«Какой бы он ни был плохой, но он наш. Давайте сначала его оттуда вытащим…» ©

Alexey Petrov
Алексей Петров

Пришло время поговорить об этом…

Среди тех заложников, кто вернулся в Украину, на фото мелькает одно лицо, хорошо известное бойцам из 37-го отдельного мотопехотного батальона. Фамилию называть не буду, достаточно позывного – некто Тайсон. Ребята и девчонки, увидев его радостное, улыбающееся табло, от ярости заскрежетали зубами. Воен накосарезил в батальоне на «четыре пожизненных» и, когда жареным стало не просто пахнуть, а все вокруг почало шкварчать, то «великий» разведчик-диверсант, внучатый племянник Отто Скорцени, стал на лыжи в сторону дыры, заодно прихватив с собой двух сослуживцев, которые в тот момент лыка не вязали. (Их тоже обменяли). Сейчас у офицеров батальона, кто помнит тот случай, телефоны нежно-бордового цвета от звонков с единым вопросом из уст солдат «Какого х… его обменяли?»

Давайте, друзья, расставим точки над теми буквами, где их отродясь не было.



Это 37-й батальон знает, кто такой солдат с позывным Тайсон. Ещё кое-кто прекрасно это знает. (Эти ребята без чувства юмора вообще всё знают и ничего не забывают).
Но солдат числится, как добровольно перешедший на сторону врага, то есть в роли человека, совершившего воинское преступление. Его не убили, слава Богу, и он не пропал без вести. Следовательно, он есть в наших списках, как военнослужащий, находящийся на той стороне. (Орки через несколько дней после исчезновения подтвердили тот факт, что у них есть такое чудо).

Что в данном случае должно делать государство?
Не менять?
Отказаться?
Представитель Украины прямо так и должен был заявить?
– Этого, этого и вот этого мы не будем менять. Нах не вперлись… Ну, и что, что они действующие солдаты, проходящие в первую очередь по спискам части. Они нам не нужны. Делайте с ними что хотите, страна от них отказывается.

Действующего военнослужащего нельзя просто так списать, забыть или сделать вид, что его никогда не было. За совершенное воинское преступление он должен понести наказание, (и как я понимаю, что понесёт), но по законам Украины. А для этого человек сначала должен оказаться на подконтрольной территории… Наша страна не бросает своих граждан, даже таких говнюков, как солдат с позывным Тайсон! Никого и никогда!

И я точно знаю, что на это скажет Соболь, наш батя. Прищурит так свои глаза, отчего они превратятся в две щелочки, как смотровые щели в старом танке. Желваками на скулах заиграет. Выдержит небольшую паузу и, чеканя каждое слово, словно строевой шаг на плацу, произнесёт:
– А ну-ка языки прикусили быстро… Какой-бы он ни был плохой, но он наш. Его матери в глаза не хотите посмотреть, для которой её сын – самое дорогое, что у неё есть?! – снова замолчит, окинет присутствующих своим фирменным, двухтонным взглядом и продолжит, – Давайте сначала его оттуда вытащим, а после пусть разбираются те, кому это по долгу службы положено.

Друзья, не спешите делать скоропалительные выводы…

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial