Откуда есть пошел Московский Патриархат

Светлана Самборска

Интересная статья попалась. «Лист до митрополита Антонія Паканича: Ваша гостинність до Помісних церков вимагає тепер плати?» Это перевод статьи с греческого православного сайта, и отвечает он митрополиту Бориспольскому Антонию, позволившему себе обращение к Константинопольской Патриархии в типичном для МП гопническом стиле.

Резюме ответа такое: «Перепрошуємо, однак вам необхідно взяти уроки еклезіології, а не намагатися повчати тих, хто вас навчив Православної Віри! Чи може учень навчати учителя? Де це бачено!»

Дальше идут аргументы.

Но для того, что бы понять, что есть Московский патриархат, надо понять, откуда он взялся и как он формировался. Собственно, как и все в этом мире, сущность МП определяется происхождением и условиями развития.

Итак, откуда есть пошел Московский Патриархат в буквально нескольких абзацах.

Историй допетровских патриархов я особо касаться не буду – там главный вопрос в достоверности источников, ни один из которых не является бесспорным. Но даже по ОФИЦИАЛЬНОЙ версии Московский Патриархат родился из лжи, подлости и предательства. Зазвали Вселенского Патриарха в Москву, взяли под арест и сказали: «Сиди, пока не признаешь нашего Патриарха». Тот больше года просидел и признал. Произошло это после полутора сотен лет неканонического существования того, что сейчас называется РПЦ. Именно на эту историю деликатно намекает в выше процитированной статье автор. И это, повторяю, официальная – прилизанная, подчищенная, отмытая и приукрашенная – версия.

Впрочем, это неважно, потому что через 130 лет после признания Петр I эту богадельню разогнал. И учредил Синод. Почему – понятно. Гундяева видели? Владыку Павла, который из Печерской Лавры? Прочих носителей яхт и мерседесов? И это они сейчас еще стесняются. Вы представьте себе гундяевых 1700-х годов. Представили? Ну вот. Пришлось надавать поджопников, поставить в рамки «Духовного Регламента», сверху посадить управлять всем этим азиатским жабогадючием светского чиновника – обер-прокурора – «око государево и стряпчего о делах государственных». Получилось кривенько, но всё ж ближе к цивилизации. Впрочем, как и всё у Петра.

Обер-прокурор управлял Церковью, а формальным главой Церкви стал царь. По тому же принципу, как, например, короли Британии возглавляют Англиканскую Церковь. И такой РПЦ оставалась до революции. До ОКТЯБРЬСКОЙ революции – это важно, потому что с какой-то радости РПЦ оправдывает незаконное восстановление Патриаршества отречением Николая II от престола в феврале 1917-го. Историю с отречением тоже опустим, кому интересно – гуглите, в том числе гуглите законность отречения, потом гуглите достоверность документа об отречении.

Итак, 7 ноября 1917 года происходит Великая Октябрьская Социалистическая Революция, как пафосно назвали большевички свой переворот с последующей узурпацией власти. А уже 11 ноября на шоу под названием Всероссийский Поместный Собор объявляется решение о восстановлении Патриаршества. Действующий глава РПЦ царь Николай находится под арестом. Законная власть (или “типа законная”, принимая во внимание вопросы к истории с отречением) – Учредительное собрание (кстати, разогнанное впоследствии большевичками – «Караул устал», вот это всё) никакого решения на этот счет не принимало. Вот просто при живом главе Церкви попы полезли к большевикам просить разрешить им Патриарха.

Таким образом, первыми, кто воспользовался Октябрьским переворотом и узурпацией власти большевиками, были московские (территориально в то время питерские) попы. Такие дела. Царская семья, по которой льют крокодильи слезы московские попы, была расстреляна летом 1918 года. К тому времени попы успели предать своего главу церкви трижды: прекращением поминания царя в молитвах на службах, шоу «Собор», шоу «Выборы Патриарха».

Трижды – это я насчитала для каноничности, хехе. Не посчитала, например, участие иерархов РПЦ в февральской революции. Хотя в принципе, если участвовали даже члены царской семьи, даже генералитет (во время войны!), то чего б и попам не поучаствовать. К 1917 году элитам терпеть, скажем так, особенности Николая стало совсем уж нестерпимо, поэтому руку к февральской революции приложили все. А нам это должно стать уроком о том, что революция во время войны = поражение. Есть ли основания для революции, нет ли – второй вопрос. Первый вопрос в том, что во время войны нельзя даже ставить вопрос о легитимности власти, потому что это прямой путь к поражению.

Но вернемся к нашим баранам. Точнее, к московским. Выборы Патриарха – отдельная история, если в двух словах, то выглядело это так. Решили, что пусть Патриарха определит Господь. И первым делом ограничили Господу его выбор тремя кандидатурами, шоб ни дай бог не выбрал неправильно, ага. Этих троих избрали сами попы, больше половины голосов набрал Антоний, а меньше всех – Тихон. Потом привели старца, роль которого по чекистской традиции сыграл Жерар Депардьё, старец беспалива вытянул Тихона. Что каноничного в этой процедуре? Ничего. Хотя я бы сказала, что каноничен сам подход. «Вертеть, как цыган солнцем» – абсолютно традиционный подход русских ко всему. К истории, к пропаганде, к государственному управлению, к межгосударственным отношениям. Ко всему. Не вижу причин, почему бы им не “выбирать” “Патриарха” по этому же принципу.

Так что вот эта картина, которой я проиллюстрировала пост, это не фоторошоп, это реальное фото, к которому я добавила несколько надписей. Это просто развитие, просто логичный результат того, что было зачато, и того, что было взращено.

P.S. Ну и в качестве вишенки на торте приведу одну чрезвычайно интересную цитату. Есть мемуары архиепископа Брюссельского и Бельгийского Василия «Воспоминания. Поместный собор Русской Православной Церкви в Троице-Сергиевой Лавре и избрание Патриарха Пимена».

Там Кривошеин описывает свою беседу с митрополитом Никодимом (Ротовым) во время Собора 1971 года:

«Объективно говоря, за исключением патриарха Тихона, выборы которого канонически неоспоримы [СС: хехе], ни один из наших патриархов не был выбран в согласии с канонами… ни патриархи XVII века, ни патриархи Сергий [СС: 1943-1944] и Алексий [СС: Алексий I, 1945-1970]. А между тем все они считались законными патриархами. Так что сегодня, производя выборы открытым голосованием, мы не нарушаем церковных правил больше, чем это делалось раньше».

Это речь о том самом Тихоне, которого выбрали чекистскими фокусами. Эталон каноничности. Остальное ЕЩЕ ХУЖЕ.

И неудивительно.

 

Поділитися:

Москва теряет колоссальный рычаг воздействия на умы граждан Украины

Алексей Петров

Умные люди говорят, что высшей оценкой работы спецслужб является незаметность самого процесса. Ну прошло то или другое знаменательное событие без эксцессов, та хотя бы движуха в центре Киева стосовно финала ЛЧ, вот и чудненько. И мало кто задумывается, чего это стоило правоохранителям и сотрудникам тех самых служб.

Вопрос предоставления автокефалии украинской православной церкви – событие историческое. Повторю, мы ещё не скоро сможем осознать весь масштаб события. Но уже сегодня можно констатировать факт того, что Кремль на голову разбит в этом бою. Поражение для московии позорное и болючее. Хотя все прекрасно понимают, что наследники Дзержинского, Ежова и Берии (часть из которых носят рясы и крест на пузе) просто так не сдадутся и не отпустят Украину. Будут гадить до последнего.

Вчера сотрудники СБУ провели брифинг, на котором озвучили планы «братьев» по дестабилизации обстановки в Украине в преддверии получения Томоса.

Если коротко, то суть такова. На одного парнишку, завсегдатая мутных хороводов, вышел некий Юрий, который представился участником вонючего движа «Антимайдан». Дескать, он чувак правильный и потому вынужден скрываться в Москве от длинных рук хунты. Следовательно, дяденька сам не может, но ему очень нужно было качнуть. Накануне Объединительного Собора устроить действо из пьесы «Кипит наш разум возмущённый». Парнишка согласился, дело-то привычное. В срочном порядке через соседнюю Белоруссию выехал до Москвы, где встретился с куратором и получил от него пять тысяч зеленого баблишка и подробные инструкции – что да как. Где митинговать, что кричать, каких размеров транспаранты рисовать! Напоследок Юрий строго настрого наказал во всем слушать их тайного человека в Киево-Печерской лавре. Вручил журнал «Огонёк» и пароль, значицца, сообщил «Мы от Александра Ивановича».

Ехал парень обратно в Киев, деньги пересчитывал, пароль раз за разом повторял, и не покидало его устойчивое чувство, что Юрий такой же Юрий, как Папандопуло китаец. Усмотрел парнишка в прикиде куратора гэбэшный погон и, вернувшись в Украину, отправился прямиком к известному зданию на Владимирской. (Молодец. Хороший мальчик). И уже дальнейший свой танец Юрий, координаторы в Киеве и прочие упыри плясали под дудочку оперативников украинских спецслужб. Кстати, на тайный пароль отреагировал не бомж на паперти. А сделал стойку не кто иной как поп, у которого в Украине позывной «Паша-мерседес». (Ага, тот самый настоятель той самой Лавры).

В процессе оперативной «игры» выяснились некие особенности сценария. Для правдивости беспорядков на территории Лавры, которые, конечно же, должны были устроить украинские радикалы, уже заочно определили на заклание нескольких гражданских (человека два-три. Может, пять)… Похожие акции планировалось организовать и в других городах, например, в Запорожье. Более подробно здесь.

Кремль будет строить козни постоянно. И вопрос не столько в деньгах, которые потеряют «церковные служители» с удостоверением птенцов Феликса после предоставления Украине Томоса. Всё гораздо серьёзнее. Москва теряет колоссальный рычаг воздействия на умы граждан Украины. Можно скептически относиться к информации доносящейся из телевизора, газет или журналов. Но вот попам верят беспрекословно. Так сложилось исторически. И если московский гэбэшник в рясе во время проповеди говорит о том, что в Украине идёт гражданская война, то люди этому верят. Это же отец Павел сказал, а он врать не может.

Единая Поместная Украинская православная церковь получит Томос. Этот процесс уже не остановить. При этом украинцы, которые не могут жить без гэбэшной церковной лапши, по-прежнему будут ходить в храмы РПЦ. Но то, что украинское по истории и духу, будет называться украинским. Ну, а московское – московским…

В любом случае напомню. Тот, кто зовёт вас, просто тянет за руку идти и в принудительном порядке выселять московских попов из Лавры, сам прямо или косвенно выполняет замыслы Кремля. Все памятники истории, коим также является Киево-Печерская лавра, не принадлежат и никогда не принадлежали церкви московского патриархата. Права собственности на Лавры принадлежат государству Украина!

P.S. От себя добавлю. Лично для меня московский патриархат строем отправился в пекло после того, как их поп в Запорожье отказался отпевать погибшего мальчишку. Видите ли, крещён он был неканонично. В православной церкви киевского патриархата. Короче, деньги прошли мимо кассы… А так никаких финансовых планов не выполнишь.

 

СБУ попередила провокаційні акції напередодні проведення Об’єднавчого Собору (відео)

Поділитися:

Диалог, которого не было

Алексей Петров

Князь Владимир сидел за столом и рассматривал меч, подарок византийских оружейников. Сталь отливала холодной синевой, крупный рубин, вставленный оружейниками в навершие, бросал кровавые отблески на стены терема. Киевский князь встал, ещё раз взвесил в руке меч и вдруг неуловимым движением рассек воздух.

– Хорош меч… Вельми хорош.

Владимир бросил на широкий стол подарок, протянул руку к изящному золотому кубку и сделал глоток вина. Скрипнула неприметная дверь и в проеме показалось удивлённое лицо княжеского ключника Богдана. Перед его крючковатым носом дружинники скрестили копья.

– Дозволь, княже, слово молвить! – осторожно спросил гость, вцепившись руками в древки копий.

Князь махнул рукой, и кольчуга, облегавшая его крепкую фигуру, едва слышно зазвенела. Дружинники пропустили ключника, не сводя с его щуплой фигуры пристального взгляда.

– Святославович, – затарахтел слуга.

Владимир прервал его, недовольно рыкнув:
– Ты почто, окаянная твоя душа, не перекрестился, когда в терем вошёл? – увесистый кулак грохнул по широкой скамье. – Христиане мы уже, почитай, как год, а ты всё никак не привыкнешь. Утомился я напоминать тебе!

Ключник, зная крутой скандинавский норов князя, задрожал всем телом.

– Прости князь. Прости…
– Бог простит! А я в следующий раз голову тебе снесу этим ножиком, – Владимир кивнул на меч лежащий на столе, – И делов!.. Нашёл себе безкоштовну напоминалку!
– Кого-кого нашёл?! – осторожно спросил Богдан.
– Никого, – буркнул князь, – Рассказывай. Чего принесла тебя нелегкая? – спросил Владимир и снова сделал глоток из кубка. Темно-бордовые капли вина упали на блестящее зерцало.
– Там послы пришли из мокши, принять просят.
– Откуда-откуда пришли? – скуластое лицо киевского князя скривилось в презрительной ухмылке.
– Ну это… Из мокшанских лесов.
– Не знаю таких! Где это?
– От Броваров по трассе в сторону Чернигова и дальше на север.
– Но там же сплошная чаща, болота, комары и медведи! – удивленно молвил князь.
– Я тоже так думал, но вот, оказывается, живут люди. И дошли же как-то. Правда оборванные, наче побирушки возле церкви Ильи.
– Да и пёс с ними! – князь потянулся к рукояти меча, – Лучше посмотри, какой подарок византийцы сделали. Подлизываются аспиды, дарами заваливают.
– Они хотят права на московский патриархат! – скороговоркой протарахтел Богдан и на всякий случай отошёл подальше от стола.
– Скажи, ты им сколько амфор вина дал? – улыбнулся князь.
– Одну! Буду я ещё византийское полусухое на всяких оборванцев тратить, – недовольно пробурчал ключник.
– Значит, с собой притащили засранцы, иначе с чего бы им такой бред в голову полез!
– Княже… Они постоянно бьют поклоны и говорят, что через сотню лет в своих лесах деревню построят и Москвой назовут.
– Да пусть строят хоть две деревни, – отмахнулся Владимир. – Мне-то што?
– И будет в той деревни мавзолей стоять, в котором они будут хранить засушенное тело своего вождя. А ещё их митрополит на самоходной железной телеге ездить будет, и крестик на его митре будет сам складываться и раскладываться! – опустил взгляд в пол лепетал Богдан, – И это… Как его?!
– Ну!!! – грозно рыкнул князь, поднялся с резного трона. Кольчуга зазвенела. На блестящем нагруднике заиграли отблески свечей, – Чего замолчал?! Договаривай!
– Княже, только ж это они говорят… Не я!.. В общем, и ты, и бабка твоя Ольга, будете называться их потомками, и это им мы должны быть благодарны созданию Руси, ну, и так далее. Там ещё был какой-то бред, я не запомнил! – Богдан и рухнул на колени, боясь поднять взгляд на князя.

В тереме повисла тишина.

– Ахахааааа! – вдруг неожиданно громко засмеялся Владимир, – Значит, я, потомок Рюрика, киевский и новгородский князь Владимир, сын Святослава, обязан происхождением каким-то мокшанам?!
– Угу! – не поднимая головы пробурчал ключник.
– Може, они юродивые?! Ты бы лекаря покликал.
– Та не похоже, княже, хотя несут какую-то околесицу как купец Градислав, когда на дно амфоры заглянет.
– Хм… А это точно послы, а не скоморохи заезжие из Корсуни? – улыбаясь, спросил князь и скрестил на широкой груди руки.
– Ну, они так сказали… Грамоту дали.
– На бумаге?!
– Та откуда, княже, если у них одна пара лаптей на троих?
– Береста?!
– Не-а… На листе лопуха чем-то нацарапали два слова «Послы мокшанские».
– И всё?
– Да! Ни печати, ничего. Только завядший лист лопуха и всё!
– Гони их взашей. Мне тут побирушек из Новгорода хватает! Мокшан ещё каких-то недоставало! – басовито громыхнул князь.
– А права на московский патриархат?! Они за этим пришли! – напомнил ключник просьбу мокшанской делегации.
– Может, им ещё ключи от моей казны вручить?!.. Передай этим оборванцам, что мы верой своей православной не торгуем и филиалы не открываем!
– А если… – заикнулся было Богдан.
– А если начнут истерики закатывать, расскажи им, как моя бабка иногда послов привечала. Может поумнеют…
– Сделаю, княже! – Богдан стал пятиться к дверям.
– И это… Передай поварам на псарне, пусть им чего соберут в дорогу. Не хватало, чтобы эти послы-скоморохи ласты склеили на территории княжества!
– Что-что скле… Как ты сказал, Святославич?! – недоуменно спросил Богдан.
– Не твоего ума дела! Лучше смету принеси мне на Десятинную церковь!.. Кстати, кто тендер на строительство выиграл?
– Византийцы.
– Ну, кто бы сомневался?!.. Откат просили?
– Конечно… Дескать, подавай им пятнадцатую часть, золотом… Ну, я им показал, где у нас плаха стоит, быстро заткнулись.
– От и добре, Богдан… Глаз не спускай с них. Первая каменная церковь. Шутка ли?! – задумчиво молвил князь, – Ладно. Неча воду в ступе толочь, давай, зови послов из Константинополя! Послушаем их военные песни.

Владимир сел на трон и подмигнул воеводе, все это время молчаливо стоявшему у стены.

– Забирай, друже! Подарок тебе! – князь кивнул в сторону лежавшего на столе меча. – К дню захисника Вітчизни!..

Поділитися: