Сегодня ж девочкам всё можно, да?

Тетяна Кохановська

Не прополитику. А вот если вознамерилась написать про восьмомарта – так это что? прокультуру? Неясно.

Смотрите, вот ведь как интересно с этим праздником. Из него вроде как выхолостились все смыслы, а некоторые коннотации так даже и отторжение вызывают. А он все же есть на наших территориях, вот даже выходной день, как оказалось (а я-то думала, что уже нет). Мы давно равнодушно стряхнули с ушей “Великий октябрь”, витально и брутально перевели “Первомай” по ведомству то ли картошки, а то ли шашлыков\каникул в Европе. Мы даже предприняли коллективное усилие и под водительством неистового Інституту Нацпам’яті демонтировали жуткий культ-кенотаф “Великой Победы”, наполнив _8_ мая цивилизованным и гуманным смыслом. А этот восьмомарт единственный сохраняется из числа советских культов и ритуалов. Причем он ведь и был-то в совковой иерархии так себе, завалященький, ни с официозным Октябрем не сравнить, ни со всенародно любимым НГ…

Вот почему так, а? Чем он держится за наши сердца? Какой потребности отвечает? Мне кажется, полезно было бы немного его подумать. Во-первых, следует осмысливать реальность, данную в ощущениях, а не отмахиваться от нее. Во-вторых, если он существует, вопреки смысловому вакууму, то разные люди все равно будут наполнять его разными смыслами. Не хотелось бы, чтобы он превратился в еще один повод для холиваров, ага. Общество и так колбасит буквально от всего, где возможен хоть какой-то разброс мнений, до пены на губах.

Что я вижу как культуролог? Что традиционалистская часть общества все равно смущенно, но помахивает букетиками и оммажами женщинам, преодолевая отвращение к марксизму и простую давнюю тошноту от совковых мимоз и тюльпанчиков для училки. А стремящаяся к обновлению (из тех, кого часто зачисляют в левые) пытается вернуть восьмомарту изначальный цеткино-люксембургский смысл и призывает на некие марши за права и все такое. Смысл сопротивляется, потому что вязнет в букетах и конфетах.

А очень, очень, слишком многие помалкивают, но сопя тянут в норку букет и конфетку и, кажется, думают что-то вроде “а я все равно буду, потому что привык(ла) и мне _нравится”. И если я права, вот тут мы сталкиваемся с очень, очень серьезным делом. Потому что привычки – их можно поменять, приложив коллективное усилие. Но “нравится” – о! От “нравится” люди отказываются крайне неохотно. И ополчаться на “нравится” без серьезнейших оснований не стоит. Не помогут ни заклинания неистового ІНП, что праздник от комми, а значит – зло. И призывы пламенных феминисток тоже не помогут, потому что если человек любит и ценит в этом празднике букет-конфетку, так он, даже сочувствуя идеям феминизма, все равно будет отторгать новое смысловое наполнение.

И все же, почему он такой стойкий? Я вот заглянула в себя поглубже. И знаете что? А возжелай я как-то концептуализировать для себя восьмомарт, ни один из предложенных вариантов мне не годится.
Понимаете, я глубоко равнодушна к феминистической борьбе. С тех пор, как женщины имеют избирательное право, равное с мужчинами, вектор обозначился неотвратимо, и полное равенство – вопрос времени. Я уважаю тех, кто подгоняет перемены, уважаю их борьбу, но мне неинтересно (да, живи я где-нить в странах ислама, может, думала бы иначе – но так там все общественное устройство архаично, не только аспект гендерного равноправия).

Что остается? “Прекрасные наши женщины, матери и берегини, в этот день…” Бее, еще хуже. Курва, я и так в курсе, что женщина. Вот каждый месяц природа напоминает. Ни малейшего энтузиазма по этому поводу не чувствую. А неистребимый привкус совка с его “как мать говорю, как женщина” и неотвратимо-мучительными букетами для училки – олицетворения этой самой совковой фигуры Женщины вызывает немедленные рвотные спазмы.

Но вот ведь что удивительно! Мне существующий неконцептуальный восьмомарт все же не противен. Даже больше скажу – у меня вот и тюльпашки стоят в вазе, смешные и растрепанные.

Почему так? А думаю потому, что весна. Пришла весна, и мы начинаем оживать и хотеть. Яркие краски, потому что цветовой авитаминоз, радоваться простой радостью как зверушка. Почему? Да потому что зиму пережили, вот почему!

Понимаете, мы, человечки, – вообще-то изначально экваториальные зверушки. Всякие циркумполярные зоны с их резкой сменой сезонов – совершенно не наша комфортная зона обитания. Наше – экваториальный и субэкваториальный климат. Тепло круглый год, изобильный пищей биотоп – вот то, что сформировало нашу физиологию. Нашу_тварную_ природу.

Но человечество упорно расселялось дальше и дальше на север, далеко за изотерму января, аж до зоны вечной мерзлоты. В скудное лето и в жуткую, совершенно бесчеловечную, то есть отторгающую бедного экваториального приматика, зиму. И это стремление, этот челендж, и сделало человечество тем, чем оно есть. Разительно преумножив разнообразие укладов и культур, отточив адаптивные механизмы, заставив двигать цивилизацию вперед. Вот уж точно, “выйди из зоны комфорта”.

Мы на этом пестром и разнообразном лоскутном одеялке зон обитания человечества не слишком в экстремальных условиях, конечно. Не только инуитам с айнами, финнам с норвежцами тоже, пожалуй, покруче нашего приходится. Но все же мы за изотермой января. У нас не поживешь на улице круглый год, как в Мумбае. Не побегаешь в легкой курточке, как в блаженном Средиземноморье.

У нас зима полновесная, циркумполярная, и под белым одеялом снегов (или без оного) спят деревья и травы и даже некоторые животные, полностью меняют уклад жизни остальные, а также отчасти людское население. Мы живем рядом с бобром и медведем, полевкой и синичкой – но они тут изначально дома, они приспособлены. А мы – нет, мы – пришлые. Горожан это касается не так всеобъемлюще, но тоже касается. И сейчас если вопят от радости синица и ворона за окном, так у нас тоже есть основания.

Итак, как ни крути, мы – культура смены сезонов.
А значит, в культурных практиках будем все время воссоздавать праздники, отмечающие смены сезона. Вот сюда, в эту вековечную и естественную потребность, и угодил глупый совковый восьмомарт.

Мы сделали это снова – пережили зиму! С праздником всех! Не стесняйтесь – нюхайте цветы, бегите на марши и демонстрации в защиту прав, на крайняк откройте пивной сезон – да что угодно, что может вас порадовать.


Татьяна Худякова

Под шумок великого праздника счастливых обладательниц вагин, хочу расплескать немножко ненависти. Сегодня ж девочкам всё можно, да?
Проснёшься утром, откроешь ленту и вспучивается в тебе ненависть. Чистая такая, звенящая хрустально. Искренняя.
Да, я знаю, что ненависть это плохо.
Да, я в курсе, что надо быть на позитиве, понять бы ещё что за хрень этот ваш “позитив”… Положительно заряженный ион? Иди дружелюбный оскал, приколоченный гвоздями в уши?
Да, я совершенно четко отдаю себе отчет, что всё х*ня, кроме пчел, и что “якось воно буде”, и что “ты у себя одна”, но, сцуко, я никогда не была хорошей актрисой. Простите.

Огосподи, как я ненавижу эту всю срань, которую выносит на берег моего маленького усталого мозга интернет.
Эта Юля, которая то надувается, то сдувается как иглобрюх-истеричка.
Которая 3,14дит чаще, чем делает вдох.
Которая не брезгует вообще ничем, голыми руками набирает полные жмени говна и швыряется им в оппонентов.
А потом этими же руками, грязными, вонючими, хватает смачные обицянки и кладёт их в растопыренные клювики долбоё*ов.

Ненавижу Вовчика этого, брызнувшего как нежданно лопнувший фурункул.
Был себе мелкий упырёк, когда-то даже смешной, а теперь аж целая персона.
Не в тапки срать, какой опасный конкурент, дурило хрипатое, двух слов связать не умеющее. И мордочку ещё постоянно облизывает, ящер хуев.

Усатого этого тоже ненавижу. 3,14дливый импотент, настолько упоровшийся на “продаже излишков”, что в 14-м даже пластмассового “дубка” не хватало, ВСЁ покупали сами. Одежду, обувь, каску.
Теперь воно бежит как голый в баню новой армией покомандовать, там дохрена же излишков накопилось, надо шото делать.

Ненавижу начальника своего.
Потому что нытик и мямля. Потому что 20 лет делал вид, что служит в армии, откинулся в 40, а теперь ещё 26 лет ноет, что всё ему х*во.
Он даже “Украина” сказать не может. “Эта страна” у него. Смекаете?
Разожрал е*лет на почти 200 кг и страдает, что “в этой стране” курток на него нет. Ну бля…
Хватит жрать как не в себя, сука.
Вылазь из машины, ходи на работу пешком. Или научись сам куртки шить на бегемотов.

Да я капец не корректна, я в курсе.
Но если есть проблема – реши её или завали хлебало.
Ненавижу людей этих, которым коммуналка- 3,14дец дорого, но “как я могу без ежедневной ванны”?
Ну я же могу как-то?
Принять душ – это два ведра воды. Ванна – 15. Дорого? Экономь.
Не хочешь экономить – 3,14дуй зарабатывать больше. А потом снова экономь, потому что ВСЁ дорого. Дёшево только сдохнуть под мостом. Выбирай.

Ненавижу себя за эту ненависть.
Вот нахрен они мне все сдались? Говорить им что-то, доказывать, убеждать, рисовать блок-схемы.
Я везде выживу. Потому что я хочу выжить. Потому что люблю вкусно кушать, путешествовать и хорошую обувь.
А если не смогу на это всё, то умерю аппетиты. Приготовить 3 блюда из одной сраной курицы я тоже умею, проходили и это, и бульонные кубики.
Как же достали эти грёбаные страдальцы.
В 90-е мы варили в общаге один суп на десятерых. И жрали его. И знали, что никто нам ничего не принесёт и не подарит. Что если совсем жопа – иди улицы подметай, учась в аспирантуре.
Ненавижу е*анатов, которые бегают на красный свет и которые садятся за руль бухими. Хочешь убиться – сигани с крыши, при чем тут окружающие к твоему уе*анству?

Ненавижу многое и многих.
И не хочу начать их любить или хотя бы умножить на ноль. Этих недоэволюционировавших приматов если не пинать и не драконить, они снова на пальмы залезут и начнут подтираться лопухом. Требуя при этом жратвы, зрелищ и куртку.

В общем, с праздником, ага.
И с традиционным оптимизмом – каждый спускает свою жизнь в сортир любым удобным ему способом. Только я вот против смыться с кем-то за компанию. Ненавижу такое.

Обнимашки 😆

Автори