Коррупционная вертикаль Зермака

Антон Швець

Знаете, что навернет построенную Ермаком и Зеленским вертикаль власти?

Сами Зеленский и Ермак. И я конкретно сейчас говорю про управленческую вертикаль, а не про последствия их решений.

Многие говорят, что слив Гогилашвили не имеет никаких последствий для системы Зеленского. Типа сколько там еще тихих коррупционеров. Там их много, но это для нас проблема, а для Зеленского проблема в другом.

Какой, на самом деле, вывод из происходящего делает системный коррупционер из вертикали Ермака? Неутешительный для самого Ермака.

Все последние кейсы – кейс Мецгера, кейс Бурбы, кейс Гогилашвили – это кейсы документирования. Какое-либо событие либо было задокументировано, либо нет. Либо коррупционером, либо его оппонентами. Либо аудиовизуально, либо в документообороте.

Вот смотрите на кейс Мецгера.

Коррупционная вертикаль была готова все отрицать и говорить, что журналисты сами напали, но журналистам повезло. Рукоджобы из Укрексима не смогли стереть флешки, и видеозапись удалось восстановить. Как результат, событие нападения на журналистов по приказу Мецгера было задокументировано доверительным источником. И журналисты смогли защитить свою позицию, а Мецгер, который всех подписал на поддержку своих сказок, внезапно всех и подставил. И пришлось сливать уже Мецгера, потому что и кредит на 60 лямов баксов задокументирован.

Вот смотрите кейс Бурбы.

Получив устное указание приостановить операцию от какого-то завхоза, он не потребовал письменного приказа. От кого угодно. Ермак считает, что надо подождать, ну так пусть там президент по цепочке приказ даст, и пусть кто-то, у кого на это право есть, эту бумажку подпишет. Но никак не задокументировал Бурба это указание Ермака. Не задокументировал он и состав участников встречи, протокола, к которому можно обратиться, нет, значит, нет и задокументированного состава. И теперь власть имеет возможность говорить, что Бурба не обязан слушать указания Ермака, даже если бы тот их давал. То есть отрицают и то, что давал, и то, что можно было послушаться Ермака, даже если давал он то самое указание. Дельное замечание, но указания Ермака никто не должен слушать в нашей стране, кроме его непосредственных подчиненных, в принципе. Однако слушают и депутаты, и премьер, и министры, и замминистры, и главы госслужб, и глава НБУ, и глава СБУ, и глава Нацпола, и главы облгосок, и главы госкомпаний, и много кто еще, на этом и строится вертикаль Ермака.

Так что власть врет, но событие не было задокументировано, и потому власть может держать Бурбу в подвешенном состоянии и продолжать врать. Хочет – может судить за самовольную приостановку операции, потому что – а где бумажка. Даже если доказать, что Ермак что-то говорил, то чего ты его послушал? Потому что так принято? Кем? Где? Хочет власть – может за разглашение секретки перед посторонними Бурбу крепить. Ну ладно Президент, а вот его завхоз и жена помощника депутата Госдумы могли не знать, что инфа секретная (вы не поверите, такая отмазка работает, в аналогичной ситуации в США по делу Валери Плейм один из обвиняемых так отскочил).

Вот смотрите кейс Гогилашвили.

Если бы чуваки на блокпосту не сняли видео, их бы уже крепил сам Гогилашвили, рассказывая Зеленскому небылицы, как его унижали какие-то там мусора на блоке. Вместе со спецназом ГУР. Говорил бы, что они угашенные, и откуда их только понабирали. Но событие было задокументировано и тут же слито. И Гогилашвили не смог устроить чувакам проблемы, они сами ему их устроили. Сразу за первым сливом полетел и второй. Опять таки потому, что событие задокументировано.

Какой же вывод из этих кейсов делает коррупционер?

Основной вывод – это абсолютная концепция Темного леса для документирования. Коррупционер в такой ситуации должен сам документировать всех и не давать никому документировать себя. И если концепция не давать документировать себя у коррупционеров присутствует и так, то документирование всех и особенно деликатных указаний начальства не является поощряемой практикой в украинском политикуме и коррупционном госуправлении.

Это, знаете ли, серьезно влияет на лояльность и ломает саму вертикаль. Потому что вышестоящие тоже начинают зависеть от нижестоящих. Потому что телефонное право строится на том предположении участников коррупционного сговора, что телефонную просьбу не записывают на аудио.

Какой практический вывод сделает каждый коррупционер в вертикали Ермака? Что власть сдаст любого, но линия сдачи будет проходить по линии документирования. Есть документ или запись – можно отскочить или сохраниться в системе. Нет документа или записи – ты первый кандидат на слив. Неприкасаемый только сам Ермак, даже брата своего он отодвинет. А уж тебя коррумпированный юзернейм так точно.

Понятно, что в куче мелких вопросов можно будет отскочить, и коррупционеры отлично умеют устраивать свои личные камбеки, восстанавливая свое положение в коррумпированной системе.

Но есть вопросы большой политики. И никто не может быть уверен, что его вопрос не станет вопросом большой политики. Гогилашвили вот не понимал, подумаешь, быковал. Он три года быковал, и прокатывало. И Мецгер не понимал, подумаешь, забрать запись у журналистов, объект же режимный. И даже Бурба не понимал.

Теперь все министры и главы госкомпаний, все депутаты и слабовики понимают, что система Зеленского после экватора поменялась. Теперь вода по эту сторону от экватора закручивается в другую сторону при сливе.

Это не сломает систему уже завтра, лишь вызовет значительные транзакционные издержки на обеспечение коррупции и снизит скорость прохождения сигналов деликатных просьб по системе.

Это все будет накапливаться и в критический момент выстрелит.

Власть Ермака (и Зеленского) закончится в тот день, когда кто-то не возьмет у него трубку, и этому кому-то за это ничего не будет, потому что сигнал покарать отступника забуксует.

Автори