Европа и медведь. Ода глубокой озабоченности

Гліб Бабіч
Глеб Бабич

При всех своих коррупционных и финансовых особенностях и “мировой принадлежности” ФИФА, прогнувшаяся в неудобной позе перед Россией, – это отражение современной Европы. Да чего там, современной, отражение некоторых европейских традиций последнего столетия.

Европа любит комфорт, труд, торговлю и накопления. Все, что создаёт этому угрозу, – дискомфорт, который нужно устранить любым путём.

Если угрозу создаёт какая-либо сила, с ней нужно договориться, пойти на компромиссы и как можно больше торговать. Жирные торговые отношения всегда считались самой надёжной защитой от конфликтов. Чему бы не учила история последнего тысячелетия. И особенно столетия.



Раньше было проще. Нравы были жестче. И если с потенциальным врагом что-то не складывалось – приходило время пушек и стальных когорт. Дух викингов, варваров и римских легионеров ещё не выветрился окончательно, и вопросы решались методом “булавой по зубам” в союзе “по интересам” с близкими или дальними соседями.

Похоронив общими усилиями в 1945-м последнюю европейскую “отмороженную диктатуру”, добрые бюргеры остались наедине практически с единственным монстром, представляющим реальную угрозу, – СССР.

Не всегда трезвый северный медведь иногда вел себя буйно – рычал и брызгал слюной, махал атомной дубиной, но, в принципе, был зайчиком и в прямую драку не лез. Кроме того, у него можно было выгодно купить кучу полезного и продать ему массу излишков.

Поэтому, вооружившись, на всякий случай, и чувствуя за спиной поддержку заокеанского гиганта, Европа начала привыкать к северному не вполне адекватному соседу. Привыкать, торговать, театрально всплескивать руками от его вероломства (не в Европе же) и снова торговать. Ну, и развивать всяческие цивилизованные отношения. В том числе спорт, футбол – ага.

Было слегка стремно, но ничего серьёзного не случалось долгие годы. И к монстру реальному постепенно начало складываться телевизионно-мультяшное отношение. Страшно, но вполне безопасно.

Позже пришли Горби и перестройка. Опасность стала стремительно падать, а торговля так же стремительно расти. Потом СССР помер. Ельцин, СНГ, открытые двери, продаётся все, и вообще – “россия наш!”

Европа радостно воткнула штык в землю и занялась тем, что умеет лучше всего, – трудом, торговлей и накоплением. Для увеличения собственного комфорта.

Медведя назвали сапиенсом. Большая семерка стала большой восьмеркой. И все дружно повернулись к слегка очеловеченному мишке спиной. Мишка немного обалдел от такого неожиданного профита и стал с интересом осваивать новую кормовую базу.

Пока в расслабленную, и потому очень толерантную, Европу тихо входили колонны нетолерантных эмигрантов, она строила странный мир повышенной терпимости, где априори нет войны и угрозы масштабного насилия. И в котором хорошо трудиться и торговать.

Поэтому воскрешение и адскую трансформацию монстра Европа блаженно проспала. Собственно, Штаты тоже малость ослабили внимание, озаботившись Китаем. Но эти парни не доверяют вообще никому и надеются только на себя. Поэтому винчестер чистили регулярно, порох держали сухой и качественный и, вообще, следили за арсеналом и крепостью мышц.

А старушка Европа, в футболке с пацификом, шортах и сандалиях, по дороге с пляжа в банк обнаружила, что в подворотне её ожидает не привычный эмигрант с оплеухой, а вполне себе упакованный в хаки, обвешанный оружием и БК “северный мишка” из телевизора. Непредсказуемый, отмороженный, наглый. Считающий своим все, что не прибито. Или то, что имеет слабую охрану. Уже вломившийся к соседям и примеряющийся к прочим окрестностям.

О, Боже, что же делать? Наверное, Европа бежит на задний двор, где ржавеет штыком в землю её старое ружьё? Наверное, кровь викингов, варваров и римлян взыграла, и когорты начали сплачиваться?

Что вы! С викингами и центурионами в колыбели белой цивилизации нынче проблемы. Они отличные экономисты, адвокаты, коммерсанты, экологи, маркетологи и специалисты по по правам всех во всем. Поэтому очень плохо представляют себя с мечем и в латах.

Тем более, что Черчиллей старушка больше не рожает. В основном Чемберленов. Готовых жертвовать другими, чтобы пропетлять между угроз самому. Уверенных, что если дикого, уже хапнувшего живой крови медведя кормить (в обмен на ягоды и мёд из его леса), он тебя ни за что не сожрет. Вы ж договорились? Вы ж с ним саммиты проводите, где все-все ему объясняете про общечеловеческие ценности и взаимовыгодное сотрудничество? И не важно, что медведь глухой, но злой и голодный.

Недавно медведь вытерся по нужде одной из ваших договоренностей. Когда попытался сожрать соседа, обрушил часть его жилья и мимоходом сглотнул лайнер, летевший из цивилизации в цивилизацию. При Вашей гарантии безопасности.

От пока сбил один самолёт с вашими гражданами.
Он пока попытался подмять одну страну, которая пыталась стать частью вас.
И уже убил там десяток тысяч жителей центра Европы.
Он смеется, и говорит вам в лицо, что “может повторить”. Его танки и подержанные иномарки до сих пор “едут на Берлин”.
Для него вы “гейропа”, ” толерасты”, смешные наивные слабаки. Нынешние “терпилы” и завтрашний корм.

Он улыбается, глядя на ваши натужные “санкции” и явное ожидание поводов их снять.
Он ржет в голос, когда слышит словосочетание “глубокая озабоченность”.
Он радуется, когда видит ваше отношение к Украине – вынужденное и для многих тягостное “союзничество”.
Вы часто и с цветами ходите в дом убийцы – ну, там, в футбол поиграть или договориться о гешефте.
И брезгливо отворачиваетесь от правды, которую говорим вам мы. И которую вы сами знаете.
Единственный и упертый форпост Европы.

Мы выстоим – никуда не денемся.
Но вы же опытные старые решалы, правда? Должны иметь план ” Б”. На всякий случай.

Я так, чисто поинтересоваться, – если что, вы сдавать себя мишке на корм с кого начнете? С Прибалтики и Польши, по стандарту? Или всё-таки с чехов начнете? Чтобы не нарушать традиции? Или на саммите каком-нибудь в присутствии медведя выберете жертву голосованием?

Милая Европа. Ты умница и трудяга. Но что-то в тебе разладилось нахрен. Куда-то пропало твоё нордическое достоинство, римская гордость и лихость викингов. Мне трудно объяснить в понятных тебе терминах слово “терпила”. Но его очень хорошо растолкует твой северный партнёр. Где-то между матчами мундиаля, который вне политики. Объясню одно. “Терпила” – это тот, кто терпит насилие, наглость и произвол по нарастающей. В попытке отодвинуть худшее. Которое неизбежно и обязательно случается. Потому что “терпилы” для этого и существуют.

И брось смотреть сериалы. Смотри хронику бомбежек Лондона, оккупации Франции, польских гетто и концлагерей. Надо подготовиться и освежить память. Потому, что европеец Гитлер покажется тебе сущим ангелом. По сравнению с диким, начинающим сатанеть от безнаказанности медведем. Без роду, племени и “европейских корней”. Ты – пища. Он считает себя вершиной в пищевой цепочке. Поэтому исход предопределен.

Если, конечно, не вычистить заброшенное ружьё. Не поддержать по-полной бьющихся с отморозком соседей. И не обложить угрозу вглухую – так, чтобы дышать стало нечем.

Тогда да. Наступит время спокойно трудиться, торговать и копить. В благоденствии и комфорте. Как достойным потомкам старой боевой Европы.

Тогда я сложу другую “оду”. Настоящую.

А пока играйте с медведем в футбол. Только регулярно пересчитывайте конечности. Вдруг отхватит какую с голодухи или сгоряча. И самолёты тоже пересчитывайте, советую. И за карманами в промежутках следите.

А то нам придётся испытать чувство глубокой озабоченности. А оно надо?

P.S. А фотография просто для привлечения внимания. Это мирный молочник. Европа. Лондон.

Фото Фреда Морли. 1940 год. Лондон. Последствия операции ” Блиц”.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial