеть русский народ свободным. Идея свободы – та сила, которую ни одна диктатура остановить не может, хотя битва за ее торжество не будет простой.