Про модель рынка земли, которая дает больше…

Erokhin Ivan

Я – сторонник свободного и цивилизованного рынка земли. В конце концов, весь цивилизованный и не очень мир пришел к этому решению. Ну кроме 6 очень специальных стран.

Что меня настораживает, нет, даже слегка пугает в нашей ситуации, так это то, с какой легкостью, поспешностью, нетерпением и молодецким посвистом эту процедуру пытается внедрить в наших реалиях гопЗЕкоманда. Если предложение предыдущей власти по этому вопросу весьма продуманное, осторожное и оснащенное множеством оправданных предохранителей, например, недвусмысленным запретом продавать землю иностранцам напрямую или запретом на приобретение земли гражданам и бизнесу из страны агрессора, было резко отвергнуто и депутатским корпусом, и населением, то что происходит сейчас, когда все требования к покупателю заключены в одну фразу: “кто больше нам даст”?

Где спротив вилоносцев Шляшка, где ВО “сволота” с Тягныбаксом на “Тундре”, где нацбатальоны и корпуса, где в конце концов Жулия Володымыривна во главе зубожилого напрочь крестьянства вкупе с фермерами?

Шо происходит?

П.С. Продажа миллионов гектаров украинской земли Китаю Овощем и Азиривом была их последней успешной коммерческой операцией, если шо…

“Нам потрібно вибирати модель, яка дає найбільше економічне зростання. Це означає, що нам потрібно дозволити операції з землею для всіх, хто має можливість зараз її обробляти, в тому числі для іноземних громадян, але за умови, якщо вони реєструють юридичну особу в Україні і платять тут податки”, – сказав Гончарук. (видео)

 

Поділитися:

О будущем рынка нашей многострадальной земли

Serg Marco

Всем привет, это Карпюк Александр, и это лонгрид. В этот раз о рынке земли, снятии моратория на продажу земли, что было обещано командой нового президента, и что это нам даст.

Земельная реформа, которая началась в Украине еще в 1991 году и продолжается до сих пор, будет одобрена до конца 2019 года. Об этом заявил заместитель руководителя Офиса президента Алексей Гончарук.

Моя позиция по нынешнему президенту остается прежней, но снятие моратория с рынка земли – это то решение, которое я поддерживаю полностью. Если мораторий будет снят, и в Украине заработает рынок земли, я скажу за это решение ему “спасибо”. В зеленой футболке ходить не буду, но объективно спасибо будет за что сказать.

Вопрос состоит в цене, за которую надо продавать.

Основной камень преткновения – это закон “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения”, который до сих пор не допилен. Зарегулированность земельных взаимоотношений, земельный кодекс, который надо переписывать, и неясные параметры оценки, которые можно потом использовать в коррупционных целях – тут наш Слейпнир и спотыкается на каждом шагу. То есть надо всё менять.

Причем менять уже сейчас, зная как оценивать землю, и как она будет реализовываться. В настоящее время земля оценивается по нескольким видам оценки. Арендная плата определяется установленным процентом от нормативной денежной оценки. Давайте поймем, насколько оценщики попадают “в рынок”.

Вот, например, лот с СЕТАМа, по которому реализовывалось право аренды земельного участка:
Одесская область, Ширяевский район.
Стартовая цена – 274 980.00 грн.
Итоговая цена – 277 729.80 грн.
Ну то есть где-то на уровне стартовой цены за нее готовы были бороться участники. Тут оценщик попал “в рынок”.

Вот вам другой пример, уже в Херсонской области:
Стартовая цена – 313 363.81 грн.
Итоговая цена – 426 174.85 грн.
Как мы видим, цена выросла на треть. То есть тут оценщик по факту недооценил рынок по этому участку.

А вот Кировоградская область:
Стартовая цена – 411 015.86 грн.
Итоговая цена – 1 905 059.02 грн!!!!
То есть цена выросла в разы.
Если бы речь шла не об аукционе, то земля бы ушла существенно ниже рынка, и государство недополучило бы прибыль.

Есть аукционы, где оценщик не попадает “в рынок”, причина уже с другой стороны. Просто оценщик ставит слишком высокую цену аренды. Не потому, что ему так хочется, а такая нормативка по оценке. И земля, которая могла бы быть сданной в аренду, висит мертвым грузом.

Так вот, к чему я это всё веду.

Можно придумывать разные нормативки и способы оценки земли и аренды земли. И они будут требовать допиливания нормативки и законов, оценщики все равно будут не попадать в рыночные условия, и тут будет всегда находиться коррупционная составляющая, которой можно играть в своих интересах.

А можно просто реализовывать землю на аукционах, и это даст и прозрачность (торги и ставки ты можешь увидеть в онлайне), и максимальную цену. Все что нужно – это изменить земельный кодекс, чтобы он позволял проведение электронных аукционов по разным системам.

Потому отмена моратория на продажу земли, изменение земельного кодекса и допиливание закона об обороте земли – это реальная задача, которая может быть выполнена до конца года, если по итогу реализацию земучастков пропишут путем аукциона. И это реально даст возможность привлекать инвестиции и прибавку денег в бюджет. Ну а еще даст возможность продажи земли по рыночной цене селянам, которые сейчас могут только за три копейки отдать её в пользование агрохолдингам.

Потому будем посмотреть за этой инициативой.
И будем покритиковать, если рассказы об отмене моратория останутся сотрясением воздуха, как вышло с НнВК.

Фото © Бондаренко Виктория (Киев) “Слейпнир”

Слейпнир («скользящий» или «живой, проворный, шустрый») — в германо-скандинавской мифологии восьминогий конь Одина, порождение Локи.

Поділитися:

Цена Венесуэлы в головах

Светлана Самборска

Отбросив эмоции после продления депутатами моратория на рынок земли, давайте попробуем разобраться, где здесь корень зла. Потому что винить во всем депутатов/Президента/сына Порошенко – это наш типичный инфантильный подход к поиску причин неудач.

И ответ на поверхности – в данном случае критичная масса (я не беру тимошенковцев и ляшков) проголосовала именно так, потому что в Украине в общественном мнении относительно рынка земли превалирует незамутненные суждения совершенно карикатурных бабушек-сталинисток: «Проклятые демократы все разворовали, теперь хотят продать нашу землю гнусным буржуинам на поталу, шоб народу ничего не осталось!»

Почему так вышло? Почему в других областях общественное мнение давно сдвинулось вплоть до возможности провести декоммунизацию – никто же не сомневается, что сохранись у нас прокомми-настроения на уровне конца 90-х, никакая декоммунизация не была бы возможной, правда? Так почему в отношении рынка земли общественное мнение застряло как раз во временах конца 90-х?

И этот ответ тоже на поверхности. Потому что это выгодно.
Это выгодно тем, кто выводит землю из сельскохозяйственной;
это выгодно тем, кто покупает выведенную;
это выгодно тем, кто придумывает и проворачивает эти схемы;
это выгодно тем, кто за копейки арендует ее у владельцев паев.
А главное, политикам-популистам очень выгодно иметь вечную тему для пиара – ничего делать не надо, достижений не надо, просто рви на себе рубаху «Не дадим нашу святую землю!», прикрывай этим свои провалы и собирай голоса на выборах.
Это выгодно всем, кроме, собственно, тех, на кого направлена эта пропаганда, – кроме народа.

Именно народ, владеющий этой землей, вместо рыночных цен получает от агрохолдингов копейки за аренду. Именно народ, владеющий этой землей, получает дулю с маком, когда райрада выводит сотни гектаров из-под моратория и за копейки продает землю Януковичу или Тимошенко (оформляя на зятя).

Все довольны: райрада положила взятку в карман, Тимошенко получила землю за копейки, народ доволен, потому что прослушал выступление Тимошенко о том, как она грудью защищает народное добро. И единственный способ сломать этот порочный круг – выпихивать людей из состояния удовлетворенности тем, что его так ловко дурят популисты. Выпихивать просвещением и контрагитацией.

Как это делать, понятно. Кто может и хочет писать разъяснительные статьи / записывать видео – те занимаются разъяснениями. Кто может и хочет вести контрпропаганду – ведет ее. Ну или хотя бы называет шариковщину шариковщиной, вавку в головах – вавкой в головах, а Венесуэлу – Венесуэлой, а не политической целесообразностью.

И здесь я обращу внимание на скриншот поста и камент к нему. Ведь в посте речь шла не столько о победе в судах, сколько о громкой пиар-кампании, имеющей целью сдвинуть общественное мнение относительно рынка земли и относительно оценки действий депутатов, голосующих за продление моратория.

Сам такой судебный процесс вне зависимости от результата – мощнейшая контрпропаганда. Что касается результата, то это еще вопрос, какой удар мощнее – выиграть процесс или его проиграть по причине «Депутаты-убийцы неподсудны из-за неприкосновенности, снятия которой общество требует многие годы!»

Любой исход такого судебного процесса, даже просто! пиар-кампания! без судов!, хоть и в меньшей степени, но будет работать на результат: на решение проблемы с общественным мнением, застрявшим во временах конца 90-х. Мнением, выгодным кому угодно, кроме тех, кто продолжает цепляться за эту ВАВКУ в своей голове.

Вавка “Венесуэла в голове” всегда бьет по ее носителям. Любая из этих вавок – хоть в форме «Не дадим продать нашу святую землю!», хоть в форме «Отнять и поделить – и наступит счастье!», хоть в форме «Расстрелять всех буржуев/барыг – и наступит счастье!», хоть в форме «Напечатать много денег, всем раздать – и наступит счастье!» – любая из этих вавок вместо обещанного счастья всегда приносила народу только нищету, страдания, кровь, голод, смерть. И эффективно лечить вавку можно только просвещением и контрагитацией.

Тыкать пальцем в Венесуэлу, в Кампучию, в Зимбабве, в себя же столетней давности и повторять: «Цена популизма – инфляция, катастрофа, нищета, война, голодомор. Ничего другого популисты никогда и никому не приносили, не приносят сейчас, и никогда не принесут». Повторять во всех доступных формах.

И плакаты «Долой депутатов-убийц!», «Популизм убивает», «Убийц из Верховной Рады – к ответу», «Мразей, считающих себя господами, а людей крепостными, в тюрьму пожизненно за измену депутатской присяге!» вполне могут помочь в этом богоугодном деле. Ибо что может быть более богоугодно, чем врачевание вавок в головах.

 

Поділитися:

«Мораторий на продажу земли» – это рабство той самой земли

Никита Соловьев

Знаете, не хочется очень уподобляться советских времен Политбюро и каждый чих маркировать как эпохальный или как минимум важнейший. Но вот завтрашнее голосование и вправду такое.

Знаете, что, на мой взгляд, такое “мораторий на продажу земли”? Это рабство. Рабство той самой земли, о сакральности которой говорят разные популисты родом из совка. Вообще, это чаще всего так и бывает. О сакральности говорят, чтобы поработить. Как с Крымом было.

Пока украинцы не могут свободно распоряжаться своей землей, бессмысленно называть эту землю их собственностью, потому что не может быть собственности без права распоряжения.

Нас всех с момента независимости продолжают фактически лишать права на землю. Всех. В интересах довольно узкой группы лиц, которые в результате и используют эту землю на совершенно несправедливых условиях, пользуясь безальтернативностью себя как арендаторов.

В результате вместо того, чтобы стать одним из ключевых драйверов экономики, наш агросектор пасет задних.
В результате мы входим в число всего пяти стран мира, в которых социализм настолько победил, что землей люди распоряжаться не могут.
В результате весь колоссальный рынок земли полностью коррупционный и подпольный. Но все равно живет, потому что рынок можно загнать в подполье, но невозможно убить совсем.
В результате сотни тысяч украинцев умерли, так и не успев распорядиться своими земельными участками и не имея наследников.

Завтра есть шанс изменить это. Завтра нужно не дать продлить еще на год это рабство земли. Украинцы и украинская земля достойны того, чтобы иметь возможность жить свободно.


Alex Noinets

Короче. Последнее, что я уже скажу до завтра про рынок земли, и хватит.

Вы если думаете, что вы самые умные, потому что вы запретили, и таким охрененным способом защитили украинскую святую землю и закрепили её за украинским святым крестьянином, то я вам сообщаю то, что вы наверняка и так знаете, если вы депутат и совершенно точно знаете, если вы украинский аграрий.

Договор мены с доплатой. Вот что вы, 3,14оры, родили. Запреты ваши всем до 3,14ды, вода ищет дырочку и вода её нашла уже какое-то время назад.

Фермер, которому нужна земля, находит в своё пользование два гектара любой земли в рандомном месте, хоть на Луне. Режет её на куски по сотке. И заключает с теми, у кого хочет купить землю договоры мены с доплатой. В результате они становятся обладателями нах им не нужной сотки, про которую тут же забывают, и живых денег, о которых с самого начала и вся речь.

Таким образом всем насрать на ваш мораторий. Рынок земли уже есть. Просто поскольку вы немножко дебилы и нормальный цивилизованный рынок не позволяете, то и рынок немножко дебильный. И владельцы земли продают её в среднем за штуку-полторы баксов за гектар, в то время, как по самым-пресамым консервативным оценкам рынка, при его открытии цена сразу установится в две с половиной штуки. А по оптимистическим – мне на днях называли до семи штук за гектар.

Но нет. Святая Юлия Владимировна. Мудрейший Олег Валерьевич. И примкнувший к ним голодающий Березюк. Решили, что украинскую землю честно купить будет нельзя. Что её можно будет покупать только из-под полы. Что они создадут чёрный рынок.

И, надо заметить, создали.

Так уже однажды в США хотели побороться с пьянством. Так поборолись, что целую итальянскую мафию вырастили, а пьянство как было так и осталось.

Давайте и вы. Запреты ж отлично работают.


Алексей Петров

Мне, как человеку с удостоверением «участника боевых действий», положен клаптик земли. Два гектара. Ещё в пятнадцатом году я сходил в местный чего-то там кадастр, выбрал той самый кусочек землицы, даже получил какой-то дозвіл и… И всё. Некогда довести дело до ума, а может, просто лень. И вот недавно мне позвонили с неким финансовым предложением. Или сдать в аренду (даже таксу озвучили), или же продать свою землю, но уже за более другие деньги…

Странно. Как я могу продать свой кусок земли (представим, что он оформлен), если в стране официально действует мораторий на такого рода операции с сельскохозяйственными угодьями? Но вопрос как я понимаю риторический.

В Украине давно существует «чёрный» рынок земли. Незаконный. И вопрос даже не в том, что десятки, если не сотни, миллионов гривен крутятся в параллельном мире, где не существует налогов. Дело в том, что все об этом знают, но некоторые истерически-громкие депутаты продолжают истерически-громко орать о том, что ни в коем случае нельзя снимать запрет на продажу (покупку) земли, находящейся под сельскохозяйственными угодьями. Дескать, жители сел вмиг останутся без своих паёв (наделов), капиталистические капиталисты весь украинский чернозём у них отберут (кааааак?) и вывезут к себе в забугорье. В общем, когда умрут, хоронить их будет негде.

Вот здесь было интересно. Микола Вересень жёг напалмом:

 

Странно. Но в то же время люди продолжают сдавать свою землю в аренду за бесценок или продавать её. (Но тут уже рискует условный покупатель). Как так, если нет разрешения? Тобто запрещено.

Есть прекрасная поговорка «То, что нельзя предотвратить, нужно возглавить». Сделать этот рынок максимально прозрачным. Хочешь продать свою землю – продавай. Не хочешь – та ради Бога. Сам возделывай. Хоть посади в центре гектара одну семечку подсолнечника и радуйся процессу зарождения жизни.

Правда, прозрачный рынок диктует немного иные условия, и если сейчас гектар готовы «купить» за полторы-две тысячи долларов, то в случае открытого рынка земли цены будут сооооовсем другие. А кому это надо? Правильно, никому (кроме селян, но кто их слушает). И значит этого ни в коем случае нельзя допустить. Чёрный нал, он жыж более «вкусный» и подконтрольный…

P.S. Сегодня в сессионном зале ВР, одна скромно одетая жіночка чуть с ума не сошла, крича с трибуны о том, что ни в коем случае нельзя снимать мораторий на продажу земли. Да, пусть и дальше продолжают разводить селян как лохов. Правда, об этом она не сказала…


Поділитися:

Доживем ли мы до рынка земли…

Олена Монова

Пока вы тут все расслабили булки и хвастаетесь видосиками «как я провел 2018 год», Ляшко прокрался в парламент и зарегистрировал законопроект по продлению моратория на продажу земли.

Ну чтобы под шумок и под шампанское попытаться пропихнуть его в Раде. Могу только пожелать беспокойной скотине пропихивать себе *вырезано цензурой цукерберга* и лучше пойти подергать корову за цыцьки, а нас оставить в покое. Потому что я уже не знаю, доживем ли мы до рынка земли и отмены этого е*учего моратория, ситуация давно и прочно зашла у безвихідь.

Запуск рынка земли фактически заблокирован мощными и непрекращающимися информационными кампаниями, которые ведутся в интересах арендаторов земель. ВРУ, начиная с 2002 года, находится под жестким лоббистским прессингом земельных баронов, исправно накладывая мораторий на продажу земли. Из месяца в месяц, из года в год.

Цивилизованный рынок земли с прозрачными правилами? Нет, не слышали. Хотя давно уже пришло время говорить и действовать в интересах не арендаторов, а владельцев земли. А ситуация на сегодняшний день такова, что 6 900 000 владельцев земельных паев в Украине, по утверждению специалистов Всемирного Банка, получают за сдачу в аренду своих земель едва ли не самую низкую плату в Европе.

Значительная часть этих владельцев — пожилые люди, среди которых многие не имеют наследников. Они оказались в ситуации, когда есть реальная угроза никогда не воспользоваться своей землей в полной мере, если подобная политика будет продолжаться. Именно эта прослойка населения больше всего потерпає от существующего положения дел.

Кстати, были уже и прецеденты обращений в ЕСПЧ: в 2015 году с иском в ЕСПЧ о нарушении их прав обратились галицкие пенсионеры 71-летняя София Зеленчук (Ивано-Франковск) и 79-летний Виктор Цицюра (Тернополь), которые получили небольшие участки сельскохозяйственных земель по наследству в 2000 и 2004 годах соответственно. И получили сертификаты собственности на них в 2007 и 2008 годах.

Оба участка были сданы в аренду компаниям. София Зеленчук получала «плату» по аренде в натуральном виде (!!!) — зерном или подсолнечным маслом, тогда как Виктор Цицюра получал арендную плату в размере от 20 до 36 евро за гектар. И вот результат: 22 мая 2018 года Европейский суд по правам человека признал, что имеющийся в Украине мораторий на продажу сельскохозяйственных земель нарушает права человека.

Судя по обнародованным результатам исследования GfKUkraine, проведенным весной 2018 года, в последнее время все заметнее стали тенденции к кардинальному изменению отношения среди украинцев к проблеме продажи земель с/х назначения.

Сейчас 43% от опрошенных граждан Украины соглашаются с тем, что из-за моратория землю обрабатывают не собственники, а арендаторы, которые выращивают культуры, истощающие землю. 37% украинцев соглашаются, что после отмены моратория возрастут инвестиции в хранение и обработку урожая, что приведет к увеличению рабочих мест на селе. А 39% согласны, что отмена моратория позволит фермерам получить кредиты на развитие бизнеса под залог земли.

Ну и еще интересно посмотреть, кто из политиков на сегодняшний день активно топит против моратория и требует его отмены, а кто вцепился в мораторий зубами. Уже и конкуренция образовалась: Юлия Владимировна с Олегом Валерьевичем сшибаются рогами и соревнуются, кто продлит мораторий громче.

Остается слабая надежда, что они друг друга нарешті забодают.

Поділитися:

Цена, которую заплатишь лично ты

Юрій Гудименко

Дорогие мои друзья.

Когда вы рассматриваете кандидатов в Президенты, анализируя их предвыборные обещания, вы чаще всего забываете одну важную деталь. Некоторые кандидаты (не будем показывать пальцем, а то его потом мыть придётся) дают такие обещания, что цена его ВЫПОЛНЕНИЯ для страны выше, чем цена его НЕВЫПОЛНЕНИЯ.

То есть ряд кандидатов, из числа тех, кто осилили сформулировать свои обещания в осмысленные предложения (а это далеко не все кандидаты), дают на выбор ровно два варианта: либо данное обещание заведомо не будет выполнено (а это, говорят, плохо для политиков – давать невыполнимые обещания), либо же данное обещание будет выполнено такой ценой, что лучше бы оно не выполнялось никогда. И тот, и другой вариант – как бы так выразиться помягче, не то чтобы хороши.

Рассмотрим на примере.

Некая кандидат с билбордов обещает снизить тарифы на коммунальные услуги вдвое. Это обещание. Реальность такова, что Украина проходит период войны и реформ одновременно и зависит от кредитов МВФ. Кредитов относительно небольших – речь идет о миллиардах долларов, а не о десятках миллиардов, как в бытность этой кандидатки при власти, но речь не о том. Речь о том, что МВФ категорически требует не понижать цены на газ и, следовательно, тарифы, а повышать до рыночных и делать единую цену на газ, как в большинстве успешных стран. Понижение тарифов вдвое, как обещает нам кандидатка (кандидатесса?), делает двойную дыру в бюджете. Первая – газ, его транспортировка, процессы отопления, работа котельных и людей на них явно стоит денег, а так как этих денег будет теперь вдвое меньше, их придется откуда-то брать – урезать расходы на армию или пенсии, или ещё что-нибудь. А вторая дыра очевидна – МВФ пошлёт нашу страну и такую кандидатессу далеко и прямо, оставив нас с диким дефицитом бюджета. И как закрывать эту дыру будем, если одни международные партнёры нас пошлют? Экономическими реформами? Не смешите. Я и «Новый курс» читал, и действия той кандидатессы на посту премьер-министра помню. Это нереально. Дыра в бюджете останется. А дыра такого уровня – это невыплата пенсий и зарплат, это остановка поставок нового вооружения, это, скорее всего, новый Майдан. Я вижу только один реальный вариант – взять деньги у России. Она всегда готова. Миллиард-другой долларов за решение вопроса такого уровня – это даже не копейки, это пыль. Деньги дадут. И скидку на газ сделают. И приобнимут на трибуне, как тогда, во время грузинской войны, и на парад пригласят. Всё сделают, лишь бы украинская власть на международном уровне признала оккупацию Крыма или хотя бы прекратила упоминать о ней постоянно, забыла о разрушенном Донбассе, о тысячах погибших, не поднимала вопросы о новых санкциях и позволила бесперебойно поставлять газ в Европу.

Вот цена выполненного обещания. Всего-навсего сдача независимости Украины и возврат нашей страны в орбиту Кремля.

Невыполненное обещание плохо тем, что звучит уверенно, и массы могут повестись. Но это как раз тот случай, когда невыполненное обещание лучше выполненного. Интересно, какой из этих вариантов – не выполнить обещание (подумаешь, пообещать, главное, чтобы проголосовали!) или таки выполнить невыносимой для страны ценой – держит в уме госпожа кандидатесса.

Возьмём другое обещание другого кандидата, предположительно мужского пола. Даже два обещания. Одно обещает «избавиться от кредитного рабства МВФ», другое – «не продавать украинскую землю». Оба этих вопроса выводят нас туда же, куда и предыдущий случай. Про «кредитное рабство» мы уже говорили выше (деньги нужны, а кроме МВФ есть только один вариант, и это Россия). По земле позиция того же МВФ крайне проста: с Украиной при действующем моратории (запрете) на продажу земли со следующего года общаться никто не будет, точка. Странно сидеть на мешке денег и занимать ещё, а отмена моратория даёт украинской экономике такой пинок в развитии, а украинскому бюджету такой приток средств, что новые заимствования через годик-другой могут и не понадобиться вообще. Но в ближайшее время кредиты нужны как воздух, а если вдруг наш мужеложный кандидат станет Президентом и добьётся (хотя это и не в его полномочиях) продления моратория на продажу земли, то всё будет по той же схемой, что и с кандидатессой: дыра в бюджете – невыплата пенсий и зарплат – народ с вилами и факелами – поиск денег – выбор между дефолтом и деньгами, которые настойчиво суёт в карман северный сосед. Ну и выбор будет сделан не в пользу вил и факелов, понятно.

Это – цена выполненного обещания. Про многочисленные обещания установить мир всё уже многократно сказано. Мир может наступить или после победы, или после поражения. Про победу почти никто из кандидатов не говорит, а учитывая, что про мир трещат в основном кандидаты пророссийские, можно быть уверенным: да, они способны подписать с Россией мирный договор, это правда. Они способны выполнить обещание в этой части. Сдать Крым, сдать Донбасс, наплевать на павших и сплясать с Путиным на интересах украинской нации. Только вот в нашей стране слишком много людей, которые этого не простят. Слишком много тех, кто на попытку примирения отреагирует одинаково: патрон в патронник, предохранитель, Майдан, революция. Мира не будет. Будет война, только теперь по всей территории страны.

Вот ведь сюрприз, а. У всего на свете есть цена. Иногда она неочевидна, но она есть. И глядя на предвыборные плакаты с лозунгами и обещаниями, было бы неплохо задуматься о том, какая у этих обещаний может быть цель и цена.

Цена, которую заплатишь лично ты.

Поділитися:

Убытки от коррупции = убытки от моратория на продажу земли

Юрій Гудименко

Давеча представитель Международного валютного фонда в Украине отметил, что коррупция обходится нашему государству в 2% роста ВВП ежегодно. Без коррупции, по словам представителя МВФ, рост ВВП Украины составлял бы не 3%, а 5%.

Если для красоты подсчёта резко округлить ВВП Украины до 100 млрд долларов США (за прошлый год это было 112 млрд, если не ошибаюсь), то 1% ВВП будет красиво равен одному миллиарду долларов. То есть, по расчётам МВФ, потери от коррупции составляют два миллиарда в год.

Запомнили? Запомнили. Идём дальше.

Генеральный директор инвестиционной компании Dragon Capital и по совместительству президент Европейской бизнес-ассоциации Томаш Фиала (да не уподоблюсь вовек) считает, что отмена моратория на продажу земли и появление цивилизованного рынка земли даст Украине до двух процентных пунктов ВВП. То есть – в наших упрощённых цифрах – те самые два миллиарда долларов. И в случае с коррупцией (присутствующей), и в случае с рынком земли (отсутствующим) речь идёт об одном и том же: и там, и там минус 2% ВВП по году. И там, и там речь идёт о росте экономики – несомненно, благом деле, о наполняемости бюджета, об инвестициях и вообще о развитии.

Не вдаваясь в лишние подробности, каковых много (не учтены побочные потери от коррупции, не учтены, скорее всего, позитивные влияния от появления рынка земли, которые в частности приведут к ломке коррупционных схем и как следствие дополнительному росту инвестиционной привлекательности и как следствие бонусному росту ВВП, и так далее), эти позиции – рынок земли и коррупцию – можно сравнить как минимум по двум параметрам: по финансовому и по медийному. И если по финансовому всё примерно поровну – 2% ВВП против 2% ВВП, то в медийном…

В медийном поле все кричат про коррупцию, про коррупцию, ещё раз про коррупцию и ещё немного про коррупцию. Политики кричат про коррупцию, журналисты кричат про коррупцию, активисты, блогеры, чиновники – все, все в один голос борются за звание дома высокой культуры и быта, то есть тьфу, за те самые два процента ВВП. Про те же самые 2% ВВП, про те же самые два миллиарда долларов, только за счёт рынка земли, кричащих почти нет. Одинокие активисты. Чуть менее одинокие журналисты. Ну и партия «Демократична Сокира», куда ж без неё.

Из сотен политиков, орущих про коррупцию, про необходимость свободной продажи земли осмеливаются говорить единицы. Тема нерейтинговая. Тема токсичная. Народ – он завсегда рад покричать про коррупцию, ворующих чиновников, казнокрадов и так далее. То, что убытки от коррупции оцениваются ровно в такую же сумму, что и убытки от моратория на продажу земли, народ не гребёт ни грамма. По разным оценкам, свободный рынок земли поддерживают от 15 до 25 процентов населения Украины. Коррупцию же по соцопросам регулярно называют в тройке ключевых проблем Украины. И там, и там речь идёт про деньги. И там, и там – про одинаковые.

Но это ж ПРОДАВАТЬ УКРАИНСКУЮ ЗЕМЛЮ. Это же ИНОСТРАНЦЫ ТУТ ВСЁ СКУПЯТ. Это же НАШИ ЧЕРНОЗЁМЫ САМ ГИТЛЕР ВЫВОЗИЛ. Это же неодобрение большинства общества по большинству соцопросов.

И Тимошенко, Гройсман, Ляшко, Мураев, Новинский и прочие, прочие, прочие в один голос кричат про то, что украинскую землю продавать, конечно же, нельзя, вот эти все тезисы про Гитлера и иностранцев, поэтому вся эта риторика. А ещё потому, что с коррупцией-то можно бороться бесконечно. Бороться – это же процесс, а в мире, так уж сложилось, нет ни одной страны, полностью победившей коррупцию. На выборы с лозунгами о борьбе с коррупцией можно идти хоть в Швеции, хоть в Швейцарии. А вот лозунг о продаже земли, который стоит в процентах ВВП и миллиардах долларов примерно ту же сумму – это токсично, это да. Хотя о том, сколько коррупционных схем обрушит рынок земли (см. «Геокадастр»), насколько поменяется состав парламента без мажоритарщиков, доящих пайщиков на своих округах – это отдельная песня, даже вне тех самых двух миллиардов ВВП по году.

Но нет.

Поэтому когда вы слышите возгласы про борьбу с коррупцией, знайте: речь идёт про вполне конкретные деньги. Про те же, что лежат и в рынке земли. И то, что вам полощут мозги борьбой с коррупцией и умалчивают про рынок земли, который в абсолютных деньгах стоит столько же, означает только одно.

Никто из говорящих не хочет победы над коррупцией. Никто из говорящих не хочет, чтобы в бюджет попали деньги. Всех интересуют только ваши голоса. Точка. Больше ничего.

Вы – всего лишь ушастая галочка в бюллетене.

Поділитися:

А что там у ПАПы? Небо и земля

Олена Монова

Тут недавно нашими вкрай зубожілими палестинами пронеслась зрада ураганной мощи: бедные, но чисто одетые, туристы с половинкой чемодана не смогли взлететь. Не потому, что у них жопа толстая и чемоданы тяжелые, а потому, что самолетов на всех не хватило. Ну, закончились самолеты, так бывает. И застряли наши туристы в терминалах, как Том Хэнкс. В одной руке чемодан, в другой авиабилеты, в глазах ярость пополам с мечтой о море. Конечно же, все сразу стали лаяться: костерили авиакомпании, туроператоров и, конечно же, по привычке Порошенко и сына его.

Как всегда, разобраться в ключевых причинах нештатных для пассажиров ситуаций нам помогут цифры (на которые, как мы помним, хорошо ловить долбо*бов). А цифры неумолимо говорят нам о резком скачке количества украинских туристов, желающих отдыхать за границей. Статистика только авиаперевозок дает картину высоких темпов роста пассажиропотока, что очень сложно связать с тотальным зубожінням, о котором все время говорят некоторые большевики любители бабушки с вареником (извините за неэстетичный каламбур).

Один только международный аэропорт «Борисполь» за первое полугодие 2018 года обслужил 5 570 000 пассажиров (это на 18,3% больше, чем за аналогичный период 2017 года). И рост пассажиропотока наблюдается не только в «Борисполе», а по всем аэропортам.

Например, из аэропорта Львова за первые шесть месяцев 2018 сделали вжжух! 651 000 пассажиров, что на 50,9% больше, чем за соответствующий период в минувшем году.

Бьет рекорды аэропорт «Харьков»: в мае пассажиропоток составил почти 89 000 человек, в июне — уже 114 600 пассажиров. Это на 38% больше, чем за аналогичный период 2017 года. В 2018 к рейсам из Харькова добавилось несколько новых направлений — в Милан, Дортмунд, Тбилиси, Барселону, Римини и Катовице.

По данным Мининфраструктуры, по сравнению с 2015 годом поток украинский туристов вырос вдвое. В воюющей стране. За три года пассажиров внезапно стало в два раза больше. Это все, что нужно знать о тотальном обнищании в Украине. Мы даже зубожіємо так талантливо, что авиакомпании оказываются не готовыми обеспечить такое количество транспорта, чтобы обслужить все оговоренные с туроператорами рейсы.

Ладно, пора возвращаться на грешную твердь. Оставим небо и шлепнемся на землю. Поговорим о том, доживем ли мы до рынка земли и до отмены моратория на продажу земель с/х назначения. А ситуация давно зашла в глухий кут.

Запуск рынка земли фактически заблокирован мощными и непрекращающимися информационными кампаниями, которые ведутся в интересах арендаторов земель. ВРУ, начиная с 2002 года, находится под жестким лоббистским прессингом земельных баронов, исправно накладывая мораторий на продажу земли. Из месяца в месяц, из года в год.

Цивилизованный рынок земли с прозрачными правилами? Нет, не слышали. Хотя давно уже пришло время говорить и действовать в интересах не арендаторов, а владельцев земли. А ситуация на сегодняшний день такова, что 6 900 000 владельцев земельных паев в Украине, по утверждению специалистов Всемирного Банка, получают за сдачу в аренду своих земель едва ли не самую низкую плату в Европе.

Значительная часть этих владельцев — пожилые люди, среди которых многие не имеют наследников. Они оказались в ситуации, когда есть реальная угроза никогда не воспользоваться своей землей в полной мере, если подобная политика будет продолжаться. Именно эта прослойка населения больше всего потерпає от существующего положения дел.

Кстати, были уже и прецеденты обращений в ЕСПЧ: в 2015 году с иском в ЕСПЧ о нарушении их прав обратились галицкие пенсионеры 71-летняя София Зеленчук (Ивано-Франковск) и 79-летний Виктор Цицюра (Тернополь), которые получили небольшие участки сельскохозяйственных земель по наследству в 2000 и 2004 годах соответственно. И получили сертификаты собственности на них в 2007 и 2008 годах. Оба участка были сданы в аренду компаниям. София Зеленчук получала «плату» по аренде в натуральном виде (!!!) — зерном или подсолнечным маслом, тогда как Виктор Цицюра получал арендную плату в размере от 20 до 36 евро за гектар. И вот недавно был результат: 22 мая 2018 года Европейский суд по правам человека признал, что имеющийся в Украине мораторий на продажу сельскохозяйственных земель нарушает права человека.

Судя по обнародованным результатам исследования GfKUkraine, проведенным в марте-апреле 2018 года, в последнее время все заметнее стали тенденции к кардинальному изменению отношения среди украинцев к проблеме продажи земель с/х назначения. Сейчас 43% от опрошенных граждан Украины соглашаются с тем, что из-за моратория землю обрабатывают арендаторы, а не собственники, которые выращивают культуры, истощающие землю. 37% украинцев соглашаются, что после отмены моратория возрастут инвестиции в хранение и обработку урожая, что приведет к увеличению рабочих мест на селе. А 39% согласны, что отмена моратория позволит фермерам получить кредиты на развитие бизнеса под залог земли.

Ну, и еще интересно посмотреть, кто из политиков на сегодняшний день активно топит против моратория и требует его отмены, а кто вцепился в мораторий лабутенами зубами. Но с этим вы и сами отлично справитесь.

На сегодня это все, далі буде, шануймося.

#а_что_там_у_ПАПы

Поділитися:

Сюрреализм украинского рынка земли

Никита Соловьев

На мой взгляд, ситуация с рынком земли очень хорошо описывает в целом поведение наших властей, особенно представителей ныне мейнстримной Винницкой школы экономики. Вот пинок от МВФ уже рискует приобрести характер катапульты, поэтому придется таки снимать мораторий и запускать рынок. Ну, или, как минимум, максимально убедительно демонстрировать движение в этом направлении. Но при этом обязательно нужно максимально пересрать этот рынок любым возможным регулированием, чтобы, не дай, Бог, рынок не заработал сам без чиновников.

Итак, цитата:
«Я ніколи нікому не дозволю, не буде моєї ініціативи продажу української землі. Я можу допустити єдине – щоб цю землю мав можливість купувати і продавати український фермер, і то в обмеженій кількості, і це має бути українець, а не іноземець. Я не прислужуватимусь ніяким латифундистам і карабасам-барабасам, це принципова позиція».

Видимо, рассказ о барыгах, спекулянтах и коммерсах просто вырезали при вычитывании выступления в рамках “Години запитань до Уряду” в Раде как немного преждевременный.

То есть уже видно, что, кому можно покупать, а кому нет, будет по каждому гектару решать тройка из парткома, профокома и месткома. Которые, как не сложно догадаться, и окажутся основными бенефициарами новелл. Ну, и умельцы работать в наших сюрреалистических условиях с землей, известные как агробароны.

Потому что только из этой одной цитаты уже видно, что:

  1. только физлицам, никаких юриков;
  2. не больше фиксированного (зная авторов, наверняка небольшого) клина в одни руки;
  3. только гражданам Украины.

Если кто-то считает, что именно вот этот порядок называется “рынок”, то его злобно обманули. Это называется “базар”. И совершенно очевидно, что на этот базар никто не будет заходить, чтобы работать вдолгую, вкладываясь на десятилетия. Зато контроль останется. Чиновники при деле, за народным добром будут бдить. Ну, и агробароны не пострадают, можно не переживать.

Причем, что самое обидное, скорее всего, продать МВФ такой вариант вполне удастся. Так что все довольны будут. И Кабмин, и МВФ, и агробароны. Опять же удобно будет рассказывать электорату, как от супостата родную землю защитил.

Поділитися:

Об украинском черноземе замолвите слово

Тарас Котов

Очень странно удивляться, что украинский чернозем теряет кондиции.

  • Нет собственника.
  • Нет рынка.
  • Нет адекватной цены.

Регулярно звучит про разные варианты рейдерства, связанного с договорами аренды. Да и без них.

С точки зрения дилеммы заключенного, нет никакого выбора соблюдать посевную дисциплину, а не прожигать каждый раз как в последний раз.

Вот так это и работает.

 

Поділитися: